ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

От этого рассказа воображение Стоуна разыгралось. Он думал о двух окаменевших людях на дне известкового пруда. Как давно они лежат там? Лайман говорил, что два его компаньона, Дейв и Лем, пошли за золотом и не вернулись. Лайман считал, что их убили апачи. Дейв взял с собой двоих, а с Лемом пошло человек пять-шесть. Кто же были эти двое несчастных? То ли это Дейв с одним из своих товарищей, то ли Лем с кем-то из компаньонов? Вполне вероятно, что это кто-то из них. Не так уж много белых людей приходит сюда, об этих местах идет дурная слава.

- Эти двое были белыми или индейцами? - спросил Стоун.

- Понятия не имею, - ответил Харви. - Может быть, это всего лишь выдумка. О пустыне ходит множество разных легенд. И каждая из них может оказаться как правдой, так и сказкой. В таком месте, как это, все возможно. Однако, разведчик исчез. Я думаю, скоро он появится снова, и уже не один. В любом случае, нам надо поесть. Эй, парни, пора вставать! - позвал он спящих.

Хили и Ларкин стали подниматься, зевая и потягиваясь. Харви аккуратно нарезал бекон на сковородку и набросал горящие угли на крышку походного котелка.

- Если бы вы встали пораньше, - подтрунивал он над Хили, - то смогли бы наловить форелей к завтраку, о которых говорили вчера. Посмотрите, как они плещутся. А рыболовные снасти с собой захватили?

С восходом солнца настроение у всех поднялось. Преломляя хлеб со своими товарищами, Стоун почти избавился от своих ночных подозрений. Он решил расспросить Ларкина, о чем это они с Хили шептались ночью. Во время завтрака Харви ни словом не обмолвился об индейском разведчике, и Стоун последовал его примеру. Но когда посуда была вымыта и ослы навьючены, Харви созвал всех на совет.

- Я думаю, дневной лагерь лучше всего разбить в каньоне Каменных Людей. Там есть хороший источник вдали от известняка, так что за желудки можно не беспокоиться. Травы там в это время года сколько угодно, ослы могли бы там попастись. В случае тревоги мы могли бы спрятаться в пещерах, о которых я вам рассказывал.

- Какой тревоги? - спросил Хили. - Индейцы?

- Вот именно. Вы видели вчера сигнальные огни. А сегодня утром мы с мистером Стоуном заметили разведчика, который следил за лагерем со скалы. Мы не сказали об этом сразу, чтобы не портить вам аппетит. Я думаю, что еще до полудня мы увидим их снова. Причем, мы в невыгодном положении. Мы в долине, а они на скалах. У некоторых из них могут быть ружья. Они умудряются прятать их в резервации и даже доставать к ним патроны. Среди белых находятся негодяи, которые продают их краснокожим. Молодые воины апачей жаждут славы. Им нужны скальпы и ружья. И кроме того, виски. Виски у нас нет, зато у нас имеются скальпы, которые можно снять, и ружья. Если апачи приблизятся к вам, старайтесь их не злить. Не давайте им дотрагиваться до себя или до своего оружия. Улыбайтесь и держитесь твердо. Не стреляйте первыми. Один неосторожный выстрел может стоит жизни всем нам. Предоставьте мне вести переговоры, даже если они будут говорить по-английски. Держитесь вместе. Я и Ларкин пойдем вперед, Стоун и Хили замыкающие. В середине пойдут ослы с поклажей.

Харви раздавал инструкции с таким серьезным видом, что становилось ясно: он уверен, что они пригодятся. Стоун всерьез задумался.

- Прежде, чем мы тронемся в путь, я хотел бы посоветоваться с вами относительно Харви, - сказал Стоун своим компаньонам, когда Харви отошел, чтобы подтянуть подпруги у ослов. - Какой смысл в том, что Харви сообщит индейцам, будто мы хотим исследовать пещеры. В ту же минуту, когда мы начнем разрабатывать залежь, они узнают об этом. Мы не можем отослать Харви назад. Он нужен нам сейчас больше, чем кто бы то ни был. И мне кажется, что он никогда не обманывался на наш счет. Что же касается золота, то там его столько, что хватит на всех. Если мы не откроемся ему, он не станет болтать, это не в его интересах. Я предлагаю откровенно рассказать ему обо всем.

- Если золото вообще существует, - проговорил Лефти.

- Что это пришло тебе в голову, Лефти?

- Ох, не знаю. Слишком все это хорошо, чтобы быть правдой, как сказал один мой приятель, узнав что умерла его теща и оставила ему состояние. Харви сомневается, что здесь можно найти золото. Он специально искал его, но не нашел ничего. Однако, я бы поостерегся выкладывать ему все.

-А ты, Хили?

- Давайте расскажем ему о сухом прииске, а о Мадре д'Оро умолчим. Ни к чему ему знать обо всем. Чтобы разбить золотую стену, потребуется дробильная машина, если, конечно, эта стена существует. Сейчас нам с ней не справиться. Я за то, чтобы пообещать ему долю от прииска, и дело с концом. Но я хотел сказать о другом. Мы с Лефти обсуждали это ночью, когда ты спал, Стоун.

Стоун, помня свои подозрения, навострил уши.

- Если мы столкнемся с апачами, то любого из нас могут убить прежде, чем мы вообще доберемся до золота. Если убьют Лефти или тебя, то золото будет потеряно навсегда. Мы подписали соглашение, в котором оговариваются права наши или наших наследников. И я не вижу смысла хранить в тайне то, что все равно является общим достоянием. Свою часть обязательств я уже выполнил и готов рассказать остаток того, что знаю. Ведь если меня убьют, вам с Лефти не останется ничего другого, кроме как повернуть назад. Но и вы должны открыть свои секреты.

Он говорил очень убедительно, но тут Стоун увидел, что Лефти тайком подмигивает ему из-за спины Хили. Стоун понял намек.

- И что же ты ответил на это предложение, а, Лефти?

- Я сказал ему, что в случае войны любое соглашение значит не больше, чем клочок бумаги, даже документ о создании Лиги Наций. У Лаймана были свои причины разделить свою тайну на три части. Я считаю, пусть все остается, как есть. Ни в картах, ни в делах я не доверяю никому.

- Я согласен с Лефти, - сказал Стоун, не обращая внимания на мрачную мину Хили. - Это деньги Лаймана, он доверил их нам, и мне кажется, он имел право диктовать нам свои условия. Лефти и я рискуем потерять все, если тебя убьют раньше, чем мы доберемся до места. Значит, так тому и быть.

- Тогда, пусть каждый из нас запишет то, что ему известно, и хранит эти записи. Лайман не хотел бы, чтобы из-за гибели одного из нас двое других потеряли бы все.

- А вот в этом я как раз не уверен, - сказал Ларкин.

- По-настоящему Лайман доверял только мистеру Стоуну. Мне он доверял не слишком, ну а тебе, Хили, и того меньше. Стоуну известно самое главное. Лайман имел все основания поступить так, как он поступил. Стоун прав, это деньги Лаймана, хотя его уже нет в живых.

- Откуда мне знать, не сговорились ли вы со Стоуном против меня? спросил Хили. - Уж слишком вы стараетесь скрыть от меня то, что знаете. Лицо Лефти исказилось от злобы. Он подошел к Хили вплотную.

- Слушай, ты, - произнес он таким голосом, что у Хили на лице сквозь загар проступила бледность. -Ты видел, что Стоун сделал с тем мексиканцем? Так вот, это детская забава по сравнению с тем, что я сделаю с тобой, если ты не перестанешь меня злить. Я тебя так отделаю, что родная мать не узнает. Это не пустая болтовня. Хоть я и мошенник, но со своими товарищами я веду честную игру. А ты негодяй, каких мало. И еще тебе скажу: если ты только дотронешься до своего револьвера, я выбью им все мозги из твоей хитрой головы, да поможет мне Бог!

Хили попятился, бледный, с трясущимися губами.

- Если я заодно со Стоуном, так это потому, что он честен со мной, продолжал Ларкин. - А ты даже сам с собой не честен. Я видел, как ты раскладывал пасьянс: сам себя старался перехитрить. Что же тогда от тебя ждать нам? Что это за телеграммы ты получал и отправлял тайком от нас? Что это за сверток передал тебе хозяин гостиницы в Майами? Не жди, что сумеешь провести меня, Фрэнк Хили. А еще я скажу тебе вот что: если бы я захотел выведать твой секрет, я бы сделал это без труда, запугав тебя. Ты ведь трус. Трус и лжец. Ты норовишь солгать всякий раз, когда думаешь, что это тебе сойдет с рук. Но со мной этот номер не пройдет. Теперь ты знаешь, почему я не собираюсь рассказать тебе свою часть тайны. Стоун думает так же, только он более вежливый малый и выбирает выражения.

15
{"b":"56078","o":1}