1
2
3
...
48
49
50
...
58
* * *

Заперев калитку на засов, Кастор Столл некоторое время постоял во дворе, бессмысленно уставившись в одну точку. Лечение успешно завершено, король практически здоров — чего еще желать врачу? Но отчего-то на душе было неспокойно. Он успел привыкнуть к своему пациенту за этот месяц.

Кастор совсем недавно перебрался во Вран из соседнего Брадизана. На новом месте пока было не слишком уютно, хотя сбережений хватило на приличный домик с покоем для больных и вот на этот сад… Место у ворот было хорошее, потихоньку начал обрастать клиентурой, конечно, не из Нижнего города, но и не бродягами какими-нибудь. Вот и начальник стражи Северных ворот частенько захаживал: сначала свежую рану в ноге лечил, потом решил и старыми увечьями заняться — большой палец на левой руке у него почти не сгибался…

Месяц назад, когда вся округа высыпала на стену смотреть, как скрывается вдалеке хвост ненавистного вражьего войска, Годвин зашел к нему.

Столл на стену не пошел — зрелище радостное ничего не скажешь, но он на арканцев еще у себя в Брадизане насмотрелся, на всю жизнь!

— Доктор! — Суровый капитан вежливо стукнул в распахнутую на улицу ставню. Хозяин подошел к окну. — Сходил бы со мной к воротам? Дело у нас, я так мыслю, по твоей части. Мы-то народ пока за стену не пускаем… Кто этих королевских прихвостней знает?.. А тут подъехал Хаген со своими ребятами. Они неприятеля издали провожали, нашли на месте лагеря кое-что…

— Кое-что? — переспросил Столл.

— Кое-что или кое-кого… Ты сходи посмотри, ладно? Я Хагену тебя отрекомендовал в лучшем виде.

Столл высунулся из окна на улицу, глянул на небо. Солнце светило с утра, дождя не предвидится. Отчего и не прогуляться?

— Ладно, — согласился он, — пациентов сегодня все равно не предвидится. Погоди, только сумку возьму.

Лекарь повесил на плечо скатку с самыми необходимыми инструментами и смесями. Сомнительно, чтобы они пригодились, зато на обратном пути можно будет пособирать травы у Бездомного ручья, а то с начала осады он ни разу не выходил за стену. Куртку брать с собой не стал — несмотря на приближение вечера, в воздухе и не пахло прохладой.

Они вышли через Северные ворота. Один из конников Хагена взял лекаря в седло. Одним духом доскакали до рогаток бывшего арканского стана. Ближе к центру, меж перевернутых кверху оглоблями сломанных телег, лежал скомканный войлочный полог. Кто-то подрубил жерди солдатской палатки, и она сложилась бесформенным комом, накрыв собой груду какого-то мусора. Рядом дежурил воин, боец Хагена, стреноженный конь пасся недалеко, испуганно косясь на странный завал. Капитан конного разъезда спешился, подошел к палатке, нашел клапан, приподнял. Кликнул пару бойцов — держать растянутым полог. Хаген шагнул внутрь, позвал за собой доктора.

Столл, согнувшись, последовал за капитаном, внутри царил полумрак. Толстый войлок почти не пропускал света. Солдат у входа посильнее отогнул клапан, и косые лучи заходящего солнца осветили утоптанный до каменной твердости земляной пол и вытянутое на нем тело. Мужчина лежал вверх лицом. Добротные штаны и подкольчужная рубаха обвисли на худом, словно даже высушенном теле. Острый нос обтянут пожелтевшей кожей, прикрытые сморщенными веками глаза запали. Лекарь присел рядом, окинул взглядом торс, голову, руки, ноги — серьезных ран, крови нигде не видно, — поднес к губам специально прихваченное на такой случай зеркальце. Металл не помутнел, но опытный медик все равно усомнился. Трудно сказать почему, но лежащий не производил впечатление трупа. Столл еще раз внимательно осмотрел незнакомца, прежде чем дотронуться до «подкопченной» кожи. Отступавшие оставили его тело непогребенным и не взяли с собой (если найденный был живым). Может, они сочли его заразным?

Словно в подтверждение, Хаген вежливо кашлянул:

— У меня в разъезде парень, он бывал по тусторону Мурра. Говорит, это похоже на сухую мертвянку. Что скажете, доктор?

— Совсем не похоже, — покачал тот головой. — Но все равно следует все хорошенько проверить. Можете определить, откуда этот воин? — кивнул на лежащего.

Капитан пожал плечами:

— С ходу и не скажешь. Ни куртки, ни камзола на нем не было. Рубаха обычная, хотя и недешевая, такие половина ратников носит, а палатка — простая солдатская. По всему — арканский десятник, а может, и союзник, кто их, чужеземцев, разберет?

Кастор почти не сомневался, что последняя часть фразы к нему не относится. Ведь он теперь вранец.

Тело в палатке очерчивала жирная черная линия. Лекарь встал на четвереньки и прошелся вдоль черты, едва не касаясь земли носом. Правая рука «подкопченного» сжимала лист дорогой арканской бумаги. Столл извлек из сумки-скатки длинный серебряный пинцет, тихонько потянул за край листа. Бумага, словно шелковая, выскользнула из скрюченных пальцев. Лист был совершенно чист.

— Странно, — пробормотал себе под нос знахарь, — я был уверен, что здесь не обошлось без заклинания.

Он аккуратно вложил бумагу в один из карманов сумки. Потом последовал уже подробный осмотр тела. Медик безбоязненно оттянул у «трупа» веки, осторожно прощупал шею и грудь.

— Странно, — произнес уже громко. — Ни пульса, ни дыхания как будто… И все-таки, все-таки… Отнесем-ка его ко мне домой, ребята. Готов поручиться, — добавил он, глядя, как недовольно двигает подбородком Хаген, — что никакая это не заразная болезнь! Это заклятие на смерть, только очень мудреное.

— Вроде арканцы колдовством не балуются, — с сомнением заметил капитан.

Столл пожал плечами, поднимаясь.

— И тем не менее. Говорю вам, капитан, отнесем беднягу ко мне домой. Может, он еще и оклемается, когда заклятие спадет.

— Охота вам время на вражину тратить! Раз это не зараза, так и пусть бы валялся себе до похоронной команды… — все так же недовольно пробурчал вояка. Однако велел своим парням соорудить носилки. Когда те были готовы, Кастор и один из солдат подняли усохшее тело. На полу под ним обнаружилось невзрачное кольцо с плоским черным камнем. Хаген протянул было руку.

— Стойте!

Капитан замер, согнувшись в неудобной позе: одна рука на весу, правая нога согнута, левая — отставлена.

— Я же говорю, «наш приятель» пострадал от заклятия. Как знать, может, он как раз примерял это самое кольцо…

Вранец поспешно отдернул руку.

— Предупреждать надо, доктор! — буркнул сердито.

Столл снова вооружился длинным пинцетом, поднял колечко с пола, опустил в специальную свинцовую коробочку.

Обратный путь он проделал пешком, сопровождая двух спешенных конников, тащивших чужака на растянутом меж копьями войлоке. По бокам ехали остальные воины разъезда.

«Находку» взгромоздили на лекарский стол посреди лаборатории Кастора. После чего Хаген и его люди быстренько ретировались, видимо, из опасения, что въедливый доктор найдет им еще какую-нибудь работу. Лекарь натянул тонкие кожаные перчатки, осторожно снял с незнакомца одежду, тщательно осматривая и перетряхивая каждую вещь. Как часто бывает у арканцев, на этом не было ни амулета, ни наколки с охранным знаком. Вообще ни в одежде, ни на теле не обнаружилось ничего подозрительного. Пуговицы пришиты обычными нитями, а не заговоренным волосом. Пояс из целой полоски воловьей кожи, так что вплести волшебный шнурок некуда. Одним словом, ни-че-го. Но отсутствие даже несерьезной царапины на теле говорило, что диагноз поставлен верно — мужика «свели в могилу» колдовством. Закончив с одеждой и ее хозяином, Кастор вернулся к подозрительному листу и серенькому колечку. Последнее было извлечено из коробочки и тщательно осмотрено сквозь лупу. Черная каменная пластинка окаймлялась серебряным ободком, а тот, в свою очередь, крепился к серебряному же обручу. С внутренней стороны на камне виднелись мельчайшие гравированные буквицы. — Вот это уже интересно! — Столл поднес колечко к самой свече, на улице начало смеркаться. Каэттанские руны, сплетаясь, образовывали сложный защитный узор. Кольцо не несло опасности, напротив, оно предохраняло владельца от магии. Лекарь никогда не видел столь искусно созданного заклинания. Он вернул колечко в Свинцовый сундучок.

49
{"b":"5609","o":1}