ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Я должен продолжать, - прошептал он. - Времени у меня осталось мало. Мне потребовалось пять лет, чтобы узнать правду. Когда я впервые услышал об этом, я чуть не убил человека, открывшего мне глаза. Я был уверен, что это гнусная ложь, но это оказалось правдой. Я вернулся и обнаружил, что жена сбежала с Лоу, взяв с собой малышку Мадж. Все в лагере жалели меня, а я решил найти их во что бы то ни стало. Я узнал, что они перебрались в Калифорнию. Когда я скопил немного денег и приехал туда, их уже и след простыл.

- Застрелив Лоу, я потерял всякую надежду найти их. Если, конечно, он не бросил ее раньше, или он оказался неудачником, и она сама ушла от него. Двенадцать лет прошло. Мадж сейчас должно быть уже семнадцать. Может, она где-то здесь поблизости. А если нет, я все же хочу. чтобы вы нашли их. Открой чемодан, Стоун, и дай мне образцы.

Лайман подержал в руках куски породы, как бы оценивая их.

Отобрав пять или шесть образцов, он протянул их товарищам. Это был молочный кварц, белый и ломкий, как сахар, с прожилками золота. Даже неспециалисту было видно, что это чистое золото, без малейших примесей.

- Выглядит как "обманка", - сказал Хили и поскреб ногтем золотые вкрапления.

- Это не "обманка", - ответил Лайман. - Эти куски я отколол от огромной стены из того же материала, без конца и без края. Блестки золота сияют там, как звезды Млечного Пути. Это и есть Мадре д'Оро - "Мать Золота", богатейшее золотое месторождение, огромная стена, слоистая как бекон, золото вперемежку с кварцем. Кто знает, что же там еще внутри?

- Это все, что ты добыл? - спросил Лефти. Его глаза горели в полутьме как у хищника. Голос его стал хриплым, кулаки сжались.

- Здесь примерно половина. Остальное украли. Мне посчастливилось добыть довольно много, хотя пули и стрелы летали вокруг нас, как рассерженные пчелы вокруг медведя, обирающего улей. Дейву и Лему тоже повезло.

Трое слушателей украдкой переглянулись. Рассказ об огромной стене из кварца с прослойками золота, о пулях и стрелах, казался бредом. Похоже, у старика не все в порядке с головой. Хили дотронулся до руки Лаймана.

- Вас было трое? - спросил он. - А где сейчас Дейв и Лем?

- Я думаю, их убили апачи, - ответил Лайман. - Дейв первым отправился туда снова и не вернулся. Потом Лем попытал счастья, и с тех пор его никто не видел. Дейв взял с собой двоих человек, пять-шесть пошли с Лемом. Я думаю, золото их всех сгубило. Виски, Стоун, и подай мне Библию.

Стоун передал виски Хили, который влил его в немеющие губы Лаймана. Затем Стоун достал из чемодана толстую книгу. По указанию Лаймана он открыл ее на середине, так, что между корешком книги и переплетом образовалось отверстие и достал оттуда три или четыре цилиндрических предмета, завернутые в кусок коричневой ткани. Это оказались трубки, сделанные из перьев какой-то большой птицы, заткнутые деревянными пробками, всего три штуки.

- Руки меня уже не слушаются, - сказал Лайман. - Высыпь из трубок содержимое, из каждой отдельно. Стоун достал из кармана какие-то письма и сделал из трех конвертов кульки, в которые пересыпал содержимое трубок. Все это было золото, только разное. Там был и золотой песок, и золото в виде хлопьев, и кусочки величиной с дробинку, как раз по диаметру самих трубок.

- Там были и самородки, - сказал Лайман. - Я сделал из них брошь и браслеты для жены. Это золото более, чем девяностопроцентной чистоты. Чище, чем калифорнийское. Я добыл это золото всего за три часа, не промывая, а просто провеял породу на ветру. Рядом же нашел и самородки. Все это из Мадре д'Оро.

- Это было сорок лет назад, в Аризоне. Сначала мы с Дейвом и Лемом обнаружили золото в воде. Оно валялось на отмели, омываемое прибрежными волнами. Мы поискали и нашли сухой прииск на плоской вершине холма, среди наконечников стрел и камешков кварца. На следующий день я раскрыл секрет и мы обнаружили Мадре д'Оро. А потом появились апачи. Месторождение было недалеко от их владений и они считали это золото своим. Сначала они следили за нами, потом предупредили, а затем едва не подстрелили. Я думаю, что они достали-таки Дейва и Лема.

Его голос затих. Большое сухопарое тело конвульсивно дернулось и обмякло. Свеча отбрасывала тени на его лицо и бороду. Тяжелые веки сомкнулись, образовав два темных пятна.

- Он умер! - воскликнул Хили. Его голос был резким от алчности и досады. - Умер, так и не назвав нам места! Потратил время на глупые рассказы о своей жене и дочке!

- Забудь об этом, - сказал Стоун, дрожа от возбуждения. - Он хотел рассказать нам. Оставь женщин в покое, Хили. Лефти, подай мне виски!

Кокни исполнил просьбу и горящими глазами стал наблюдать, как Стоун пытается влить виски в упрямо сжатый рот Лаймана. Это была нелегкая задача. Казалось, он пытается вырвать тайну у могилы, потревожив покой старика, к которому тот стремился. Стоун чувствовал всю бесчеловечность своего поступка, но мысль о золоте не давала ему покоя, как и остальным. Сверкающий кварц, маленькие кусочки золота в конвертах уже сделали свое дело. Дух Золота овладел их умами.

Пот выступил на лице Хили, его руки дрожали, как листья на ветру. В глазах у всех троих светилось жгучее желание удержать отлетающую душу старика.

Наконец, усталые веки затрепетали, Лайман попытался глотнуть. Затем он открыл глаза, взор его постепенно прояснился. Лефти задал единственный вопрос, занимающий всех:

- Где?!

Умирающий словно собирался с мыслями.

- Я как будто заснул, - прошептал он, - но это еще не конец. Дайте мне виски.

Отпив глоток, он передохнул, но глаза его оставались открытыми, грудь подымалась и опускалась.

- Я расскажу вам, - прошептал он немного погодя. - Вам троим, после того, как вы поклянетесь на Библии найти мою Мадж. Моей жены уже нет в живых. Я только что видел ее.

Трое переглянулись. Необходимо было всего лишь их согласие, чтобы ускорить исповедь. Старик продолжил:

- Поклянитесь сделать все возможное, чтобы добыть золото и поделиться им с моей дочерью. Там зарыты миллионы. Поклянитесь, положив руки на Библию.

Трое руки накрыли пожелтевшие страницы раскрытой книги. Хили прятал усмешку в углах губ. Курносое лицо Лефти ничего не выражало. Все происходящее для них было фарсом, неизбежной формальностью, с которой надо было поскорее покончить. Стоун не был набожным человеком, но принял происходящее близко к сердцу.

- В этой книге есть что-то такое, - сказал Лайман, - на чем держится земля. Если нарушить это, удача отвернется от тебя. Стоун, начинай! Стоун произнес клятву, а остальные двое повторяли за ним.

- Мы, по отдельности и вместе, перед лицом смерти, положа руку на Священную Книгу, клянемся сделать все, чтобы разыскать Мадж Лайман, дочь нашего друга и компаньона, и честно разделить с ней все золото, которое мы сможем добыть из залежей, указанных Уотом Лайманом. Да поможет нам Бог!

- Да поможет нам Бог! - скороговоркой повторил Хили.

- А теперь, старина, расскажи нам все.

-Ты, Лефти, и ты, Стоун, выйдите на минуту, - приказал Лайман. Силы ненадолго вернулись к нему. Угасавшая свеча освещала его покрытое потом лицо. Рука, которой он коснулся Стоуна, была холодна, как лед.

- В чем дело? - начало было Лефти, но Стоун остановил его.

- Основной маршрут я открою Хили, - сказал Лайман, - место, где находятся копи - Лефти, а секрет золотой жилы - Стоуну.

- Это черт знает что! - воскликнул Хили. - Ты умрешь раньше, чем успеешь все рассказать. Открой тайну сразу троим! Ты, должно быть, сошел с ума. Говори, не то.

Его кулаки сжались, но Стоун так крепко взял его за руку, что Хили невольно разжал пальцы. Недовольно ворча, он отвернулся. Лефти подошел к нему и прошептал:

- Замолчи сейчас же! Ты ведешь себя, как последний дурак, и все испортишь. Посмотри на него! Глаза Лаймана смотрели на них с таким презрением, что Хили сник.

- Ты как мой компаньон получишь шанс наравне с другими. Иначе, - жест, который он сделал, был достаточно выразителен.

3
{"b":"56078","o":1}