ЛитМир - Электронная Библиотека

Если исходить из этих сведений о Сакугаве, можно сделать вы­вод, что Мацумура вполне мог быть с ним знаком – как по времени жизни, так и по поло­жению в чиновном ап­парате, хотя, повто­рюсь, никаких кон­кретных подтвержде­ний того, что он у него учился каратэ, нет.

Другой «кандидат» в учителя Мацумуры – Макабэ Тёкэн по про­звищу «Сямо» – «Бое­вой петух». Макабэ удон – род весьма знатный, связанный родственными узами с королевским родом Сё. Как установили историки, Макабэ Тё­кэн родился в 1769 г. в качестве третьего (по другой версии – четвертого сына) Макабэ адзи Тёги. По предполо­жениям исследователей, ему довелось изучать ушу в Пекине, и он достиг в этом искусстве довольно высокого уровня. По мнению Ара-гаки Киёси, исходя из тридцати или сорокалетней (в зависимости от даты рождения Мацумуры) разницы в возрасте между Макабэ и Мацумурой, можно предположить, что умудренный жизнью Макабэ мог быть идеальным наставником для энергичного юноши. Но, опять-таки, никаких фактов, подтверждающих эту версию, не най­дено.

Зато совершенно неожиданно обнаружились сенсационные све­дения об изучении Мацумурой японской школы фехтования мечом Дзигэн-рю.

Изучение Дзигэн-рю

Отцом сенсации стал известный окинавский мастер каратэ и ос­нователь школы Мацубаяси-рю Нагаминэ Сёсин. По его воспомина­ниям, приблизительно в августе 1942 г. для исследования генеало­гии семьи Мацумура он посетил дом праправнучки мастера в г. На-ха. В ее доме в ящичке буддийского алтаря Нагаминэ обнаружил мэнкёдзё – мастерскую лицензию – по школе Дзигэн-рю и листок цветной бумаги со стихотворением на нем, которые Мацумуре вру­чил сацумский мастер кэндзюцу Исюин Яситиро.

Мэнкёдзё представляло собой свиток. Видимо, из-за небрежного хранения он поразительно выцвел, верхний и нижний края его бы­ли очень сильно истрепаны. Кроме того, лицензия была написана скорописью с большими подтеками туши, так что прочесть можно было только отдельные фразы.

На листе цветной бумаги было написано стихотворение, которое вручил Мацумуре его наставник Дзигэн-рю:

Чем больше я гляжу тебе в лицо, тем горше расставание
При мысли, что уезжаешь ты на родину…
Исюин Яситиро. Адресовано Мацумура пэйтин-доно.

Нагаминэ скопировал это стихотворение, благодаря чему мы се­годня можем с ним познакомиться, поскольку оригинал погиб во время большой бомбардировки Окинавы 10 октября 1944 г. В тот же день сгорел и дом праправнучки Мацумуры, так что от него не оста­лось и следа. В страшном пожаре погибла и генеалогия семьи Ма­цумура, и все предметы, связанные с великим мастером.

Школа Дзигэн-рю, которую довелось изучать Мацумуре, была се­кретной школой княжества Сацума, к изучению которой допуска­лись только вассалы дома Симадзу. Отличительная особенность ее – необычайная агрессивность: за исключением техники боя против копейщика, во всех остальных случаях Дзигэн-рю настаивает на ре­шительной атаке противника. По этой причине в ней даже не суще­ствует оборонительных позиций. При этом Дзигэн-рю требует, что­бы фехтовальщик был способен первым же ударом рассечь про­тивника «на полы» и таким образом мгновенно окончить бой. Для выработки такого сокрушительного удара используется упражнение татикиути – «удары по стоящему дереву». В нем фехтовальщик ис­пользует дубовую палку с неснятой корой диаметром около 3 см и длиной около 120 см, которой попеременно наносит удары справа и слева по стоящему дереву или столбу. Нормой считается еже­дневное повторение 11000 таких ударов – 3000 утром и 8000 вече­ром. Последователи Дзигэн-рю полагают, что фехтовальщик может «поставить» базовые движения за 3 года таких тренировок.

В период военных столкновений середины XIX в. самураи из Сацумы, прошедшие подготовку по школе Дзигэн-рю, сражавшиеся на стороне антисёгунской коалиции, наводили ужас на своих врагов. Даже такой прекрасный фехтовальщик, как Хидзиката Сайдзо, за­меститель командира карательного отряда сёгуната Синсэнгуми, возможно, знакомого читателю по художественному фильму «Та­бу», предостерегал своих подчиненных от стычек с бойцами Дзи­гэн-рю. Эти предостережения диктовались опытом и кровью, проли­той в боях с самураями Симадзу: в одной из стычек с воинами Син­сэнгуми известный мастер Дзигэн-рю того времени Накамура Хандзиро за несколько минут прикончил девятерых противников и ушел безнаказанным.

Фудзивара Рёдзо выдвинул две гипотезы относительно того, при каких обстоятельствах Мацумура начал изучать школу Дзигэн-рю.

Обе они связаны с представительством Сацумы на Окинаве, кото­рое возглавлял японский наместник – дзайбан бугё. Достоверно из­вестно, что все сацумские наместникики на острове были знатока­ми Дзигэн-рю.

Согласно первой гипотезе Фудзивары, Сокон начал овладевать японским фехтованием еще до сдачи экзамена на чиновничью должность и назначения на пост телохранителя Сё Ко в 1829 г. Соб­ственно, назначение на эту должность, возможно, явилось призна­нием его успехов в овладении искусством меча. Если это предполо­жение верно, то первым учителем Мацумуры в Дзигэн-рю мог быть дзайбан бугё Сибуя Кимидзаэмон Цурамити из ветви Якумару Дзи­гэн-рю, который был наместником на Окинаве в 1826-1828 гг.

По другой гипотезе Фудзивары, знакомство окинавца с Дзигэн-рю состоялось уже в 1830-е гг. после возвращения из поместья Мина-тогава в Сюри, когда Мацумура познакомился и завязал дружеские отношения с тогдашним дзайбан бугё Матида Минору. Возможно, эта дружба и стала ключиком, открывшим окинавцу возможность знакомства с секретной школой фехтования княжества Сацума.

Как полагает Фудзивара, Мацумуру так заинтересовала эта тради­ция боевого искусства, что он стал буквально терроризировать Матиду, упрашивая его преподать ему фехтование. Однако Дзигэн-рю считалась секретной школой Сацумы, и специальный указ князя Симадзу категорически запрещал даже демонстрировать ее саму­раям из других княжеств. Однако, несмотря ни на что, в конце кон­цов, окинавцу удалось добиться разрешения изучать Дзигэн-рю. Правда, видимо, пришлось подписать клятвенное письмо, адресо­ванное сацумскому представительству на острове, в котором Мацу­мура обязался «изучать школу Дзигэн-рю только в одиночку и ниче­го не передавать другим». Как бы то ни было, Мацумура уговорил кого-то из двух упомянутых наместников, начал изучать японское фехтование мечом и вскоре достиг в этом деле больших успехов.

Тем временем Мацумура получил назначение на службу в рюкюсском представительстве в Кагосиме, столице Сацумы. Естественно, он не хотел упустить эту замечательную возможность поучиться фехтованию у лучших сацумских наставников. Тогда Матида Мино­ру, то ли по своему почину, то ли по просьбе своего предшествен­ника Сибуя Кимидзаэмона, написал для Мацумуры рекомендатель­ное письмо в главное додзё Дзигэн-рю, в котором преподавал на­ставник Исюин Яситиро.

Мацумура Сокон («Великие мастера карате») (СИ) - any2fbimgloader1.jpeg
Так тренировался Мацумура

Как предполагает Фудзивара, Мацумура впервые приехал в княжество Сацума в 14-й день 6-й луны 1832 г. К тому времени за его плечами, ви­димо, было уже несколько лет занятий Дзигэн-рю. Как рюкюсский чиновник, Мацумура посе­лился в пред­ставительстве своей страны Рюкюкан, кото­рое размеща­лось к востоку от замка Цуру-мару-дзё, в ко­тором жил сам князь Симадзу. Вскоре после приезда в Каго­симу он пере­дал кикияку –японскому чи­новнику по свя­зям с Рюкю, приставленному к рюкюсскому представительству, – рекомендательное письмо от окинавского дзайбан бугё, аналогичное письмо рюкюсского правительства, а также личную письменную клятву. Такая ситуация не имела преце­дентов, и, вероятно, сацумским чиновникам пришлось немало по­ломать головы над просьбой окинавца, но, в конце концов, они доз­волили ему приступить к изучению Дзигэн-рю – все-таки Мацумура был телохранителем короля Сё Ику и имел рекомендательное письмо от имени наместника. О том, что занятия Мацумуры были санкционированы правительством Сацумы, свидетельствует пре­дание, согласно которому окинавец ранним утром восходил на гору Тансиндзё, где занимался упражнениями в татикиути – дело в том, что рюкюсские чиновники могли покидать Рюкюкан только при на­личии специального разрешения сацумской администрации.

2
{"b":"56092","o":1}