ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Но никто не может подтвердить, где вы были между двенадцатью и двумя?

Она пожала плечами.

- Может, кассир в супермаркете, но туда я уже на обратном пути завернула, после прогулки. А что, я становлюсь подозреваемой? - с вызовом спросила она.

- Не исключено, - беззаботным тоном произнес я. - Еще один вопрос. Вы можете показать мне ключ от своей квартиры?

Дебра Митчелл недоуменно нахмурилась, но уже в следуюшее мгновение улыбнулась и снова вскинула голову. Она знала, что при этом её волосы красиво разлетаются и ниспадают на щеки. Не будь я так поглощен своими расспросами, жест этот не оставил бы меня равнодушным. - Если это новый жульнический способ втереться в доверие, то я не клюну, - сказала она, прищуриваясь и забавно морща носик.

- Я не против того, чтобы втираться в доверие к красивым женщинам, признал я, - но только во внерабочее время. Я хочу только взглянуть на ваш ключ - я даже трогать его не буду.

Дебра покачала головой, словно потакая капризу младенца, затем встала, подошла к столу, выдвинула ящик и достала из него кожаную сумочку.

- Вот, пожалуйста, - сказала она, - зажав головку ключа двумя пальцами и покачивая цепочкой. - И о чем вам говорит его облик?

- Обо всем, что я хотел знать, - ответил я, с первого взгляда заметив, что её ключ даже отдаленно не напоминал своего собрата, покоившегося в моем кармане. Потом я поблагодарил Дебру за внимание и уже собрался встать, когда она меня остановила.

- Прежде чем вы уйдете, - с неожиданной робостью произнесла она, - я хотела задать вам один отвлеченный вопрос. Можно?

Я кивнул, и она продолжила:

- Возможно, вы слышали, когда вошли, как я говорила по телефону. Речь шла о нашей передаче - шоу "Entre Nous". "Между нами", то есть. Мы лишились очередного гостя - изобретателя из Дакоты, - и я хотела спросить, нельзя ли пригласить вместо него Ниро Вулфа. Я знаю, что он никогда не выходит из дома, но мы приехали бы к нему сами. У него на это ушло бы...

- Исключено, - я с улыбкой помотал головой. - Мистер Вулф охраняет свой покой, как целая свора свирепых доберманов. Вдобавок он терпеть не может телевидения. Чудачество, скажете, но такой уж он у нас. Эксцентрик, знаете ли.

Я не добавил, что Вулф не в меньшей степени не выносит, когда в его доме кишат женщины.

- И вот ещё что, - сказал я, уже стоя в дверях. - Вам не знакома эта вещица? - Я вытащил из кармана найденный в квартире Чайлдресса ключ и показал ей.

Дебра Митчелл взяла ключ и внимательно осмотрела.

- Нет... Это не мой, - голос её звучал озадаченно. - А в чем дело?

- Так просто. Что ж, ещё раз спасибо.

Напоследок она вновь попыталась закинуть удочку насчет съемки Вулфа, но я держался стойко, и она сдалась. Я в третий раз поблагодарил её за внимание и долготерпение, после чего мы наконец распрощались.

Шествуя по коридору к лифту, я раздумывал над двумя качествами Дебры Митчелл: красотой и твердостью духа; последнее особенно меня поразило полным отсутствием признаков горя из-за смерти человека, за которого она собиралась выйти замуж.

Глава 5

Поскольку Вулф не расписал порядок, в котором мне следовало навещать подозреваемых после встречи с Деброй Митчелл, я решил (в свете рассказанного ею) заскочить к Патрисии Ройс. Однако первым делом я завернул пообедать в свою излюбленную забегаловку на Седьмой авеню неподалеку от Сорок восьмой улицы; я посещал это заведение уже невесть сколько лет. За стойкой стоял Бенни, угрюмый детина, не уступающий по габаритам Вулфу - я помнил его с тех времен, когда паромная переправа к статуе Свободы на Стейтен-айленд стоила всего пять центов.

Сандвич с ветчиной и сыром был, как всегда, на уровне; не уступал ему и пирог с рыбой, который я запил холодным молоком.

Согласно адресу, который дал мне Винсон, Патрисия Ройс проживала в Ист-Виллидже между Второй и Третьей авеню. В двенадцать сорок пять такси высадило меня перед четырехэтажным домом, знававшим лучшие дни. По крайней мере, недавно перекрашенные здания по-соседству смотрелись рядом с ним как новенькие.

Поднявшись по ступенькам в сумрачную прихожую, я нажал кнопку звонка напротив таблички "РОЙС 2-В". Несколько секунд спустя прозвучало глухое "Да?"

- Меня зовут Арчи Гудвин, - представился я переговорное устройство. Я хотел побеседовать с вами по поводу Чарльза Чайлдресса.

Молчание. Затем послышалось нечто вроде "Я щас спущусь". Не услышав жужжания открываемой двери, я понял, что мне предлагалось подождать в прихожей. Ожидая, я попытался отомкнуть дверь ключом, который унес из квартиры Чайлдресса, но он не подошел. Примерно через две минуты, показавшиеся мне четвертью часа, за стеклянной дверью нарисовалась светловолосая бледнолицая женщина с синими глазами; она была в джинсах и тенниске с эмблемой Бостонского колледжа. Возраст неопределенный - от двадцати пяти до сорока.

- Что вам нужно? - спросила она меня из-за двери.

- Вы Патрисия Ройс?

Она кивнула, но открывать не спешила.

- Я расследую смерть Чарльза Чайлдресса, - сказал я, говоря громче, чем следовало бы. - Можно мне войти?

- Вы из полиции? Ко мне уже приходили.

- Нет, я частный сыщик и служу у Ниро Вулфа. - Я извлек из кармана закатанное в пластик удостоверение и показал ей через стекло.

Патрисия Ройс пожала плечами. Затем тяжело вздохнула и открыла дверь.

- Про Ниро Вулфа я слышала, - сказала она, - да и ваше имя мне знакомо. Не знаю, что тут расследовать, но, раз уж вы пришли... Пойдемте.

Тон её звучал не слишком вдохновляюще, но я поспешил воспользоваться приглашением, пока она не передумала.

Лелея по пути свое поцарапанное самолюбие, я последовал за ней в квартиру на втором этаже. Патрисия ввела меня в крохотную гостиную, обставленную в ультрасовременном стиле. Меня усадили на металлический с кожаной обивкой стул, который выглядел (и оказался) страшно неудобным, а сама Патрисия пристроилась на диване, изготовленном по спецзаказу человека, сложенного пополам под прямым углом.

- Я очень признателен за ваше согласие поговорить со мной, - начал я. - Должно быть, вам тяжело пришлось в последние дни?

- Да, - кивнула Патрисия Ройс, разглядывая поношенные передки кроссовок. Голос у неё был певучий. - Скажите, вы с мистером Вулфом представляете какую-нибудь страховую компанию?

- Нет. Наш клиент - частное лицо, считающее, что мистера Чайлдресса убили.

- Да что вы? Господи, и кому только такое могло в голову взбрести? На её не знающем косметики лице - вполне, впрочем, приятном, - не отразилось ровным счетом ничего. Глядя на нее, я с упоением разглядывал веснушки, щедро усыпавшие вздернутый носик. Всю жизнь обожаю веснушки есть грех.

- Сам точно не знаю. Насколько мне известно, тело обнаружли вы?

Патрисия пригнулась вперед, пристроив тонкие бледные руки между коленок; синие глаза, не задерживаясь на мне, закружили по комнате.

- Я вас от чего-то отвлекаю? - спросил я секунд пятнадцать спустя, с трудом скрывая раздражение.

- Что? Ах да - нет, нет, конечно. - Она встрепенулась так, будто я вывел её из летаргического сна. - Да, тело нашла я... Я уже рассказала полицейским и какому-то репортеру, который ко мне приезжал, что пошла к Чарльзу - его квартира всего в нескольких кварталах от моей, - чтобы поработать на его компике. Я часто поступала так в его отсутствие. У меня тоже есть персональный компьютер, но он сломался.

Патрисия встряхнула головой и уставилась в какую-то точку над моей головой. Я уже решил, что она снова забылась, но на сей раз оцепенение длилось всего пару секунд. - В последний... да, вторник... я позвонила утром Чарльзу, чтобы узнать, можно ли воспользоваться его компьютером - мой как раз забарахлил. Чарльз всегда мне позволял, вот и тогда он сказал, что весь день будет отсутствовать, допоздна. Часа в три я пошла к нему и... нашла его.

- Где?

- Вам это и в самом деле необходимо? - в голосе Патрисии прозвучал надрыв. - Разве вы не знаете, что я самым подробным образом рассказала все это полицейским?

10
{"b":"56067","o":1}