ЛитМир - Электронная Библиотека

Хаэлнир в свою очередь ухватил товарища за руку, поймал взгляд.

— Если не использовать боевую магию теперь, мы все умрем, — как можно убедительнее проговорил он. — Твоя дочь тоже. Да-да, не обманывайся, даже если сегодня сумеешь вывезти ее из города. Куда вы отправитесь? В Ферни-Этт? После падения Эфель-Гира[7] он не продержится и недели. Здесь у нас хотя бы есть армия… То, что от нее осталось.

Эрендир попытался отдернуть руку, но эльф держал крепко.

— Я мог бы убедить их. Ты знаешь, что нужно сделать, — с нажимом произнес Хаэлнир.

— И как ты себе это представляешь? — Старейшине наконец удалось вырваться, но они продолжали стоять рядом, почти касаясь друг друга грудью. — Что я скажу членам Совета, что собираю брачные тесты? Твоему отцу тоже?!

Некоторое время они сверлили друг друга взглядами, потом Хаэлнир молча отступил. «Зря я затеял этот разговор», — подумал он.

— Извини, наверное, ты прав, и вам следует укрыться в горах. Но кто-то должен остаться и защищать город. Я все еще начальник гарнизона…

— Да, но ты нужен Совету.

— Я остаюсь, — твердо повторил Хаэлнир и, не дожидаясь ответной реплики, покинул дворцовую приемную. Массивная белая дверь бесшумно закрылась за спиной. Здесь, в святая святых Совета, все свершалось без лишнего шума, чтобы, упаси Творец, не потревожить погруженных в раздумья старейшин. Эльф не сумел бы громко хлопнуть дверью, даже если бы очень захотел. К тому же он вышел из возраста, когда позволяют себе такие выходки.

На улице было пустынно и тихо: большинство жителей отправились на стену — держать щит («Не слишком-то он поможет, когда орки всерьез возьмутся за город»), остальные сидели по домам.

Сапоги коменданта гарнизона бесшумно ступали по чисто выметенной мостовой. Война ли, нет, Совет не спешил отменять общественные работы, а значит, с десяток эльфов с утра прогнали по мостовым вихри-чистильщики. На пороге казармы его встречало с дюжину полевых командиров. Здесь были и те, кого он знал по Приграничью, и едва знакомые — те, что пришли в Эфель-Гир с отступающей армией. Хаэлнир обвел собравшихся взглядом. Оптимизма на лицах не читалось, но и страха тоже.

— Совет отказал, — ответил он на невысказанный вопрос. И вот теперь присутствующие действительно помрачнели, — Они не станут применять боевые заклинания. И до тех пор, пока не избран новый Председатель, командующим остается Инатар. Ну а поскольку он сложил с себя обязанности председательствующего… — Эльф развел руками. — Временно возглавивший Совет Силион предложил бросить силы на прорыв блокады на восточном участке и по образовавшемуся коридору эвакуировать Совет и избранных жителей в горы. О том, кто возглавит армию, объявят дополнительно. — Командиры молчали, и тогда он неожиданно решился, — Я не согласен с мнением Совета и не обязан подчиняться Силиону. Я намерен оборонять город до конца.

Комендант обвел взглядом молчаливых подчиненных.

— Какие будут приказания, повелитель Хаэлнир? — шагнул вперед носитель меча Гелиар, возглавлявший один их трех полков пехотинцев. Секунду спустя рядом стояли все его товарищи.

— Мой приказ: блокировать здание Совета. Их распоряжения внесут ненужную сумятицу в головысолдат.

Гелиар немедленно кивнул. Повинуясь его мысленному распоряжению, отряд арбалетчиков направился ко Дворцу Совета.

— Леди Мелисса, — (стройная эльфея в золотистых латах тотчас выдвинулась из строя), — оповестите всех, что командование армией перешло ко мне. На вопросы о санкциях Совета отвечайте по своему усмотрению, но мне не хотелось бы идти на прямую ложь… Остальные возвращаются к своим отрядам и готовятся к сражению.

Хаэлнир привычно «прислушался» к своим наблюдателям на стенах. В лагере орхаев готовились к наступлению, но войска еще не успели выстроиться в боевой порядок.

— Думаю, они начнут часа через два-три, — поделился он «наблюдениями» с соратниками.

Маленькая группа, встречавшая его после посещения дворца, моментально рассредоточилась. Только откуда-то с улицы продолжали доноситься команды Гелиара, расставлявшего охрану. На секунду самозваный главнокомандующий ощутил укол совести или даже страха. Мало того, что узурпировал военную власть, он еще и поместил под «домашний арест» членов Совета. Государственное преступление такого масштаба не совершалось со времен его прадеда, а может, и вообще не совершалось. Впрочем, узурпатор недолго страдал от мук совести или страха, времени до сражения оставалось в обрез, а он в буквальном смысле был не готов к бою. Входить с оружием в зал Совета запрещалось, к тому же на сегодняшнюю аудиенцию он вырядился в шелковый камзол, сиреневый с серебром, и кружевную сорочку — одежда на поле боя неудобная и неуместная. Следовало заскочить домой, переодеться.

Хаэлнир заскользил по улице в сторону семейного особняка. Отец остался во дворце, запертый вместе с другими старейшинами, и можно только надеяться, что матушка не почувствует неладное и не станет донимать расспросами.

Семейное гнездо, четырехэтажное из розоватого игрисского мрамора, с тонкими витыми колоннами вдоль фронтона, выглядело покинутым. Вероятно, домочадцы, подобно многим, ушли на стены. Хаэлнир не стал проверять, поскорее проскользнул в свою комнату.

Кольчуга привычной тяжестью легла на плечи, а ведь когда-то он ненавидел железную броню. На границе и в Замуррье разведчики носили лишь тонкие кожаные куртки, раскрашенные в тон листвы. И он не жаловал сковывавшие движения доспехи. Но бой на стене города имеет существенные отличия от лесных вылазок, вскоре Хаэлниру пришлось признать необходимость кольчуги.

Комендант столичного гарнизона проверил, свободно ли мечи выходят из ножен, накинул на плечо короткий плащ — знак отличия командующего, завершил экипировку островерхим шлемом. Прощальным взглядом обвел комнату. На полке над фальшивым камином (эльфы дома огнем не отапливали) два каменных бюста. Один изображал отца, другой — пресловутого прадеда. Хаэлнир попеременно задержался взглядом на каждом: отца ему вряд ли доведется теперь увидеть… а еще хотел проверить, есть ли у него самого сходство со вторым бюстом. Решил, что нет. Внешним видом он и братья пошли в мать, а она была из клана Ойлифов. Когда уже совсем собрался уходить, на пороге неожиданно появился Эрендир.

— Вот… — Самый молодой из старейшин запыхался, хотя груз, что он вывалил на стол, был не из тяжелых. — Здесь кровь семи членов Совета.

Серебряные пробирки с наглухо закрученными пробками раскатились по столешнице, и Эрендир принялся поспешно сгребать их. Он явно волновался.

— Это все, что нашлось в лаборатории.

Хаэлнир смотрел на приятеля во все глаза. Больше всего удивило даже не то, что Эрендир решился-таки принять его сторону, а что тому удалось выскользнуть из дворца. Впрочем, эта загадка разъяснилась весьма быстро.

— Ты что же, не вернулся на заседание?

— Нет. Едва ты вышел, меня осенило: в лаборатории у Тина есть образцы крови всех семейств. Конечно, старейшины давно вышли из брачного « возраста и не спешат подыскивать новые партии, тем не менее я нашел пробы крови семерых. Добавь сюда меня и своего отца — надеюсь, его-то ты сможешь убедить? — и у тебя будет большинство! Ну что же ты? Пей и берись за дело…

— Боюсь, на убеждения не осталось времени. — Хаэлнир оценивающе оглядел друга, прикидывая, как тот воспримет новость о блокаде Совета. На всякий случай мысленно вызвал к своему дому парочку ребят из столичного гарнизона. — Видишь ли, я старший из военных повелителей, оставшихся в городе. Согласен Совет или нет, я принял на себя командование не только гарнизоном, но и нашей армией. Дворец окружен, до конца сражения старейшинам придется посидеть отрезанными от Мира. Не сомневайся, мы будем защищать их и других жителей до последнего солдата. Ты можешь вернуться к ним…

— Нет, — уверенно произнес Эрендир. — Будет лучше, если кто-то из старейшин объявит о твоем назначении. И поскольку другие члены Совета «немного заняты», — эльф не позволил себе улыбнуться, — это сделаю я.

вернуться

7

Эфелъ-Гир (староэлъф.; главный город, столица) — первая столица эльфов на Эттарисе.

8
{"b":"5609","o":1}