ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда правительница во главе небольшой кавалькады выехала за Северные ворота, солнце только-только выскользнуло из-за горизонта. Лучи не успели набрать полную силу, и на розовом небе еще виднелся исчезающий диск Ауреи. На пригорке за воротами удобно устроился какой-то фермер, соломенная шляпа сдвинута на затылок, поверх холщовой рубахи накинут старый жилет из овчины. У ворот, дожидаясь, когда их откроют (на ночь городские ворота запирались — война хоть и закончилась, но все еще диктовала свои правила), переминалась с ноги на ногу еще пара путников. При виде выехавших на дорогу всадников фермер поднялся с травы. Командующий придержал коня, кивнул одному из разведчиков — рыжему Ноку, чтобы дал лошадь крестьянину. Нок отвязал от телеги и подвел новому попутчику изящную гнедую с точеными ногами, тонкой мордой и красиво изогнутой шеей.

Фермер театрально всплеснул руками:

— Это мне-то такую кобылку?!

— Если угодно, мы можем выпрячь для вас коня из упряжки, — сухо заметил Хаэлнир.

Фермер еще немного поахал для вида, но довольно лихо вскочил в седло.

— Как прикажете вас представить?

— Зовите меня Вейл, — фермер приподнял шляпу и кивнул вранцам, — я успел привыкнуть к этому имени.

— Как будет угодно. — Эльф шепнул что-то своему коню, и тот тронулся с места легкой рысцой. Остальным пришлось воспользоваться уздой и шпорами.

От Врана до Оль-Героха, если разобраться, не так уж далеко. Только путь туда лежит по урфийским землям, так что Мирра, испытывавшая стойкую неприязнь ко всему урфийскому, путешествиями к башне не злоупотребляла. Да и чего, опрашивается, ездить-то? На мышей тамошних, что ли, любоваться?! В нынешней поездке за безопасность пути до Вороньего Гнезда можно было не беспокоиться. Вейл-Верлейн, как новый властитель Урфийского княжества, уж наверняка об этом позаботился. Но вот обратная дорога… Впрочем, и об этом Мирра не особенно волновалась, Хаэлнир сказал, у него есть какой-то план, а он ошибается. Лишь бы маг не обманул и вернул бы Торки живым!

А маг в обличье крестьянина как раз ехал стремя в стремя с ее лошадкой, непрестанно донимая рассуждениями на малоприятные темы, как то: отношения правительницы с главнокомандующим и с ее бывшим, как он полагал, мужем.

Мирра разрывалась между желанием послать Верлейна к Испоху и потребностью не выпускать его из поля зрения. Общество колдуна было неприятно. Но ее сын был пленником мага, и Мирра надеялась выспросить о нем хоть что-нибудь у ненавистного спутника.

Догадывающийся об этих побуждениях Верлейн беспардонно эксплуатировал материнские чувства. Правительница злилась, кусала губы, но продолжала ехать рядом с мучителем.

— И давно ты завела шашни с эльфом?

Мирру бесила манера обращаться к ней на «ты», но она молча снесла грубость.

— Я это к чему, — маг зачем-то продолжал разыгрывать из себя малограмотного крестьянина, — про эльфов-то одно доподлинно известно: с людьми они не якшаются. Если и запудрят какой девке голову, то потом — фью-ить — и нет их!

— А вам завидно? — не выдержала женщина.

— Завидно?! — Колдун обидно рассмеялся.

Мирра покраснела и в сотый раз поклялась себе не отвечать на колкости. Тот отпустил еще пару обидных замечаний, потом, видя, что собеседница не реагирует, сменил тон.

— Ладно, не обижайся, — начал примирительно, — я ж из лучших побуждений, сын у тебя такой славный мальчик…

Правительница тут же с надеждой обернулась попутчику, превратившись в слух. Но тот, едва она заглотила наживку, заговорил о другом:

— Как это Аргол додумался затащить тебя в башню, да еще и сдохнуть так не вовремя? Не хочешь рассказать? Нет? Ну, в общем-то догадаться несложно: ему поди дар твой понадобился. Я прав?.. Глупец! А я, стыдно сказать, считал его потенциальным конкурентом. Отнять твой дар невозможно. Но можно получить то, чего ты желаешь для себя. Да, Аргол всегда был излишне самонадеян. Довел до того, что ты возжаждала смерти? Чтож, он получил, что хотел, точнее, что ты хотела! — «Фермер» засмеялся.

Мирра покосилась на него, но промолчала. Маг, скорее всего, был прав. Сама она момент гибели Атола не видела, но Эйнар говорил, что нашел его труп уже остывшим в башне. Очень может быть, что тот перемудрил с заклинаниями, и вот уж правда, тогда она только и мечтала поскорее умереть.

— Я бы нашел способ с тобой договориться! — Разглагольствовал между тем колдун.

«А я бы нашла способ и тебя прикончить!» — додумала ведьма, но вслух, конечно, не сказала.

Дни в середине лета долги, зато сумерки коротки, только-только начнет смеркаться, глядь — уже ночь. Мирре не спалось, несмотря на усталость. Хотелось пойти поговорить с Хаэлниром. Но он всю дорогу будет изображать бездушного эльфийского повелителя, так что лучше и не соваться. Женщина вздохнула, глядя на звезды: где-то сейчас Эрсторген? А Змей? Почему не торопится к ней на помощь, как же хваленый зов крови?

— Вон там, видишь? — раздался рядом вкрадчивый голос. Правительница даже подскочила от неожиданности. — Звездная арка. Эльфы называют ее Вратами Эреи. Красиво, правда? Женщины падки на красоту. Вот и повелитель твой просто красавчик. Ты, кстати, знаешь, откуда у него прозвище Тирзон?

Мирра покосилась на примостившегося рядом Верлейна.

— Тирзон значит «песчаный смерч», — нехотя ответила она.

— Да, кочевники дали такое имя смертоносным бурям в пустыне. Но это уже потом, а поначалу Добрым Братом прозвали нашего друга Хаэлнира, потому что, подобно Доброй Сестре, он не оставлял после себя живых. О, раньше о нем ходили легенды! Или правильнее сказать — страшные сказки? Кочевники пугали его именем непослушных детей. Говорят, он один уничтожил население целого эльфийского города и потом еще перерезал горло собственной сестре.

Колдун провел ладонью поперек собственного горла, изобразив характерный свист клинка. Глаза ведьмы, проследившей за жестом, кровожадно сверкнули, так ясно ей представилось, как настоящий металл разрубает жилы на шее у Верлейна.

— Мечтаешь увидеть меня со вспоротой глоткой? — усмехнулся маг. — Как немилосердно. А ведь я, в сущности, действую из благих побуждений. Исчезновение маны вызовет катастрофу: Равновесие будет нарушено, Мир погибнет. Мой долг предотвратить это и положить начало Новой эре.

«Долг, Новая эра…» Где-то Мирра уже все это считала, даже с той же интонацией. Она прикрыла на секунду глаза, стараясь воссоздать в памяти времяи место. И ведь вспомнила! Место, кстати, тожебыло поблизости, может, только чуть севернее, а может, и нет, давненько это было — ее первое путешествие в Воронье Гнездо в компании с другим чародеем.

Тогда похитившие из Сан-Аркана слуги Аргола несли ее примерно тем же путем. Опрометчиво взявшись колдовать, чтобы задержать похитителей, она истощила собственные жизненные силы и абаданцам пришлось тащить ее на носилках. А колдун ехал рядом и тоже все поминал «Новую эру» и свой долг. «Нет, не долг, миссию! Как он там говорил: «Ты станешь ключом к Новой эре!.»… Ведьма ничего не имела против того, чтобы Верлейн закончил свой путь, как тот ее попутчик.

— Думаю, я стану ключом к вашей Новой эре! — чтобы хоть как-то поддеть собеседника, произнесла она. Но тот взглянул неожиданно серьезно и настороженно.

— Ключом? — даже переспросил он.

Женщина только скривила губы. Шутка не удалась, чего же повторяться?!

Утром снова тронулись в путь. И снова лошадь колдуна оказалась рядом.

— Смотри, специально для тебя взял. — Фермерский «акцент» маг, очевидно, оставил на привале и теперь изъяснялся нормально.

Мирра скосила глаза на потрепанную книжицу в мягком кожаном переплете. Вещь была явно старинная, листы — пергаментные, поверх обложки нашиты две длинные тесемки — чтобы можно было скрутить книгу наподобие свитка. В библиотеке на Горе у Г'Асдрубала было довольно много таких. Правда, по ее собственным наблюдениям, книжки той поры редко оказывались интересными.

— Это летописи Гирстолла, был такой город-крепость в дельте Мурра[22]. Вот, послушай: «В третье лето правления клана Ястреба, в неурочье, в долину спустилось великое войско, и вел его тот, кого стали потом называть Проклятьем Степи и Тенью Смерти. Вендо Ястреб велел затворить ворота, и эльфы обтекли Гирстолл, подобно разлившемуся Мурру весной, и стали напротив Анвари-Этта. И Повелитель Тирзон один подъехал к стенам Анвари, а в руках его сияла Белая Смерть и свел он руки, и среди ясного дня ударил гром. Ветер смел стены и дома орхаев, и стало место то пусто. В тот день рухнула большая башня в Гирстолле, и было много дурных знамений, но Вендо принес обильные жертвы духам пустыни, и армия эльфов прошла мимо». Как тебе?

вернуться

22

Мурр — самая значительная из рек континента. Берет начало на Южном плато и впадает в Закатный океан. Благодаря своей широте является естественной, хотя и не всегда надежной преградой на пути кочевников, населяющих Замуррские степи. Последние именуют ее Великой рекой.

35
{"b":"5609","o":1}