ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Вообще-то он не француз, а швейцарец, - в тон ей ответил я. - И вдобавок, без сомнения, лучший повар на свете. Вулф не раз говорил, что "гость это драгоценный камень на подушке гостеприимства"**, однако этот конкретный драгоценный камень, несмотря на весь свой блеск, имел столь существенные изъяны, что мне не улыбалась роль не то что подушки, но даже дверного коврика.

_________

*В персидской мифологии - добрая фея в образе прекрасной крылатой женщины.

**Рекс Стаут "Смерть хлыща".

- Я отлучусь не больше, чем на пару минут, - пообещал я. - Можете засечь время на своих прекрасных часиках.

С этими словами, я раскрыл дверь в прихожую и был таков. Узнай Фриц, что она обозвала его французом, между ними все будет кончено. Я принял обет молчания.

Проделав восемь шагов по прихожей, я вошел в кабинет. Вулф как раз усаживался за свой письменный стол.

- Доброе утро, Арчи, - пророкотал он, звоня, чтобы Фриц принес пиво. Ты хорошо спал?

Я с удовольствием отметил, что даже в минуту кризиса он сохранил привычную учтивость.

- Спал я сном младенца, - заверил я. - Однако сейчас, несмотря на очевидную важность, это не главное. В гостиной сидит посетитель, который, возможно, является ключевой фигурой в нашем расследовании. На мой взгляд, крайне важно, чтобы вы его приняли.

Вулф нахохлился.

- Кто она? - прорычал он.

- Не помню, чтобы я употребил такое местоимение, - произнес я, прикидываясь обиженным.

- Арчи, ты прозрачен, как хрусталь в чехословацкой люстре. Повторяю свой вопрос.

- Дебра Митчелл, - вздохнул я. - Чистит свои прехорошенькие перышки. Ей не терпится знать, как далеко мы с Ниро Вулфом - с вами, то есть, продвинулись в своем расследовании убийства её бывшего нареченного.

Вулф насупился.

- Она не наша клиентка, - пробурчал он. - Поговори с ней сам. Скажи, что мы не обязаны перед ней отчитываться.

- Извините, но я не согласен. Мы не можем упустить столь ценный источник информации. Как говоритя, "кто деньгам не знает цены, тому не миновать сумы".

- "Нужды", - поправил Вулф.

- Хорошо, пусть так, - согласился я. - Так привести сюда мисс Митчелл?

- Гр-рр! - рыкнул Вулф, но ничего не добавил, что я счел признаком молчаливого согласия. Толкнув звуконепроницаемую дверь, связывающую кабинет с гостиной, я провозгласил:

- Мисс Митчелл, мистер Вулф ждет вас.

Дополнительное ожидание ничуть не улучшило её настроения. Глаза вошедшей Дебры Митчелл метали молнии. Я представил их с Вулфом друг другу, жестом указал ей на красное кожаное кресло и лишь потом уселся сам, предвкушая захватывающее зрелище.

Не тратя времени на любезности, она сразу взяла быка за рога.

- Мистер Вулф, в прошлый четверг - шесть дней назад - мистер Гудвин приходил ко мне. Он сказал, что вы занялись расследованием обстоятельств гибели Чарльза. Я хочу знать, удалось ли вам куда-то продвинуться.

Она старалась говорить спокойно, но чувствовалось, что она здорово взвинчена.

Вулф разглядывал её сквозь полуприспущенные веки.

- Выглядите вы умнее, - промолвил он.

- Что вы имеете в виду?

- Что я не позволю разговаривать с собой в таком тоне. У меня есть клиент и обо всех моих достижениях узнает он, и только он.

- Я знаю, кто ваш клиент, - выпалила в ответ Дебра Митчелл. - Хорэс Винсон. А знаю я это, потому что он сам мне сказал.

Поверьте, я не меньше его заинтересована, чтобы убийцу Чарльза схватили.

- Возможно. Но я не должен перед вами отчитываться.

- Мне сказали, что вы упрямы, но это сходит вам с рук, поскольку вы гений. Что ж, если вы и в самом деле гениальны, то почему до сих пор не поняли очевидного?

- Что вы хотите сказать? - рявкнул Вулф.

- Что убийца - Патрисия Ройс, - прошипела Дебра Митчелл. - Не нужно быть гением, чтобы догадаться - это и слепому видно. Нет, - мстительно добавила она, - боюсь, что Хорэс выбросил свои денежки на ветер.

Вулф устремил на неё скучающий взгляд.

- Что-то вы по-другому заговорили со времени прошлой встречи с мистером Гудвином, - произнес он. - Тогда вы только намекали на причастность мисс Ройс к убийству. Помнили, должно быть, об ответственности за клевету.

Красавица откинулась на спинку кресла и скрестила на груди руки.

- Это было неделю назад, но вы, судя по всему, ни на дюйм за это время не продвинулись, поэтому я готова рискнуть. Да и что такое клевета, когда речь идет о хладнокровной убийце? Лично я на этот счет не волнуюсь.

- Я знаю, на чем основаны ваши подозрения по отношению к Патрисии Ройс, - сказал Вулф. - Мистер Гудвин рассказал мне. Буду, однако, признателен, если вы повторите свои доводы мне лично.

- Что ж, будь по-вашему, - произнесла Дебра Митчелл, - хотя я и считаю, что лишь понапрасну потрачу время. Так вот, Патрисия была влюблена в Чарльза - это было видно невооруженным глазом, хотя я встречала её всего раза три или четыре. С Чарльзом они были знакомы давно, ещё до того, как на сцене появилась я, так что по праву первенства он принадлежал ей. Я же разрушила все её планы, хотя и не нарочно. Представляете, как, после этого, она ко мне относилась? Думаю, что она попробовала в последний раз отговорить Чарльза от женитьбы на мне, а потом, когда он отказался, застрелила его в припадке ярости. Она наверняка знала, что у него есть пистолет. Даже я знала об этом, а она бывала в его квартире куда чаще, чем я. Под предлогом поломки своего дурацкого компьютера.

- Понятно. А не упоминал ли вам мистер Чайлдресс, что мисс Ройс пыталась отговорить его от вашего брака?

Дебра Митчелл отработанным жестом вздернула голову:

- Нет, но это было бы совершенно не в его характере. Чарльз был очень словоохотлив, когда речь заходила о его работе, но всегда держал рот на замке, когда дело касалось его личных проблем. Он никогда не рассказывал мне о своих прежних увлечениях и даже о своей семье не распространялся.

Вулф устремил обвиняющий взгляд на опустевший стакан.

- А вы сами никогда не расспрашивали его о взаимоотношениях с мисс Ройс?

- Только один раз. Как я рассказывала мистеру Гудвину, однажды я спросила Чарльза, знает ли он, что Патрисия в него влюблена. Но он только посмеялся, ответив, что они с Патрисией просто друзья. Коллеги. Больше я эту тему не поднимала. В конце концов, жениться он собирался на мне, а не на этой тихоне. Которой она так усердно прикидывается!

Голос Дебры Митчелл с каждым словом повышался, и к концу фразы она почти кричала. Затем, словно сама удивившись своей вспышке, покачала головой и, откинувшись на спинку кресла, замолчала.

- А вы поверили мистеру Чайлдрессу, когда он сказал, что они с мисс Ройс просто друзья? - спросил Вулф.

- Я поверила, что он сам в это верит, - пылко ответила Дебра. Поразительно, но многие мужчины словно слепы и глухи к совершенно очевидным сигналам, которые посылают им женщины. - Слова эти прозвучали с убедительностью, основанной, должно быть, на изрядном опыте.

- Мисс Ройс когда-нибудь угрожала вам?

- Нет, но угрозы - это не её стиль. Она действует исподтишка.

- Не кажется ли вам, - произнес Вулф, - что будь мисс Ройс и в самом деле так влюблена в мистера Чайлдресса, как вы говорите, то она скорее расправилась бы с разлучницей, то есть с вами, а не со своим возлюбленным?

- Ха! В вас говорит логика, тогда как влюбленными движет нечто совсем иное, - торжествующе заявила Дебра Митчелл. - Они не подвластны голосу разума. Уж я-то знаю, я не раз с этим сталкивалась.

- И в такие минуты вам тоже изменял разум? - полюбопытствовал Вулф.

Дебра хотела было улыбнуться, но в последний миг спохватилась.

- Да, но не до такой степени, чтобы во мне взыграла жажда убийства, сказала она. - Что же касается Патрисии Ройс, то я нисколько не сомневаюсь, что она застрелила Чарльза.

- Не буду оспаривать вашей уверенности, но, на мой взгляд, она зиждется на пустом месте, - промолвил Вулф. - Мистер Чайлдресс никогда не упоминал - ни вам, ни кому-либо еще, - о том, что мисс Ройс питает к нему более чем дружеские чувства. И отверг ваше предположение, когда вы заявили ему об этом. И мисс Ройс никому не признавалась в любви к мистеру Чайлдрессу. Можете ли вы представить хоть одного свидетеля их отношений?

32
{"b":"56067","o":1}