ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Его знобило от боли в голеностопе и от мысли о поездке: если он не исполнит этот "заказ", его самого ликвидируют либо в Москве, либо тут, в Риге. Большой Хозяин никому ничего не прощает, таких, как Артур, у него еще несколько "диспетчеров" и по бывшему Союзу, да и за рубежом, отыщет хоть в Америке, хоть в Германии, а в Польше запросто, как в Юрмале, и тогда - "сквозняк" в черепе. А пули не возвращаются из полета, они извинений не принимают...

Было холодно, ветер крутил опавшие рыжие листья, и они, как маленькие лисята, гонялись друг за другом. В такую погоду Артур Аузинь старался не выходить из дому, носил теплый, почти до колен домашней вязки толстый свитер. Но сейчас, после телефонного разговора, и в свитере стало зябко. Аузинь снял трубку, набрал номер:

- Айна, привет. Мне очень нужно завтра уехать ранним в Москву... Да... И обратный через день. В "СВ"... Ты в той же кассе завтра?.. Договорились.

Положив трубку, он слизнул с ладони таблетки, запил двумя глотками молока и стал собирать в дорогу сумку...

В этот день Зуйков к двум часам ждал Батрова. А в девять пятнадцать неожиданно позвонил Желтовский. Зуйков обрадовался.

- Вы когда вернулись, Дмитрий Юрьевич? - спросил он.

- Только-только. И, как видите, держу свое обещание - звоню.

- Очень кстати. Вы мне нужны.

- Могу приехать хоть сейчас.

- Жду. Но захватите с собой все: фотоматериалы, видео, аудио.

- Постараюсь...

Через час Желтовский был уже у Зуйкова.

- Вы маленько отощали, - сказал Зуйков.

- Дома наберу.

- Как там?

- Ничего веселого.

- Кое-что видел, читал... Ну что, приступим?

- Не терпится? - засмеялся Желтовский. - Вы хоть немного приблизились к ответу, что произошло с Фитой: застрелили или застрелился.

- Второе. На девяносто девять процентов.

- А мотивы?

- Ищу... Вы взяли с собой все?

- Почти, - Желтовский извлек из сумки две видеокассеты и черный конверт от фотобумаги с фотографиями. - Где будем смотреть?

- Пойдемте, - Зуйков встал...

Они вошли в комнату, где стоял монитор и видеомагнитофон.

- По ходу дела я буду комментировать, - сказал Желтовский, вставляя кассету. - Сперва похороны, - он взял пульт. Поехали?

- Да! - сказал Зуйков и обернулся к двум сотрудникам, сидевшим в креслах сзади: - Смотрите внимательно.

Желтовский нажал кнопку "play". Пошли кадры похорон Фиты.

- Внимание! - предупредил Желтовский. - Вот трое: слева глава фирмы "Улыбка" Батров, рядом рыжеволосый старик, справа глава фирмы "Лесной шатер", - Желтовский остановил движение пленки. Снято было очень крупно, лица почти во весь экран.

"Он-то знал, что снимать, - подумал Зуйков. - А мы снимали общие планы."

- ...Глава фирмы "Лесной шатер"... - продолжил Желтовский.

- ...Гирхан Арсанукаев! - воскликнул Зуйков.

- Совершенно верно... Двинемся дальше, - пустил он магнитофон. Проплыли общие планы, лица родственников, оркестр. Затем Желтовский отмотал пленку в обратном направлении. - Внимание! Фокус! - камера снова поймала Батрова и Арсанукаева. Рыжеволосого рядом уже не было. - Исчез. А ведь прошло всего полторы минуты, - сказал Желтовский. - Что же это он не дождался конца похорон?

- Если пришел, наверное хорошо знал Фиту. Но почему не дождался, чтоб швырнуть горсть земли в могилу? - как бы себя спросил Зуйков. - Поспешил исчезнуть, а?

- Может не очень хотел светиться, а, товарищ полковник? - сказал сидевший сзади сотрудник.

- А что, резонное предположение, - отозвался Зуйков.

Тем временем Желтовский вставил другую кассету. Сперва на экране возник общий план авиасалона в Бурже, толпа людей, вдали самолеты и вертолеты.

- Внимание! - предупредил Желтовский. - Вот наши знакомцы. - В кадре появились те же трое, затем к ним примкнул четвертый: смуглое лицо, усы, борода, воротник белой сорочки стойкой. - Это авиа-шоу в Бурже. И новое действующее лицо.

- Кто он? - спросил Зуйков, глядя на остановленный кадр.

- Это высокий чин.

- Неужто вы и фамилию знаете? - засмеялся Зуйков.

- Грош была бы мне цена, - сказал Желтовский, - если бы я отдал вам на откуп устанавливать, кто он.

- Так кто же он?

- Господин Хеджези, из Министерства обороны Ирана, обитает в Москве в своем посольстве, часто совершает подобные зарубежные вояжи.

- Учитесь работать, - обернувшись к сотрудникам, сказал Зуйков. Теперь он понял, почему у Фиты в блокноте был телефон посольства Ирана.

- С кассетами - все. Займемся фото. Он высыпал из черного конверта фотоснимки на журнальный столик. - Батров и Арсанукаев жили в одной гостинице. Фита где-то в другой. А рыжеволосый обитал в третьем месте. На мой вопрос в Бурже: знает ли Фита эту троицу, он солгал мне, сказал: "Понятия не имею". Вот, - и Желтовский взял со стола фотоснимок. - Я щелкнул их всех в холле гостиницы, когда они весело беседовали у сувенирного киоска. Не похоже было, что они только что познакомились. Потом разошлись: Арсанукаев и Батров вместе, Фита отдельно, а рыжий подождал, поймал такси и уехал.

- Вы не помните, в каком месяце и какого числа вы делали эти снимки?

- Конечно помню, - Желтовский назвал, а Зуйков отметил про себя, что дата эта совпадает со временем поездки Фиты во Францию, о которой сообщил Зуйкову сын Фиты.

Среди фотографий Зуйков обнаружил такой же снимок, какой ему склеили в лаборатории из обрывков найденных им в корзине для мусора на даче Фиты.

- Рыжеволосого установить не могу, - сказал Желтовский. - Но по мелочам, которые засек во время их общения, складывается ощущение, что командует парадом он.

- И даже не Фита? - спросил Зуйков.

- Похоже нет... Фита тоже на главных ролях, но на других.

- И вы знаете на каких?

- Почти.

- Поделитесь?

- Не сейчас. Во-первых, мне нужно спросить согласия.

- У кого?

- У одной женщины... Во-вторых, мне нужна гарантия, что вы не помешаете моему успеху в этом деле.

- Вы хотите предать гласности?

- Это моя профессия.

- Хорошо, я дам вам такую гарантию при условии, что это не помешает следствию.

- Наоборот, пособит, - сказал Желтовский.

- Кто эта женщина, если не секрет?

- Бывшая помощница Фиты, Евгения Францевна Скорино.

- Вот оно что! А мы ее ищем, у нас ее телефон есть, звоним, но никто не отвечает.

- Я ее спрятал.

- От кого?

- На всякий случай от всех.

- Вы можете оставить кассеты?

- Только для того, чтоб вы сняли копии. Фотографии могу подарить, у меня есть негативы.

- Спасибо... Дмитрий Юрьевич, вам такая фамилия - Якимов не попадалась.

- Нет. А что?

- Интересует.

- Откуда она всплыла?

- Из наших поисков.

- Своими успехами вы, конечно, делиться со мной не станете? ухмыльнувшись, спросил Желтовский.

Зуйков извинительно развел руками.

- Когда же мы увидимся снова? - намекающе спросил Зуйков.

- Скоро, - неопределенно ответил Желтовский. - После моей встречи с одним человеком. Он умолчал, что этот человек - генеральный директор государственного НПО авиастроения "Крыло" Кононенко Артемий Тарасович. Зуйков же не стал спрашивать, понимая, что Желтовский не скажет.

- Ладно, - сказал Зуйков. - Буду ждать вашего звонка. У нас пока есть, что делать.

- У меня к тому моменту будет для вас еще одна сенсация...

Итак, главу фирмы "Лесной шатер" Гирхана Арсанукаева Зуйков решил пока не трогать, понимал, что он, как попугай будет повторять все, что скажет Батров. К Гирхану Арсанукаеву придет свой черед...

Ровно в четырнадцать ноль-ноль Евсей Николаевич Батров - глава фирмы "Улыбка" - сидел в кабинете Зуйкова.

- Евсей Николаевич, в связи со смертью Фиты возникло несколько вопросов. В том числе и к вам. Вы же были хорошо знакомы?

- Знакомство наше было случайным, я бы сказал поверхностным. Познакомились мы лет восемнадцать-двадцать тому назад, но отношений не поддерживали. В особенности в последние годы. Он занимал высокие посты, член Госдумы. Так что я о нем лишь читал иногда в прессе, видел по телевидению, а он меня, пожалуй, и забыл.

47
{"b":"56079","o":1}