ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Особым желанием не горю. Он сказал, что в его распоряжении есть дискета с последним романом мистера Чайлдресса. Узнай, распечатали его уже или нет. Если да, то попроси прислать один экземпляр мне, желательно с посыльным.

- Ваша способность к самобичеванию воистину не знает себе равных, произнес я, набирая личный номер Винсона. Главный редактор ответил с первого же звонка.

- Говорит Арчи Гудвин. Мистер Вулф хотел бы получить копию последнего романа Чайлдресса, если, конечно, вы уже его распечатали.

- Да, он распечатан. А что, мистер Вулф нашел какую-то зацепку?

- Трудно сказать. Скажите, мистер Винсон, а вы могли бы прямо сейчас отправить к нам рукопись с посыльным?

- Сейчас? Господи, я даже не уверен... Секундочку. Да, вот нашел ещё один экземпляр - второй я отправил на редактуру. Кстати, я сам только что закончил читать этот роман, и полагаю, что среди всего написанного Чарльзом он лучший. И сюжет на удивление прекрасный. Чертовски жаль, что он последний... Хорошо, мистер Гудвин, я отправлю его вам, как только найду с кем.

- Спасибо.

- Вообще-то говоря, перед уходом я и сам собирался вам позвонить, добавил Винсон. - Вы слышали о том, какая неприятная история вышла вчера между Фрэнком Оттом и Кейтом Биллингсом?

- Нет, но готов выслушать, - сказал я, навострив уши.

- Я сам узнал об этом только час назад. Похоже, они случайно встретились в одном ресторане, что на Пятьдесят четвертой улице, неподалеку от Пятой авеню. Это любимое место литературной братии. Отт сидел с супругой у стойки, выпивая и дожидаясь, пока освободится столик, а тут как раз нелегкая принесла Кейта, который до этого выпивал где-то еще. Во всяком случае, по словам очевидцев, он заметно пошатывался. Заметив его, Отт съязвил что-то по поводу того, что, дескать, у Кейта совесть нечиста, раз он так нализался; явно намекая на Чайлдресса.

- Любопытно, - заметил я. - А случалось Отту раньше ссориться с Биллингсом?

- При мне - нет. Так вот, Биллингс рассвирепел и обозвал Отта лизоблюдом и задрипанным агентишкой. Отт в долгу не остался - и началось. Биллингс ведь лет на двадцать моложе Отта, да и фунтов на двадцать потяжелее. Словом, когда он отвесил Фрэнку оплеуху, тому пришлось оказывать помощь.

- Здорово ему досталось?

- В основном, пострадала его гордость. Мне рассказал об этом редактор из другого издательства, с которым мы давно знакомы. По его словам, Фрэнк отделался здоровенным синяком, а его жена поливала Биллингса выражениями, которые не под всяким забором услышишь. Бармен и ещё несколько посетителей их разняли, а потом развели по углам.

- Да, у вас, литераторов, жизнь опасная, - вздохнул я. - Даже странно, что у кого-то ещё хватает времени творить и редактировать.

- Давайте, подсыпайте соли на мои раны, - беззлобно проворчал Винсон. - Впрочем, ничего другого я и не ожидал.

- А вы придаете случившемуся какое-то особое значение? - осведомился я.

- Да, с тех пор как мне позвонили, я все не могу в себя прийти. Честно говоря, я до сих пор не верю, чтобы один из них мог оказаться убийцей. Ни с одним из них я не общался, да и не намерен, однако убежден, что вчерашний инцидент был вызван неумеренными возлияниями в сочетании с напряженным состоянием после гибели Чарльза, с которым оба они были близки. Ведь в нашем мире до сих пор только и разговоров, что о его смерти.

Я поблагодарил Винсона за уделенное мне время и распрощался. Затем повернулся к Вулфу и сказал:

- Вчера вечером Кейт Биллингс и Франклин Отт закатили кулачную потасовку в ресторане. Биллингс выиграл чистым нокаутом.

Вулф оторвался от книги и нахмурился.

- Арчи, - вздохнул он, - закатить можно пощечину. Или истерику. А потасовку затевают.

Глава 19

Уличенный Вулфом в неверном употреблении словосочетаний, я спорить не стал, а изложил ему подробности вчерашней схватки Отта с Биллингсом в пересказе Винсона. Вулф недовольно покривился, после чего велел встретиться с обоими дуэлянтами, пояснив, что именно ждет от этих встреч.

- Приступить немедленно? - спросил я.

- Нет. Я знаю, что на сегодняшний вечер ты строил планы. Можно и завтра.

- Но ведь завтра суббота - значит, мне придется ловить их дома?

- Да, - кивнул Вулф, возвращаясь к чайлдрессовскому роману. Мои планы, которые упомянул Вулф, сводились к тому, чтобы сводить Лили Роуэн поужинать в "Рустерман", шеф-повар которого уступает разве что Фрицу. В свое время открыл этот ресторан Марко Вукчич, ближайший друг Вулфа, а вот после того, как Марко убили*, Вулф в течение довольно долгого времени присматривал за делами ресторана, иногда ужиная в нем, а порой устравиая внезапные проверки. Видели бы вы, какой разнос он учинял, обнаружив хоть мельчайший недочет на кухне. И сейчас, в тех редчайших случаях, когда Вулф ужинает вне дома, он предпочитает "Рустерман" - и только "Рустерман".

Лили заказала говяжье филе по-беарнски, а я - голубиные грудки по-московски. Мы воздали должное мастерству Феликса, шеф-повара и нынешнего владельца "Рустермана", дочиста опустошив свои тарелки, прежде чем перейти к восхитительному суфле "Арменонвиль".

- Что-то ты сегодня излишне задумчив, Эскамильо,** - заметила Лили, глядя на меня поверх чашечки дымящегося кофе-эспрессо. Этой кличкой она наградила меня при нашей первой встрече, когда я сиганул через стену, спасаясь от разьяренного быка.

- Извини, я отвлекся, - сокрушенно покачал головой я. - Про завтрашнее поручение вдруг вспомнил. Я должен повидать пару ребят, которые вчера вечером затеяли драку в ресторане.

Лили изумленно приподняла брови.

_________

*Рекс Стаут "Черная гора".

** Рекс Стаут "Где Цезарь кровью истекал".

- Тебе, я вижу, скучать не дают.

- Очень забавно, но примерно то же самое я и сам себе сегодня высказал, - хмыкнул я и рассказал ей, в чем дело.

- А я вот как думаю, - промурлыкала Лили. - Все они сговорились, что убьют его, а потом кинули жребий, кому спускать курок. Судя по описанию этого Чайлдресса, друзей у него было раз, два и обчелся. Даже Винсон, похоже, его не слишком жаловал.

- Не думаешь ли ты, что его мог ухлопать сам Винсон?

- А почему бы и нет? По-моему, Ниро Вулфу случалось брать себе клиентов, у которых рыльце в пушку.

- Лишь изредка. Нет, Винсон не настолько глуп. К тому же, от смерти Чайлдресса он ничего не выигрывал.

Лили сверкнула белоснежными зубами - они и вправду у неё белоснежные.

- Хорошо, его вычеркиваем. Но остальные все равно были в сговоре.

- Я понял и обязуюсь передать твою гипотезу своему работодателю, пообещал я.

Так я и поступил, на следующий день. Вулфа это почему-то не убедило.

Когда, проводив Лили, я вернулся, света в кабинете уже не было; Вулф, как и следовало ожидать, отошел ко сну. Не увидев на столе каких-либо письменных указаний, я уже тоже решил было, что пора на боковую, когда взгляд мой упал на край вулфовского стола, на котором покоился томик "Смерти на пойменном лугу". Что ж, решил я, почему бы мне самому не ознакомиться с произведением покойного Чайлдресса? Я уже слышал оценку, высказанную в его отношении Вулфом, но привык за долгие годы вырабатывать и собственное мнение. Беда лишь в том, что чтение книг не доставляет мне ни малейшего удовольствия; для меня все эти персонажи какие-то неживые. Вот газеты - другое дело!

Словом, я захватил книжку наверх и преодолел на сон грядущий несколько глав. Отношение к художественной литературе и, в частности, к детективным романам, у меня после прочтения не изменилось ни на йоту. Уж слишком ушлым показался мне сержант Орвилл Барнстейбл, а уж кому об этом судить, как не мне, прожившему столько лет под одной крышей с величайшим в мире эксцентриком - вне зависимости от того, как он расценивает это слово.

Убийцу я вычислил уже на сорок шестой странице - причем совершенно правильно, как показала надуманная и совершенно невероятная развязка. Признаться честно, догадался я вовсе не потому, что такой умный и проницательный, а потому что чайлдрессовский сюжет был прост, как веник. Когда на следующий день я поведал Вулфу, что тоже попробовал чайлдрессовское чтиво, он только поморщился и принялся разгадывать кроссворд. Совершенно не понимает толстокожий - на какие жертвы ради него идут.

39
{"b":"56067","o":1}