ЛитМир - Электронная Библиотека

Хвастовство Змея было тут же наказано. Раскаленное каменное ядро ударило в правый бок, едва не сбросив его в воду.

— Ахх, с-ш-штрауд! — болезненно зашипел дракон и плюнул в обидчика — а это был двухмачтовый корабль с вычурно позолоченной кормой — огненным шаром. Попадание, надо сказать, получилось особенно удачным. Вот что значит плюнуть от души! Трюм корабля почти мгновенно вспучило, раздался взрыв, напоминавший рождение маленькой золотой Ауреи. Потом обломки затянуло густым едким дымом — на борту шхуны явно хранился запас жидкого огня.

Но далеко не все вражеские корабли взрывались от первого же драконьего вздоха, на большинстве опытным матросам некоторое время удавалось сбивать магическое и обычное пламя, так что кораблям и людям Сигистора тоже хватало работы. Не обошлось и без потерь: три брига мятежников догорали, подожженные меткими залпами противника, еще шесть беспомощно дрейфовали, лишенные мачт и парусной оснастки. Но все-таки оказалось, что в морской битве дракон дает неоспоримое превосходство — для арканцев все было кончено задолго до того, как солнце Мира начало величественное падение в океан.

Г'Асдрубал опустился на палубу «Толстяка-тритона», приняв свое человеческое обличье. На мачтах догорал такелаж, капая расплавленной смолой на головы закопченных матросов. Несколько человек из команды расчищали бак и мостик от тлеющей парусины, сталкивали за борт трупы арканцев. Еще четверо помогали спуститься в трюм своим раненым. Заправлявший кораблем в роли капитана Тан радостно кинулся навстречу.

— Славная битва! — воскликнул он. — А какой корабль?! А? Корпус, оснастка — просто мечта. Хоть и зовется «Толстяк», на плаву, словно перышко!

— А как же «Морская ласточка»? Сигистор вряд ли захочет расстаться со своим верным ветродуем.

Змей похлопал по плечу возбужденного мастера.

— Да, верно… — Тот как-то сразу приуныл. Драконулыбнулся про себя, Тану явно понравилось быть капитаном. — Слушайте, господин Змей, замолвили бы словечко за меня хозяину? Уж больно яхта хороша! А за ветродуя у него мой сын останется…

— Сделаю, что смогу. Так, ну а как тут мой протеже? Помогал тебе? Что-то я его нигде не вижу…

Эрссер еще раз оглядел палубу. Перед сраженном он отправил молодого колдуна вместе с Зомом на борт «Тритона» в расчете, что маг сумеет принести пользу в сражении, заодно и жизненного опыта поднаберется. На всякий случай просил Тана поберечь парня, все-таки многодетный отец.

Тан кисло скривился.

— Неужели задело беднягу?!

— Да нет. — Мастер всплеснул короткими ручками. — Мы его почитай сразу в трюм отправили, еще и обстрел как следует не начинался.

Ветродуй махнул рукой, приглашая спуститься с ним под палубу. В конце короткого коридора толкнул дверь. Между бочками со смолой и тюками с парусиной, обхватив руками подтянутые к подбородку колени, сидел «подвальный маг», как окрестил его Г'Асдрубал, не утруждаясь запоминанием имени. Лицо юноши было зеленоватого оттенка, руки, даже сцепленные, ощутимо дрожали.

— Не моряк… и не воин, — удрученно покачал головой капитан.

Змей, бросив на колдуна беглый взгляд, вышел и прикрыл дверцу. Парень никак на него не отреагировал, поскольку знал только в облике Финеска.

— Сидит тут с начала сражения, — пояснил Тан. — Сейчас еще ничего. А попервости вопил и по палубе бегал. Ну мы его и определили в трюм, чтоб не разводил панику.

— Н-да, — Змей в свой черед покачал головой, превращения труса в храбреца не получилось…

— Зато Зом как себя показал! — Тан подхватил приятеля под руку и потащил в другую сторону.

В каюте капитана на врезанной в переборку койке лежал доверенный приказчик Финеска. Его лицо тоже не радовало румянцем, но по иной чем у колдуна, причине. Корабельный лекарь бинтовал чистой холстиной плечо, но на ткани, вопреки его стараниям, снова и снова проступала кровь. Рядом, в медном тазу, валялась устрашающего вида стрела с четырехгранным наконечником и отломанным опереньем.

— Насквозь прошла, вот здесь ниже ключицы… — Мастер показал на себе, потом поспешно «сдул» воображаемую рану.

Змей переступил порог уже в виде банкира: Зомпопытался привстать, заметив в дверях хозяина.

— Господин Финеск…

— Не двигайся, Зом, ты мешаешь доктору.

— Он у вас, оказывается, еще и вояка. Как пошел душить арканцев багром — я прям залюбовался! Потом этот арбалетчик, чтоб ему Испох руки отгрыз много наших положил и Зома вот… — продолжал нашептывать в ухо ветродуй.

Лекарь закончил перевязку и удалился, прихватив окровавленный тазик.

Приказчик попробовал усесться поудобнее, заворочался, придерживая рукой плечо.

— Давай-ка я… — Лжебанкир помог ему приподнять спину, просунул под плечи свернутое одеяло.

Господин Финеск, — понизив голос, произнес Зом, когда тот склонился над кроватью. Рот приказчика кривился от боли, но держался он стойко. — Это ведь вы были тем драконом? — Глаза слуги испытующе впились в лицо.

Змей не смог солгать раненому:

— Да, Зом, это был я. Сожалею, что пришлось тебя обманывать.

Ответ приказчика обескуражил его.

— Ну что вы, хозяин. Я всегда знал, что вы не такой, как все!

Честное слово, Эрссер был растроган преданностью старого мерзавца.

— Поправляйся скорее, — скрывая замешательство, пожелал он. — И… вот еще что, — дракон обернулся уже в проеме, — мне тут придется отлучить кое-куда… Так, я надеюсь, ты сумеешь присмотреть за домом?

— Конечно, хозяин!

— Ну и Аги… — дракон замялся, — позаботься оней, если что…

Он поспешил покинуть каюту, чтобы не принимать изъявления незаслуженной верности, но все же успел услышать:

— Вы вернетесь.

Слова прозвучали не как вопрос, как утверждение.

* * *

Плохие вести летят быстрее ветра. А еще говорят: «Дурная весть повсюду ведет с собой подругу». Новость о поражении арканской армады достигла лагеря у вранских стен одновременно с известием о внезапной кончине Непобедимого. Собственно, арканские военачальники пытались сохранить гибель государя в тайне, хотя бы на время. Но куда там, о странной смерти короля шел шепот от графских шатров до последней солдатской палатки. Хуже всего то, что никто так и не рискнул перешагнуть странную черту и прикоснуться к телу. Ведь яснее ясного, без дурного колдовства тут не обошлось. А ну как заклинание еще действует и всех, кто войдет в круг, ожидает та же участь?! Непогребенное тело монарха неприкаянно валялось на полу. Трупного запаха из королевского шатра пока слышно не было, но это, как говорится, вопрос времени. Граф Асад, принявший командование войском, окружил ставку двойной охраной. Пришлось пообещать караульным утроить жалованье, иначе стоять у «проклятой» палатки никто не соглашался. Даже угроза трибунала не подействовала. И была еще одна проблема — с заходом солнца в лагерь являлись невидимые демоны. В обозе шептались, что это кровожадные упыри, гнездо которых Эдарген столь опрометчиво разорил в Эфель-Тау[21], и явились они, чтобы отомстить захватчикам. Никто больше не был уверен, что утром проснется живым.

Два брадизанских полка решили смыться, не дожидаясь заката. Асад был бессилен этому воспрепятствовать, того и гляди, собственные гвардейцы дадут деру. Он попытался вразумить брадизианского наместника. Но князь Риго, считавший себя дальновидным политиком и, чего уж стесняться, ловким малым за то, что так вовремя примкнул к Сан-Аркану, и слушать ничего не желал. По его мнению, пришло время «сваливать». Доводы Асада, что в одиночку брадизанское войско станет легкой добычей для неприятеля, отскакивали от князя, как стрелы от нагрудной брони.

Граф в итоге оказался прав: не успел пыльный след осесть за отмаршировавшими полками, как в небе над Враном появилась парочка драконов, сверкнув чешуей на солнце, они сделали круг над лагерем, так, впрочем, и не спустившись на высоту огненного удара, а затем полетели вслед за брадизанской колонной.

вернуться

21

Эфелъ-Тау (эльф:, скрытый город) — новая эльфийская столица.

31
{"b":"5609","o":1}