1
2
3
...
18
19
20
...
58

— И что дальше? — Мину рассказ явно заинтересовал.

— Ничего такого, о чем ты подумала, — улыбнулась сказочница. — В Сан-Аркане волшебство — преступление. Поэтому девушку тут же схватила стража, и она конечно же с потрохами сдала свою тетку. Ведьму поймали и повесили на главной площади. Мораль же этой истории такова — не поскупись колдунья на качественное заклинание — была бы королевской родственницей, а не болталась в петле. Так что я должна сотворить иллюзию не менее стойкую и столь же правдоподобную, как настоящее платье. А для этого нужна подлинная урехтская пыль.

— Почему бы тогда и не надеть настоящее? На те деньги, что уйдут на урехтскую смесь, можно купить десяток королевских нарядов.

— Видишь ли, — объяснила Мирра, — под настоящей юбкой ни арбалета, ни меча не спрячешь, а они мне могут очень пригодиться.

Часть II

Предательство

Утро следующего дня началось с визита главнокомандующего. Эльф выглядел чем-то озабоченным.

— Что случилось? — забеспокоилась Мирра. — Эдарген получил еще подкрепление? У нас неприятности?

— Нет-нет, все как обычно… Послушай, вы ведь с Люсиндой подруги?

— Конечно.

— Случайно не знаешь, что с ней, с чего вдруг такое внимание ко мне? Ее страсть пышет жаром в прямом и переносном смыслах!

— Я ничего не знаю. — Мирра тут же скроила самую простодушную мину.

Хаэлнир подозрительно сощурился. Дама поспешно изобразила ресницами полет бабочки, демонстрируя полную невинность.

— Не понимаю, чем ты не доволен? Люсинда — обворожительная женщина.

— Потрясающая! — подтвердил эльф.

— Если вы с ней сойдетесь, мы станем, что называется, тирзон'ни ан синна[16], — она не преминув блеснуть своим знанием эльфийского, — добрые родственники.

Хаэлнир отчего-то вздрогнул, наверное, ее эльфийский акцент все еще резал слух.

— Уж не вы ли, моя госпожа, приложили к этому руку? С чего это вы решили стать сводней? Г'Асдрубал тоже замешан?

— Нет-нет, он не в курсе! — заверила Мирра и тут же прикусила язык, поняв, что проболталась. — А что такого? — перешла она в наступление, как делала всегда, когда чувствовала, что не права. — Да за то, чтобы обнять Люсинду, любой мужчина отдаст обе руки… одну руку и… нет, обе ноги…

— Закончим с расчлененкой, — предложил Хаэлнир. — Мы с Люсиндой — хорошие друзья и, надеюсь, такими останемся. А вам, прекрасная госпожа, было бы неплохо немного подумать, прежде чем поджигать эту очаровательную петарду.

— Так ты… отказал ей?! — Мирра не на шутку перепугалась, представив, что может сделать с эльфом разочарованная драконница (назвать великолепную Люсинду «отвергнутой» язык не поворачивался). — Ой, и Змей, как назло, уехал!..

— А! Поняла наконец? Между прочим, Вран в самый разгар войны мог лишиться своего главнокомандующего !

— Что же делать?! — Правительница уже ставшим привычным жестом ухватила за рукав присевшего рядом эльфа.

— Уже ничего. — Хаэлнир позволил себе едва заметно улыбнуться. — Хвала Творцу, дело было в подвале у Даэна. Он догадался прийти на помощь и очень вовремя «проговорился», что леди Мьюриэль как-то упоминала, мол, ни одной женщине не отбить у нее Бреанира.

— И что с того?

— О, Люсинда сочла это прямым вызовом. Я был забыт быстрее, чем она поменяла окраску, чтобы стать в тон рыжему красавцу. Так что у Брена новая поклонница.

— Вот и понадейся на подругу! — Мирра перевела дыхание. — А обещала ведь… То есть я хотела сказать: как некрасиво с твоей стороны подставлять друга.

— Вот именно. — Тон главнокомандующего снова стал серьезным, — КАК НЕКРАСИВО ПОДСТАВЛЯТЬ ДРУГА.

Если Мирра и устыдилась, то только на секунду. Самой удивительно, как быстро она умудрялась находить себе оправдание.

— Ты бы все равно выкрутился. Ну, как тогда со мной, помнишь? Мог бы внушить Люсинде иллюзию любовного свидания.

— Тебя это обидело? — искренне огорчился эльф. — Мне казалось, я поступаю правильно.

— Да ладно! — Мирра припомнила подробности своего путешествия в поисках дракона. Тогда, чтобы поднять ей настроение, Хаэлнир создал искусную иллюзию страстной ночи. Хорошо, конечно, что всего этого на самом деле не было, иначе поиски мужа могли завести ее совсем не в ту сторону. Но ночка получилась уж очень запоминающаяся, и первый поцелуй…

— Я не хотел тебя обманывать.

— Вообще, сама могла бы догадаться. — Правительница тряхнула короткими кудрями, отгоняя непрошеные воспоминания. — На всех, кроме Змея, мои поцелуи производят неотразимо-сонное воздействие. Так что все, что тогда случилось, ничем, кроме морока, и быть не могло!

— Ошибаешься, — возразил Хаэлнир, с достоинством оправляя камзол. — Мы, эльфы, созданы так, что усваиваем любые вещества, и ядов для нас просто не существует. Помнишь, я тебе рассказывал об особенностях пищеварения каждой из рас. Так что твой поцелуй никак на мне не отразился.

Это «никак не отразился» невольно зацепило Мирру.

— Рассказывай! — с сомнением покачала она головой.

— Устроим проверку, — в неожиданной запальчивости предложил эльф.

— Давай!

Они приступили к делу спокойно и рассудительно, без намека на страсть. Но поцелуй вышел неожиданно долгим, что называется взасос. Ну, в конце концов, они же проводили исследование, а длячистого результата легкое чмоканье не подходило. Когда эльф отпустил Мирру, она еще целое мгновение сидела зажмурившись, потом поспешно открыла глаза и придала лицу отстраненное выражение.

— Ну как?

Ей показалось, или Хаэлнир тоже на секунду замешкался с ответом? После чего сморщил лоб, демонстрируя, что прислушивается к чему-то в себе. Вышло забавно. Мирра засмеялась.

— Пока ничего, — эльф развел руками, — но единичный опыт ничего не доказывает.

И они поцеловались еще раз. И Мирра снова почувствовала… в общем, почувствовала, что еще немного, и она опять позволит заморочить себе голову! Не без внутренней борьбы она высвободилась из уютных объятий.

— Ты прав, на эльфов это не действует! — поспешно, чтобы скрыть неловкость, сказала она.

— Еще как действует!

Мирра догадалась, какое значение было вложено в последнюю фразу, и по телу у нее побежали мурашки. Неловкая пауза все-таки повисла.

«Доэкспериментировалась! — мысленно костерила себя правительница. — Еще чуть-чуть, и тебе опять достанется добротная эльфийская иллюзия, либо — что менее обидно, но гораздо хуже — остаток жизни не сможешь честно смотреть в глаза мужу!»

— Прости, это моя вина. — Хаэлнир поднялся. Но, глядя снизу вверх, Мирра сумела заглянуть в глаза. Сколько же боли там было! Показалось, ее саму ножом полоснули по сердцу. Ох, дальше было затевать флирт с мужчиной, который только-только понес сердечную утрату.

— Хал. — Мирра вцепилась эльфу в руку, заставила снова присесть рядом, — Пожалуйста! — Она ничего не сумела добавить, но постаралась снова поймать взгляд, чтобы он понял, чтобы прочел ее мысли…

И он, кажется, прочел. Во всяком случае, выражение безысходной тоски исчезло из фиалковых глаз.

— Я люблю Змея, ты знаешь, — не отпуская руку друга, рискнула продолжить Мирра, — но… и тебя я тоже… люблю. — Еще один пристальный взгляд в лицо — понял ли? — Я не могу решить… — Голос против воли приобрел капризные нотки.

Хаэлнир мягко освободился от удерживающих рук и поднялся.

— Ладно-ладно, — уже своим обычным голосом ответил он. — Я понял. Не переживай так. — Потом улыбнулся, глядя в перепуганное лицо. — Правда, ничего страшного не случилось. Никакой спешки но парочку столетий я вполне могу дать тебе на раздумья!

— Точно? — Мирра прищурилась.

— Раздави меня Минола! — шутливо поклялся эльф, и правительница наконец вздохнула свободой. Хаэлнир, кажется, не собирался делать глупостей, как то: уезжать из Врана, искать смерти на поле боя, сражаться с драконом… Хотя насчет последнего нужно будет на всякий случай еще уточнить.

вернуться

16

…тирзон'ни ан синна (эльф.) -добрые брат и сестра. Тирзон — прозвище, полученное Хаэлниром во время Генетических войн, дословно означает «Добрый Брат», то есть брат Смерти. Такое же название замуррские кочевники дали смертоносным пылевым бурям в Южной пустыне, причем неизвестно, кто в честь кого назван.

19
{"b":"5609","o":1}