ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вот это очень полезное заклинание, — указал Верлейн на выведенные столбцом фразы на одном из разворотов. — Сам его усовершенствовал. Теперь можно хоть сутки пробыть под водой и дышать словно на поверхности. Когда я был в ваших годах, с его помощью даже закрутил роман с одной наядой. Какая была красотка! Если бы не нужда экономить ману, я бы вам продемонстрировал.

— Замечательное заклятие! — искренне восхитился дракон.

— Да уж. — Маг скромно улыбнулся. — Если будет случай… впрочем, — Верлейн невольно помрачнел, — вряд ли вы пожелаете встретиться со стариком после возвращения к своей матушке. Я ведь позвал вас не только на трактаты полюбоваться. Война подходит к концу. Непобедимый Эдарген погиб, правительница торжествует победу. Вскоре вам предстоит отправиться к Оль-Героху. Мы с вашей матушкой прибудем туда же, и каждый получит то, чего желал.

— Скажите, чем вам так дорог этот Оль-Герох? Аргол был вашим другом?

— Нет. — Маг брезгливо поморщился. «А почему бы и не сказать?» — задумался вдруг. — Башня Агад-Зер хранит одно из величайших сокровищ нашего Мира. Для меня величайших, во всяком случае.

— Что же это? — В глазах дракона зажглось любопытство. И надо же, Верлейн испытал удовольствие, оттого что может вот так поведать свою историю благодарному слушателю. И тот не примет ее за сказку, и если не одобрит, то хотя бы оценит замысел мага.

— От начала времен в Мире было построено тридцать две великих башни. Каждая из них служила порталом для перемещения из одного места в другое. Три первые — нерукотворное создание Творца, остальные возвели эльфы и маги. Тринадцать, и среди них одна из ТРЕХ, были разрушены катаклизмом на Черном континенте. Часть из тех, что остались на Эттарисе, тоже ныне в руинах. Построенных магами осталось всего три: Тхлайская, на острове Хенн и Башня Совета в Итилоре. Эльфы к своим порталам никого не подпускают. И остаются еще две нерукотворные башни: одна — на Южном плато, другая — та самая, в Оль-Герохе. В эльфийских хрониках, а они самые верные, говорится, что корни Агад-Зера прорастают в другой Мир. Мир Творца!

— Отчего же никто не воспользовался этими порталами? — В голосе дракона прозвучало сомнение.

— Хха! Вы, молодой человек, полагаете, то, о чем я вам рассказал, можно прочесть в любой книжке?! — запальчиво произнес маг. — Эльфы хранят свои хроники, как скупец — золотые сарды. Не так-то просто заполучить их настоящие свитки! Этот… — Верлейн порылся на полках книжного шкафа, — я добыл в развалинах Анвари-Этта. И чуть не заплатил за находку жизнью. — Маг провел рукой по левому боку, где под шоколадным камзолом змеился застарелый шрам. — Глядите! «Основание Агад-Зера содержит вход, а купол Асс-Муррской иглы — выход. Семь раз до падения Мин-Олы Творец являлся в Мир в Оль-Герохе…» — Длинный палец колдуна прыгал со строчки на строчку, ноготь отчеркивал нужные места.

— Что значит «вход» — в Агад-Зере, а «выход» — в Асс-Мурре? — Эрсторген заразился волнением мага.

— Ну, это можно объяснить просто. Думаю, это значит, что помимо связи с другим Миром башни были связаны и между собой, подобно эльфийским порталам.

— Вы рискнете воспользоваться порталом Творца?! — В глазах Торки вовсю плясали зеленые солнца.

— Во всяком случае, попытаюсь.

— Хотел бы я оказаться там, когда это случится!

— Я был бы рад такому спутнику, — серьезно ответил маг, — однако у ваших родных на ваш счет наверняка другие планы.

— Да, пожалуй.

* * *

Верлейн появился в городе на седьмой день. Нагло прошествовал через главные ворота в образе вранского крестьянина. Более того, маг сам подошел к ближайшему из гвардейцев, охранявшие ворота, и попросил проводить его к командующему, мол, он по поводу подряда на телеги. Хаэлнир как раз занимался расчисткой на месте бывшие арканских укреплений.

Эльф Председателя Магического Совета, конечно, узнал, но при солдатах не стал показывать вида, проводил посетителя в замок.

— Вот видите, повелитель, — заметил Верлейн, принимая свое истинное обличье, когда они втроем с правительницей заперлись в княжеской гостиной, — я исполнил ваше пожелание и явился во Вранв собственном теле. А как насчет ваших обязательств? Эдарген мертв, осада снята, и арканское войско, как я слышал, вот-вот покинет границы Врана. Пора бы и мне получить, что причитается. Вы, надеюсь, не забыли о том маленьком «залоге», что еще находится у меня?

— Нет. — На этот раз Мирре почти удалось сохранить спокойствие, даже без эльфийских «штучек». — Мы ничего не забыли и готовы отправиться к Оль-Героху, как только…

Хаэлнир предостерегающе сдвинул брови. Он и правительница со дня на день ждали возвращения Змея. Но ведь маг был уверен, что дракон, пресытившийся семейными узами, сбежал и возврашаться не собирается. Командующий считал, что раскрывать перед противником все карты преждевременно, и в этом Мирра была с ним полностью согласна: кто его знает, как маг отреагирует?!

— …вы будете готовы, — закончила правительница фразу. Легкую заминку колдун не заметил или списал на волнение.

— Я готов хоть сейчас! — с преувеличенным энтузиазмом воскликнул Верлейн.

— Но готов ли ваш пленник? — спокойно осведомился эльф. — Вы же не думали, что мы позволим оставить его в вашей темнице? Нет, обмен должен произойти одновременно: вам — Оль-Герох, нам — Эрсторген.

— Конечно-конечно, — колдун изобразил любезную улыбку, — у меня и в мыслях не было обмануть моих драгоценных противников! Да и какая там темница?! Дракончик отправится к башне одновременно с нами, но другой дорогой. Должен же и я принять кое-какие меры предосторожности. Вам ли не знать: правительница — дама импульсивная, да и вам по дороге может прийти в голову отбить пленника без всяких обменов.

Мирра заскрипела зубами, но эльф только согласно кивнул.

— Предосторожность разумная. Помните только, что без мальчика башню вам не получить.

Теперь кивнул маг.

— Отправимся завтра, на рассвете, — предложил он, снова превращаясь в крестьянина. — Кстати, вам придется обеспечить меня багажом и лошадью, сюда я прибыл налегке, так что не сочтите за труд. С восходом солнца жду вас у Северных ворот.

Верлейн надвинул на глаза выгоревшую соломенную шляпу и направился к выходу. Запертая на ключ дверь послушно распахнулась от его прикосновения.

— Сильный маг, — констатировал Хаэлнир.

Но Мирра мыслями была уже на пути к Оль-Героху.

— Чуть не забыла, — обратилась она к эльфу — когда их небольшой, хорошо экипированный отряд заканчивал последние сборы. В путь вместе с Миррой и командующим отправлялось еще семь человек. — Ко мне тут один человек приходил, Кастор Столл… — И правительница пересказала все, что сообщил лекарь. — Или ты уже знаешь? — Она демонстративно постучала пальцем по собственному лбу.

— Я просто так чужих мыслей не читаю, — обиделся Хаэлнир. Он почему-то проявлял особую щепетильность в этом вопросе, хотя сама Мирра, будь у нее хоть капля способностей, заглядывала бы в чужие головы без зазрения совести. — Почему, кстати, ты утаила новости от Совета?

— Это вышло спонтанно, — призналась женщина. — Я подумала, вдруг это каким-то образом затруднит наш отъезд? Ты ведь их знаешь, — она кивнула в сторону башни, где находился зал заседаний, — начнут судить да рядить… А нам ехать надо!

Похищение Торки все еще оставалось тайной для вранского Совета. Помочь его члены ничем не могли, а Мирра заявила, что не выдержит ничьих изъявлений сочувствия. Поэтому, чтобы объяснить отсутствие Эрсторгена, Хаэлнир придумал вполне приличную историю о секретном задании. И сейчас командующий и правительница уезжали якобы для инспектирования пограничных укреплений — очень похоже на правду. Все еще помнили, как убивалась Мирра из-за своих разрушенных застав.

Итак, они взяли с собой две телеги с запасом провизии на дорогу, еще одну с кормом для лошадей. Ведь теперь в пути не ждали уютные и надежные сторожевые башни с их конюшнями и припасами. Пятеро из семи спутников, выбранных Хаэлниром, были теми самыми разведчиками, что ходили в ночной рейд под началом Ангена. Сам он тоже вызвался ехать и получил согласие командующего. Еще двое призваны были заботиться в пути о тягловых лошадях. По настоянию мага ни эльфов, ни драконов в отряд не взяли.

34
{"b":"5609","o":1}