ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Что-то тебя сегодня на анатомию потянуло, - проворчал Вулф. - Говоря "вывихнутая," ты, должно быть, подразумевал - "чудаковатая"?

- Да, конечно. Всякий раз, как я к ней обращался, мне казалось, что она витает в каких-то иных мирах. Кто знает - возможно, именно так и должны функционировать писательские мозги.

Вулф осушил стакан и вытер губы носовым платком.

- Не показалось ли тебе, что с мистером Чайлдрессом её связывали романтические узы?

- Я бы сказал, что - пятьдесят на пятьдесят. С небольшим уклоном в платоническую сторону. Но будь даже Патти Ройс влюблена в этого парня по уши, я не могу представить её в роли убийцы. Она бы отомстила как-нибудь иначе. Каким-нибудь изощренным способом из своих романов.

- Ты уже договорился о встречах с мистером Оттом и мистером Биллингсом?

- Нет, но скоро этим займусь. Думаю, вы желаете, чтобы я и с мистером Хоббсом потолковал?

Вулф поморщился и налил себе пива.

- Да, хотя даже мысль об этой личности мне отвратительна.

- Ну должен же кто-то делать за вас грязную работу, - пожал плечами я. - Лучшего кандидата, чем ваш покорный слуга, не найти. Лон уже звонил - я договорюсь с ним, чтобы он устроил мне встречу с их штатным рецензентом.

Вулф снова уткнулся в книгу, а я набрал знакомый телефонный номер. Лон ответил с первого звонка, как всегда коротко и без предисловий:

- Коэн.

- Арчи.

- Узнал. Что-то ты не слишком спешил перезвонить мне. Что происходит?

- Так, давай посмотрим... "Метс" вчера в Филадельфии выиграли свой третий матч кряду; аэропорт Ньюарка почти два часа не работал из-за густого тумана, а наш мэр возвестил, что...

- Очень остроумно. Когда тебе что-нибудь приспичит, ты обращаешься ко мне за любыми сведениями - и получаешь. Я же тебя о чем-то прошу, и слышу в ответ твои плоские остроты. То же мне шут гороховый выискался. Спрашиваю так: что ты разузнал по поводу смерти Чалдресса?

- Занятно, что ты это спросил. Мистер Вулф как раз предложил мне побеседовать с Уилбуром Хоббсом. Можешь устроить?

- Кто клиент Вулфа?

- Мне смутно кажется, что где-то я уже слышал этот вопрос, ухмыльнулся я.

- И я терпеливо жду ответа, - мрачно произнес Лон.

- Терпение - великая добродетель. Одно обещаю: ты узнаешь об этом прежде, чем любой из твоих собратьев по профессии. Как всегда, между прочим.

Лон фыркнул:

- Я не могу заставить Хоббса встречаться с тобой, хотя готов передать ему твое пожелание.

- Может, я ему сам позвоню?

- Нет, черт подери. Думаю, что он сегодня на месте. Загляну в его кабинет и скажу, чтобы он с тобой связался.

Не успел я поблагодарить Лона или хотя бы сострить напоследок, как в трубке послышались короткие гудки.

Телефон и адрес Франклина Отта я отыскал в справочнике - "Литературное агентство Отта" располагалось на Восточной Пятьдесят четвертой улице.

- Отбываю в волшебный книжный мир, - игриво известил я Вулфа, вставая и устремляясь к двери. Вулф даже головы не поднял.

Агентство Отта размещалось на четвертом этаже довольно невзрачного здания между Парк-авеню и Лексингтон-авеню, первый этаж которого занимал венгерский ресторанчик. Покинув кабину лифта, почти столь же громоздкого, как лифт Вулфа, и такого же шумного, я сразу увидел перед собой застекленную дверь с черной надписью "ЛИТЕРАТУРНОЕ АГЕНТСТВО ОТТА".

Войдя, я очутился в небольшой приемной с тремя креслами и столиком, заваленным жерналами.

- Здравствуйте, могу я вам помочь? - послышался приятный голос. Принадлежал он вполне миловидной и круглолицей особе, этакой заботливой тетушке, с любопытством таращившейся на меня из-за раздвижной панели.

- Скажите, мистер Отт у себя?

- Он разговаривает по телефону, сэр, - прощебетала особа. - Как вас представить?

- Меня зовут Арчи Гудвин. Я служу у Ниро Вулфа.

- Ах да - знаменитый сыщик. - Меня удостоили доброжелательной улыбкой. - Мистер Отт знает, почему вы здесь?

- Передайте ему, что дело касается Чарльза Чайлдресса.

Улыбка стерлась с её лица, уступив место искреннему беспокойству. Да. Я понимаю. Одну минутку, мистер Гудвин. Присаживайтесь, пожалуйста.

Оставшись один и ещё памятуя о кресле для пыток, в которое меня усадила Патрисия Ройс, я предпочел сохранить вертикальное положение. Просмотрев несколько выпусков "Нью-Йоркера" и номер "Спортс Иллюстрейтед" с фотографией светловолосой гольфистки из Австралии на обложке, я уже совсем было заскучал, когда тетушка распахнула дверь и пригласила меня в святая святых.

- Мистер Отт ждет вас, мистер Гудвин. Сюда, пожалуйста, - с улыбкой прощебетала она.

Проследовав за ней по короткому коридорчику, я миновал открытую дверь, за которой успел разглядеть какого-то заморыша в черных подтяжках; бедняга с унылым видом разглядывал громоздившиеся на столе пачки бумаг. Следующая дверь вела в угловой кабинет, который, разумеется, занимал мистер Отт.

Выглядел кабинет небогато, хотя я и готов допустить, что слишком избаловался за годы, проведенные под крышей дома Вулфа. Если не считать пары окон с задернутыми шторами, стены были сплошь, до самого потолка заставлены стеллажами с книгами. Я, конечно, привык находиться в окружении книжных полок, но эти выглядели иначе, чем их собратья в кабинете Вулфа. Вместо привычных корешков книжных переплетов, здесь теснились бесчисленные папки, томики документов и пачки бумаги; все свободные щели были забиты бумагами. Не заметил я хоть мало-мальски свободного места и на столе.

- Гудвин, говорите? Что ж, я наслышан о вас. Присаживайтесь, пригласил Франклин Отт, небрежно махнув рукой в сторону трех расставленных перед столом стульев, а сам не отрываясь от какого-то документа в светло-коричневой папке. Был он весь тощенький и жиденький - от лица с туловищем до остатков соломенной шевелюры. Я уселся и стал наблюдать, как Отт заканчивает читать документ, постукивая по столу кончиком обгрызенного желтого карандаша. Наконец Отт покачал головой, закрыл папку и откинулся на спинку кресла, переплетя пальцы на затылке.

- Давайте проверим мои дедуктивные способности, - провозгласил он, криво ухмыляясь. Из-за выдающегося кадыка его галстук в горошек забавно дрыгался в такт каждому произнесенному слогу. - Итак, некто - не знаю кто именно, но могу догадаться - нанял вашего босса, знаменитого Ниро Вулфа, расследовать смерть Чарльза Чайлдресса. Несомненно, этот некто подозревает, что Чайлдресс вовсе не покончил с собой, а пал жертвой преступного умысла. Безусловно, Ниро Вулф достаточно осведомлен и знает, что Чайлдресс был не на самой дружеской ноге с некоторыми людьми, среди которых - один известный литературный агент. Говоря словами нашего бывшего мэра, "Ну как"?

- Неплохо, - одобрительно кивнул я. - Можете добавить ещё что-нибудь?

Отт засунул большие пальцы за ремень и пожал плечами.

- Нет, теперь ваш черед. Я прочитал уйму детективных романов, но впервые вижу перед собой живого сыщика.

Вы к каким относитесь - к сорвиголовам или интеллигентам?

- Понятия не имею, хотя и припомнить не могу, чтобы кто-то хоть раз обзывал меня интеллигентом. Давайте договоримся так: вы запишете нашу беседу, а по окончании сообщите свое мнение. Хорошо? Первый вопрос: сколько времени вы представляли интересы Чайлдресса?

Прежде чем ответить, Отт задумчиво осмотрел кипу рукописей на столе:

- Около четырех лет. До меня его агентом была одна дама - я её знаю, но он отказался от её услуг, посчитав, что в издательском деле она пользуется не слишком высоким авторитетом... Сущая правда, между прочим.

- Вы рады были заполучить такого клиента?

- Откровенно говоря - да, и это лишнее свидетельство тому, как слабо я разбираюсь в людях. Чарльз к тому времени опубликовал в одном мелком издательстве несколько довольно заурядных детективов, которые не принесли ему ни славы, ни денег. Потом его приметил Хорэс Винсон из "Монарха", который почему-то сразу поверил в его дар. Это случилось как раз после смерти Дариуса Сойера, а мистеру Винсону ужас как не терпелось снова стричь купоны на барнстейбловской серии.

13
{"b":"56067","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Я большая панда
Крав-мага. Система израильского рукопашного боя
За тобой
Сломленные ангелы
Соблазненная по ошибке
Миф о мотивации. Как успешные люди настраиваются на победу
Зулейха открывает глаза
Браслет с Буддой
Татуировка цвета страсти