ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Осторожно он выяснил, что эти вышедшие из моды оправы закупались оптом в Польше, Венгрии, Германии. Прибыль была 200-300 процентов, а ежели здесь вставлять еще и самые ходовые стекла, то прибыль этих "Светотеней", "Элегантов" подскакивала до 400-450 процентов.

Произведя необходимые расчеты, к концу лета Перфильев открыл экспериментальный цех по производству самых модных оправ. Последние каталоги и необходимое сырье он получал от Кнорре: два раза в месяц гнал в Париж за сырьем трейллер. Оправы он оптом отдавал в Прибалтийские государства, наладив связь с владельцами специализированных магазинов. Затем Кнорре подсказал ему: а почему бы не делать линзы самим? И не обычные ходовые, а самые дефицитные - редких конфигураций и редких диоптрий. Перфильев уже знал: хоть криком кричи - в России их не достанешь. А если где и удастся заказать, то сдерут только валюту. Как же быть массе людей, у которых нет валюты? Значит эти линзы надо гнать в больших объемах, оправы к ним тоже. И уже никому не сдавать оптом, а делать очки в комплекте, т.е. открыть свои два-три салона. Сперва в Москве и Петербурге, затем развернуться по другим городам России. Цена этих очков окажется доступней, ниже той, что ныне, но за счет оборота он компенсирует возможные от этого потери. На техсовете идею эту одобрили. Перфильев отправил факс Кнорре. Тот вывел его на солидную фирму в Сеуле, там можно было купить оборудование дешевле нежели во Франции. Фирма начала поставки. Договорились с ее главой, что в конце нынешнего года Перфильев прилетит в Сеул для заключения еще одного контракта на покупку самых современных высокоточных шлифовальных станков. Дата была согласована незадолго до отлета Перфильева в Париж. К этому времени он поручил собрать сведения о самых квалифицированных мастерах по обработке линз, предварительно переговорить с ними, сманить высокими заработками. Был вчерне готов проект большого цеха, для проектирования двух магазинов-салонов, их витрин и внутреннего оборудования были найдены лучшие дизайнеры. Оставалось только слетать на два дня в Сеул, а вернувшись, вплотную заняться подыскиванием помещений. Тут, полагал он, проблем особых не будет: отправится снова к Ушкуеву, тот за хорошую взятку найдет все, что нужно...

И вот на тебе - сбой, поездка в Сеул на грани срыва. Но все же Ушкуеву Перфильев позвонил.

- Здравствуйте, Филипп Матвеевич, это Перфильев.

- Рад слышать вас, - отозвался Ушкуев.

- Я собираюсь строить новый цех для производства линз и оправ для очков. К моменту его пуска хочу открыть для начала два салона по продаже готовой продукции. Вы меня поняли?

- Конечно, Павел Александрович. Значит цех и два магазина-салона. Когда заглянете ко мне?

- Вот слетаю в Южную Корею, потом уже встретимся, чтоб уточнить детали...

- Жду вас...

С Ушкуевым Перфильев имел дела, когда создавалась фирма "Стиль-керамика". Первым на Ушкуева вышел Лебяхин: когда тот понадобился, Василий Кириллович подсел к компьютеру, отыскал "Ушкуев Филипп Матвеевич. Завербован КГБ в 1976 году будучи инженером ЖЭКа. Дальше шли подробности почти весь "послужной список" Ушкуева на поприще стукача. Когда он понадобился, Лебяхин съездил к нему и побеседовал. Ушкуев стал ручным...

В воскресенье Перфильев и Влад Сидельников отправились в госпиталь навестить Лебяхина. По дороге купили бананы, апельсины, лимоны и хороший липтоновский чай - знали, что Василий Кириллович большой любитель чая.

Он лежал в светлой двухместной палате, выглядел неплохо, правда, чуть осунулся.

- Ну что, добры молодцы, явились обмерять, какой длины гроб заказывать?.. Вон стулья у стены, берите, подсаживайтесь. Как слетал? спросил Лебяхин Перфильева.

- Нормально.

- У меня есть для тебя кое-какие новости. Но это потом, когда выпишусь.

- Когда собираетесь домой? - спросил Сидельников.

- Еще какие-то анализы надо, и на "узи" еще раз. Ты чем-то озабочен? - спросил он Перфильева, пытливым умным взглядом уловив по глазам Перфильева некое беспокойство.

- Ничего особенного, - ответил Перфильев и рассказал о телефонных звонках и о странном затягивании оформления его документов для поездки в Южную Корею. Прежде такого не случалось.

- Звонки-то ладно, может твою квартиру хотят обчистить, а может кто-то балуется. А вот с документами... Такого раньше не было. А не полететь или опоздать тебе нельзя. Несолидно... Ладно, я тут на досуге что-нибудь придумаю, - и повернувшись к Сидельникову, сказал: - Как думаешь, племянничек, с чего это Субботин волокитит документы Павла?

- А черт его знает!

- А надо бы знать. Так что прикажи радиотехнической службе от моего имени: пусть ушки навострят.

- Понятно...

Они посидели еще с полчаса, поболтали о всяких общероссийских новостях, покуда сестра, пришедшая ставить капельницу, не выставила обоих...

Вечером Перфильевы поехали в Ленком на премьеру. После спектакля Перфильев отвез жену домой, а свою "девятку" погнал в гараж. Возвращался городским транспортом. Было сыро, слякотно, предзимний ветер, словно пробуя свою силу - готов ли к зиме - дергал и выкручивал мокрые обнищавшие ветви деревьев. Перфильев миновал уже гулкую подворотню, направился было к своему подъезду, когда увидел, как из тени к нему стали приближаться фигуры. Случайности тут быть не могло, понял он сразу: уж слишком синхронно сближались, держа его между собой. Двор был пуст, никто не поможет. "Дадут обрезком трубы по голове, ограбят, разденут. Это в лучшем случае", - быстро думал он, ища решение. Взгляд его упал на припаркованные машины соседей, выделив серую "Волгу" соседа по лестничной клетке, старого полярника-гидролога. У них были очень хорошие отношения, несмотря на разницу в возрасте. Когда-то Перфильев привез ему из Парижа электронное противоугонное устройство, сам его и поставил, наладил.

Решение пришло молниеносно: сделав четыре шага навстречу одному из приближавшихся, резко отскочил вправо, подбежал к "Волге" и затряс ее за рейки багажника, укрепленного на крыше. Тотчас прерывистым криком отозвалась противоугонная сигнализация. Незнакомцы от неожиданности остолбенели, затем бросились в подворотню и выскочили на улицу. Перфильев слышал, как наверху в подъезде лязгнула дверь лифта, затем из подъезда в куртке, торопливо надетой на майку, в спортивных брюках выскочил сын гидролога сорокалетний крепыш с метровым куском свинцового кабеля в руке.

- Чего она взревела? - спросил он, заметив Перфильева.

- Меня увидела, наверное, испугалась, - отшутился Перфильев. - Иногда случается, срабатывает, может, ветер качнул...

Они вошли в лифт.

- Как отец? - спросил Перфильев.

- Ничего. Сидит по вечерам над кляссерами, раскладывает марки...

Попрощались на лестничной площадке...

Жене Перфильев ничего не стал говорит, умолчал об этом происшествии и на работе: экое событие, мало ли нынче грабят!..

Из Шереметьево Желтовский поехал к себе на дачу, где постоянно жил один. Семьи у него не было. В городской квартире он почти не бывал, там жила мать.

Переодевшись в домашние старые джинсы и теплый свитер, он с радостью сбросил туфли, содрал носки и с наслаждением босой ступил на прохладный линолеум. Сварил кофе, присел к письменному столу, закурил, закинул ноги на спинку второго кресла и включил автоответчик. Услышал голос матери: "Митенька, вернешься, позвони. У меня все в порядке. Смеситель на кухню, что ты привез, я поменяла в "Сантехнике" на другой. Слесарь ругался, что какая-то резьба не подходит. Тебе звонила Женя. Я сказала, что ты в отъезде. Просила, чтоб ты позвонил, у нее что-то интересное для тебя. Да, забыла, два дня у меня гостили Лыковы, они приезжали из Бешкека, будут покупать квартиру во Владимире. У меня кончился "дильрен", осталось всего пять капсул. Он мне лучше всего помогает. Жду твоего звонка, а еще лучше, ежели сам заявишься". Больше на кассете никаких записей не было.

Он позвонил матери:

- Ма, я уже дома. Живой, здоровый. "Дильрен" я тебе привез, хватит на год. Буду у тебя завтра в четыре... Да... Нет, хочу голубцы и чтоб запить, чашку крепкого бульона... Ничего, ничего, мне не повредит... Хорошо... Все, до завтра... Ну, ну, не серчай... Много работы...

16
{"b":"56079","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере
Любовница без прошлого
Алекс Верус. Бегство
Сантехник с пылу и с жаром
Спасти нельзя оставить. Хранительница
Нелюдь. Великая Степь
Мост мертвеца
Точка наслаждения. Ключ к женскому оргазму
Околдовать и удержать, или Какими бывают женщины