ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Лифт приказал долго жить, - известил его я. - Гений спускается пешком. Лично. Проследи, чтобы к его приходу пиво уже было на столе.

Фриц отсалютовал, повернулся кругом и бегом бросился на кухню. Вспомнил, должно быть, как служил в рядах альпийского патруля.

Когда Вулф вдвинулся в кабинет, его уже дожидались на столе две бутылочки пива и запотевший стакан; я же восседал за своим столом. Вулф прошагал к своему огромному, сделанному по специальному заказу, креслу и уселся.

- Я позвоню в ремонтную службу, - сказал я. - Возможно, они сумеют завтра кого-нибудь прислать, хотя стоить это наверняка будет дороже суббота есть суббота.

Вулф хрюкнул, а я счел это знаком одобрения и, разыскав в справочнике нужный номер, набрал его. Записанный на пленку женский голос известил меня, что офис уже закрыт, но я могу позвонить в аварийную службу. Так я и сделал. На этот раз ответил какой-то тип, которого я, судя по голосу, вывел из летаргического сна. Я рассказал ему о нашем горе, выслушав в ответ несколько сонных "ага". Затем он пообещал прислать утром людей, не позднее, чем к девяти часам.

- Но вам придется уплатить по выходному тарифу, - предупредил он.

Я ответил, что не знаю - как, но мы попробуем это пережить.

Повесив трубку, я сообщил Вулфу, что подмога близка, но не заметив проявлений бурной радости, предпочел сменить тему.

- Я побеседовал с Кейтом Биллингсом, - сказал я, видя, что Вулф, отпив пива и утерев пену, уже погрузился в книгу, "Расцвет Византии" Джона Джулиуса Норвича. - Результаты вас интересуют?

Вулф поморщился и захлопнул книгу.

- Рассказывай, - холодно промолвил он.

Я не стал обижаться, понимая, как он настрадался, и дословно воспроизвел ему весь наш разговор с редактором; Вулф слушал с закрытыми глазами, оперевшись обеими руками на подлокотники кресла. Когда я закончил, он раскрыл глаза, осушил стакан, снова его наполнил и лишь затем произнес:

- Индиана.

- Да, уже двое сказали мне, что Чайлдресс приехал оттуда другим человеком. Вполне, впрочем, объяснимо, как я и сказал Биллингсу.

- Когда ты несколько лет назад вернулся с похорон своей матери, я не заметил особых перемен в твоем поведении или облике, - заметил Вулф.

- Да, все люди по-разному реагируют на потерю близких, - согласился я.

- Тоже верно. А как туда добираются?

Для Вулфа любая поездка в машине, хотя бы даже на пару кварталов, равносильна акту самосожжения. Я подошел к книжным полкам, снял огромный атлас и, вернувшись к своему столу, отыскал нужную страницу.

- Вот - Мерсер, Индиана. Население четыре тысячи шестьсот одиннадцать человек. Городок расположен к юго-западу от Индианаполиса, чуть дальше, чем в сотне миль. Пара часов езды.

Вулф содрогнулся.

- А как попасть в Индианаполис?

- Чуть больше часа самолетом. В худшем случае - часа полтора.

Вулфа снова передернуло.

- Ты, кажется, собирался на уик-энд посетить дачу мисс Роуэн? осведомился Вулф.

Он упорно именует загородный дом Лили дачей, хотя сама Лили называет его коттеджем. На самом деле оба они имеют в виду огромную каменную виллу с четырьмя спальнями, конюшней и плавательным бассейном, в котором вполне могли бы состязаться олимпийцы. Расположена вилла на сорока акрах земли и леса под Катоной.

- Мы хотели рвануть туда завтра около полудня, но, в случае необходимости, поездку не поздно и отменить, - великодушно заявил я.

- Нет, мы можем подождать и до понедельника. Займись всеми приготовлениями, - сказал он и вернулся к книге.

Если вы подумали, что Вулф столь благородным образом отплатил мне за мое великодушное предложение, то вы заблуждаетесь: этот прагматик руководствовался совсем иными соображениями. Во-первых, он наверняка хотел, чтобы утром я взял на себя общение с ремонтной бригадой, а во-вторых, знал, что за проведенное в служебной командировке воскресенье ему придется затем предоставить мне выходной посреди недели, а он этого терпеть не может. Кроме того, существовала и третья причина. Хотя Вулф крайне неодобрительно относится ко всему женскому полу, для Лили Роуэн он делает исключение когда бы она, приходя к нам, ни пожелала взглянуть на орхидеи, её просьбу неизменно уваживают. Понимая, что Лили уже настроилась на предстоящий уик-энд, Вулф не пожелал портить её планы.

На следующее утро, позавтракав колбасой, яйцами и кексом с тимьяновым медом, я упаковал вещи для поездки в Катону и отправился в кабинет, где накопились кое-какие мелкие дела. В девять двадцать в дверь позвонили. Пожаловали двое механиков из ремонтной компании, с которой мы поддерживали отношения уже многие годы; одного из механиков, высокого и лысого, я узнал. Я их впустил и мы протопали пешком на четвертый этаж, где сиротливо торчала темная кабина лифта. Пока механики осматривали останки, я заглянул в оранжерею, чтобы проверить, сумел ли Вулф подняться туда из своей спальни на втором этаже без помощи подъемного механизма. Для него это был бы подвиг сродни покорению Эвереста. Вулф, как всегда, восседал на табурете в питомнике, а Теодор суетился неподалеку. Увидев меня, он нахмурился. Не тратя времени на приветствия, я сходу заявил:

- Хотел только известить вас, что пожаловали наши спасители. Приготовьтесь - может быть шумновато.

Вулф свирепо покосился на меня и тут же с нарочито занятым видом отвернулся.

Я спустился в кабинет, где проверил наш балансовый отчет, а затем прочел те разделы "Таймс", до которых не добрался за завтраком. В десять тридцать пять высокий и лысый механик - его звали Карл - просунул гладкий череп в дверь и сообщил мне дурные вести.

- Очень жаль, но, похоже, вы влипли, - заявил он, сокрушенно тряся головой. - Помню, сто лет назад я уже смотрел вашу развалюху - она и тогда была древней. Эту модель перестали выпускать ещё до моего рождения, а мне уже скоро на пенсию. Мы с Хоуи осмотрели крышу лифта, шахту, тросы, противовесы, мотор, проверили электрику и все остальное. Так вот, сейчас эта штуковина опаснее гремучей змеи. Меня даже удивляет, как вам удалось пройти последнюю инспекцию, а ведь в кабине висит разрешение на эксплуатацию. Идемте со мной - я покажу вам, в чем дело.

Мы с Карлом поднялись по лестнице на четвертый этаж, где Хоуи уже укладывал инструменты в чемоданчик.

- Вот, посмотрите, - сказал Карл, заходя в темную кабину и светя фонарем в угол. - Места сочленения с полом практически полностью проржавели. Он вот-вот рассыпется на кусочки. А дверь, - он энергично потряс её, - вообще держится только на честном слове. Я просто поражаюсь, как вы ухитрились всего этого не заметить.

- Сколько времени понадобится на ремонт и во что это выльется? спросил я.

- Сразу и не скажешь. Недостатков так много, что я бы посоветовал обновить лифт целиком, включая все причиндалы. Видите ли, заменить весь механизм дешевле, чем латать старый, особенно учитывая, что многие запасные части уже давно не выпускаются. Да и мотор уже отказывает. Вот-вот прикажет долго жить. Если не верите, можете вызвать кого-то еще, но вам скажут то же самое. Если же решите все поменять, - а другого выхода я не вижу, то начать мы можем уже с понедельника. Если на складе имеется полный комплект, конечно. На запуск потребуется дней десять. В крайнем случае - двенадцать. Ломать шахту не придется - новый лифт мы соберем прямо в ней; после того, как размонтируем вашу развалину. Если сегодня же позвоните в нашу аварийку и дадите "добро", то с понедельника мы приступим.

И он протянул мне блокнот с перечнем необходимого и стоимостью услуг. Итоговая сумма заставила меня ещё раз порадоваться, что мы как нельзя более вовремя обзавелись клиентом.

Я сказал Карлу, что должен посоветоваться с Вулфом, а о его решении сообщу попозже, скорее всего сегодня же. Это его устроило и мы, прихватив Хоуи, спустились в прихожую и распрощались.

Вулф, воздадим ему должное, когда требуют обстоятельства, способен вести себя по-геройски. Всего лишь в четыре минуты двенадцатого он вошел в кабинет, даже не запыхавшись, а ведь ему пришлось проделать головокружительный спуск с четвертого этажа на первый. Поместив в вазу свежесрезанный фаленопсис, он легонько кивнул в мою сторону, но доброго утра не пожелал, благо мы уже виделись. Я встал, подошел к его столу и положил перед Вулфом листок со сметой. Вулф пробежал его глазами и поджал губы.

22
{"b":"56067","o":1}