ЛитМир - Электронная Библиотека

Женщина бросила беспомощный взгляд на эльфа, но тот был сама невозмутимость.

— Желаю здравствовать и вашему королевскому величеству! — справившись с легким замешательством, ответила она. — Мы пришли поговорить о мире.

— Спешимся, — предложил король, — разговоры о мире редко бывают короткими, ни к чему отсиживать спины лошадям.

Мирра снова скосила глаза на Хаэлнира, тот едва заметно кивнул и первым соскочил на землю. Затем аккуратно снял с седла правительницу.

Знаменосцы и герольды остались стеречь коней. Арканский правитель и вранские парламентеры медленно пошли по довольно высокой траве, уже успевшей подняться после недавнего сражения. Юбка, хоть и иллюзорная, вовсю цеплялась за жесткие стебли, отчего Мирре все труднее было удерживать на лице любезную улыбку.

— Ну так что у вас ко мне? — Шедший впереди король наконец остановился и обернулся к ним.

— Мы хотим прекратить никому не нужную войну… — Мирра поправила вырез куртки. Знала б, что король видит сквозь волшебный наряд, обрезала бы лиф повыше!

— То есть сдаться?

— Сдаться?! — Правительница подавила всплеск раздражения. — Что ж, можно, конечно, и сдаться. Все зависит от того, придем ли мы к соглашению.

Эдарген молчал.

Нет, порядочные рыцари так не поступают! Как отвратительно, что король ведет себя вовсе не так, как ей представлялось. Мирра согнала с лица дипломатичную улыбку — раз Арканец не умеет поддерживать тонкую беседу, полную полунамеков, то и ей тянуть незачем.

— Полагаю, ваше величество убедилось, что Вран так просто не взять. Скажу больше, у вас почти нет шансов на победу (Эдарген свел брови, но ничего не сказал), хотя Другой Сестре, конечно, виднее… Но не стану также скрывать: победа может достаться нам слишком дорогой ценой. А мне не хочется терять людей и разрушать город в бессмысленных сражениях. Долгая осада никому не выгодна. Так почему не договориться? Вам нужны новые земли и слава завоевателя? Мы согласны войти в состав Соединенного королевства. С тем условием, что вы позволите княжеству жить по своим законам, и, конечно, гонения на магию — это слишком! К тому же, как мы недавно убедились, сами вы отнюдь не чураетесь колдовства и колдунов. Отчего же не пойти на уступки? Естественно, такое послабление потребует материальной компенсации…

Правительница сделала многозначительную паузу, и на этот раз Эдарген заговорил, хотя и не о том, о чем, по ее мнению, следовало бы.

— Долгая осада — штука накладная и хлопотная, но все же я могу себе ее позволить, а вот Вран — вряд ли. Все, что мне нужно, — достаточно долго не позволять никому из вранцев покидать город. Не стоит обольщаться насчет озера. На днях я собираюсь заняться этим вашим «флотом», так что о подвозе продуктов по воде вскоре придется забыть. Посмотрим, как долго продержатся на сухом пайке драконы! Что же касается магии — по законам Сан-Аркана все, кто прибегает к колдовству, должны быть и будут уничтожены. Имея за спиной такую армию, — небрежный кивок в сторону арканского стана, — нет нужды идти ни на какие уступки. Завтра или через год Вран будет моим, и без всяких условий!

— Ваше величество чрезвычайно самоуверенны. — Мирра опустила глаза, чтобы собеседник не заметил пылавшего в них бешенства. — Помнится, тому дней десять назад ваша армия выглядела куда внушительнее, но, кажется, это не слишком помогло… Впрочем, я горячо рекомендую вам совершить рейд за озеро. Когда вернетесь, убеждена, найдете мои сегодняшние условия более чем приемлемыми. Что касается драконов — они утолят голод вашими подданными. И наконец о колунах: никак не пойму, откуда такая ненависть к магии? Не в вашем ли советнике тут дело? Если так, то к чему идти на поводу у одного мага, уничтожая ради его пользы всех остальных?! Тем более что сам этот маг, кажется, не слишком печется об интересах вашего величества и не далее как вчера даже предложил нам союз.

Лицо Эдаргена осталось невозмутимым, но, видно, сообщение о предательстве Верлейна все таки задело его за живое.

— Я не верю наветам врагов, — с нажимом произнес король, но правительнице показалось, что эта фраза имела скорее вопросительную интонацию.

— Конечно, не стоит верить на слово, — вкрадчиво заметила она, — если есть возможность увидеть все собственными глазами. Думаю, не ошибусь, если скажу, что пару часов назад ваш многоуважаемый колдун покинул лагерь. Или он не удосужился сообщить вам? Это несложно проверить. Через час назначено свидание, на котором мы собирались обсудить цену, за которую ваш министр согласится «продать» вас. Желаете лично попасть на встречу? Это придаст ей дополнительную пикантность…

— Нет.

— Полагаете, это ловушка?

— Нет.

Все-таки Эдарген оказался удивительно несговорчив.

Мирра развела руками, показывая, что исчерпала доводы. Они с Хаэлниром и не рассчитывали, что король согласится. Достаточно того, если он перестанет доверять Верлейну.

— К месту встречи отправится мой оруженосец, — неожиданно заявил Непобедимый. — Согласны?

— Торки, отведи королевского посланца к воротам, пусть кто-нибудь из драконов слетает с ним к Бычьей балке, — вместо ответа приказала Мирра.

К счастью, сын не стал препираться, а, кивнув поманил оруженосца, отряженного Эдаргеном, за собой. Краем глаза она видела, как два всадника направились в сторону Врана, и облегченно вздохнула: чудесно, что нашелся повод спровадить Эрсторгена в город, все-таки так спокойнее!

— Продолжим? — улыбнулась королю.

— Нет.

Мирра чуть не взорвалась. Так бы и стукнуть упрямого Арканца по наглой роже!

— Я возвращаюсь в лагерь. Моего посланника, если он вернется живым, прошу оставить на этом месте. Я пришлю за ним конный разъезд. Еще раз желаю здравствовать прекрасной госпоже и ее спутнику. — Эдарген слегка поклонился и зашагал к своему коню. Правительница в сердцах плюнула на землю.

— Нет, ты видел? — обратилась она к не открывавшему все это время рта Хаэлниру.

— Да, — спокойно откликнулся тот.

— И что скажешь?! — Немногословность советников начинала правительницу угнетать.

— То же, что и раньше. — Эльф подал женщине руку и повел к оставленным ими лошадям. — Король — не дурак. Чего ты ожидала? Что он бросится жать нам руки, а потом побежит в лагерь — расправляться с Верлейном? Это было бы нелогично.

— Зато удобно для нас.

Мирра уселась в седло. После неудачных переговоров хотелось скорей вернуться в замок и хорошенько все обдумать.

— Что-то не так с моим магическим нарядом, — пришпоривая Тень, заметила она.

Хаэлнир, ехавший стремя в стремя, отрицательно покачал головой:

— У короля сильный амулет против колдовства. Он один сумел раскусить твое волшебное платье, остальные так и не сообразили, о каком орудии идет речь, а значит, иллюзия продолжала работать.

— Все равно, какой стыд! А я еще собиралась пробовать на Эдаргене свои женские чары, это с отвисшим-то животиком?

— Нет худа без добра, теперь мы знаем, что заклятием Арканца не сразить.

Мирра лишь махнула рукой.

— Где Торки? — спросила она у стражи, едва за ними захлопнулись Вранские ворота.

— Уже улетел, — доложил капитан гвардейцев.

— Куда еще? — Правительница стерла иллюзию, гарцевать и дальше на лошади в роскошном платье не было никакого смысла.

— По вашему приказу понес арканца шпионить за магом, — сообщил спустившийся со стены Вольд.

— По моему приказу?! — Мирра едва не свалилась с лошади, спасибо, Хаэлнир поддержал.

— Ты сказала: «Пусть кто-нибудь из драконов…» — напомнил он. Мирра схватилась за сердце. Вольд непонимающе переводил взгляд с одного на другую.

— Все в порядке, командир, — заверил его эльф. — Правительница просто нервничает из-за переговоров.

Хаэлнир помог ведьме сойти с Тени, а то новость в буквальном смысле вышибла ее из седла.

— Не стоит впадать в панику, — шепнул он, — ничего еще не случилось. Мальчик слетает до Бычьей балки и вернется. Однако привычной уверенности в его голосе не чувствовалось.

21
{"b":"5609","o":1}