1
2
3
...
50
51
52
...
107

Все воззрились на блондина. Тот церемонно раскланялся. Он был почти на голову выше остальных мужчин в комнате, но не казался болезненно худым или костлявым. На его плечах и груди, заметные даже под тонким кафтаном, перекатывались тугие мышцы. И Мирра невольно засмотрелась на их игру, когда незнакомец кланялся. При совершенно белых волосах лицо у него было смуглое, золотистого оттенка, а глаза — желто-коричневые, лишь немного темнее, чем кожа. Все это Мирра умудрилась заметить в неверном свете принесенных ламп, бросив лишь короткий взгляд на своего спасителя.

— Позвольте представиться, — между тем говорил тот, — меня зовут Эрссер [14]

. Я — бедный странствующий рыцарь. Закончил свою службу в Мелузской гвардии и теперь направляюсь на родину, в Грат.

Грат был большим городом на границе Вранского и Иггорского княжеств. Последнее, вообще-то, княжеством не являлось и не имело единого правителя, а управлялось советом семи старейшин — глав семи крупнейших кланов. Младшие отпрыски этих семейств то и дело нанимались в поисках богатства или славы к правителям других государств.

Услышав слово «бедный», Мирра утратила зародившийся было интерес к Белому рыцарю. В ее планы не входили романтические увлечения, она поставила цель и шла к ней прямой дорогой. В конце этой дороги маячил титул княжны Вранской, богатый дом и безопасность, которая, как она полагала, является обязательным приложением к богатству.

Девушка бросила на Эбельрихта невинно-беспомощный взгляд.

— Какое счастье, что мы путешествовали не одни, а под вашим покровительством! — дрожащим от якобы пережитого страха голоском проговорила она. Заявление это явно противоречило ее предшествующим словам о незнакомце-спасителе. Но, в конце концов, кому в такой ситуации придет в голову анализировать речи только что побывавшей в «смертельной опасности» дамы. Во всяком случае, князю Эбельрихту не пришло, он послушно принял роль героя, заботливо укутал «испуганную» Мирру в одеяло и предложил ей провести остаток ночи в своей комнате, в то время как он займет ее место в разгромленной спальне. Мирра с готовностью оперлась на его плечо и позволила отвести себя в новые покои. Белый рыцарь молча чему-то усмехался, глядя им вслед.

С этого дня лорд Эрссер, с согласия вранского князя, присоединился к их небольшому отряду. Ехал он обычно в хвосте каравана, рядом с Эйнаром, и был, пожалуй, единственным из всей компании, кто не искал общества рыжеволосой обольстительницы. Ведьма тоже не обращала на него особого внимания.

Зато бывший ученик мага с первого дня стал проявлять к их новому спутнику повышенный интерес. Вообще-то на Эрссера не обратить внимание было трудно. Несмотря на свою «бедность», утром рыцарь оказался облаченным в дорогие серебряные доспехи и украшенный золотой гравировкой шлем. Конь его, под стать хозяину, был молочно-белого цвета, выше и мощнее вранских скакунов. А позолоченное седло и уздечка сделали бы честь и королевской конюшне. Тем не менее держался Эрссер подчеркнуто скромно, обедать садился вместе с Эйнаром и простыми стражниками на дальнем от Мирры конце стола. Своим пренебрежением к ее обществу он начинал выводить девушку из себя. Вопреки данному зароку, она не могла время от времени не бросать взгляды на статного рыцаря и предпочла бы, чтобы он, подобно другим мужчинам из свиты князя, увивался вокруг нее.

Тем временем план соблазнения Эбельрихта вступил в решающую стадию. Через два дня они должны были достичь Пельно, и вечером Мирра пригласила князя сопровождать ее в прогулке по очередной придорожной деревне «для обозрения местных достопримечательностей». Достопримечательностей было две: река и плавучий (на лодках вместо опор) мост через нее. Прогулка прошла успешно и закончилась приглашением князя отужинать у него в комнате. Мирра, преодолев природную стыдливость, любезно приняла приглашение.

Ужин начался многообещающе. На маленьком круглом столе, накрытом на двоих, горели свечи. Князь сам заботливо наполнял тарелку и бокал гостьи, попутно развлекая ее веселыми легкомысленными рассказами. За приятной беседой незаметно опустилась ночь. Эбельрихт встал и, помогая Мирре подняться из-за стола, вдруг нежно поцеловал ее прямо в губы. Искусительница «испуганно» расширила глаза. Она даже уперлась руками в грудь князя, стараясь оттолкнуть его, но, «конечно, не смогла справиться» с сильным мужчиной и «своими чувствами» и в конце концов «бессильно упала» в его объятия. В душе она потирала руки, план удавался во всех деталях, как вдруг Эбельрихт, с которым они теперь сидели рядышком на кровати, подложив подушки под спину для удобства, откинулся на импровизированном диване и явственно захрапел. Мирра не поверила своим глазам: ее романтический поклонник вульгарно дрых на первом свидании. Некоторое время она сидела неподвижно, раздумывая, как ей поступить: устроить небольшой «любовный скандал» или как бы случайно задеть спящего красавца локтем в бок? В итоге Мирра осторожно поднялась с кровати и, стараясь не шуметь, незаметно покинула комнату. Также незаметно она пробралась к себе в спальню. «В общем-то что такого случилось? — успокаивала она себя. — Молодой князь устал в дороге и задремал, любуясь звездами с подружкой».

Следующий день почти загладил в глазах Мирры неловкое поведение ее ухажера, но вечером все повторилось снова. С той только разницей, что на этот раз Эбельрихт и Мирра «случайно встретились» на сеновале. После первого поцелуя князь еще несколько минут рассказывал Мирре о светской жизни во Вране и Анафрене (откуда был родом), а потом откинулся на сноп соломы и мирно заснул. На этот раз девушка несколько раз встряхнула возлюбленного за плечо, но тот продолжал мерно похрапывать. Соблазнительница бесцеремонно отпихнула князя и решительно направилась прочь с сеновала. Снаружи, небрежно подпирая спиной стену и скрестив на груди руки, стоял… Эрссер.

— Какой хилый нынче пошел поклонник, — словно бы ни к кому не обращаясь, произнес он. — Сил хватает всего на один поцелуй. Или просто эта дама наводит на него сон? — Мирра молча прожгла насмешника взглядом и пронеслась мимо в сторону постоялого двора.

Немного погодя, Эрссер оторвался от стены и последовал за ней. На первом этаже гостиницы, по обычаю занятом таверной, за массивным деревянным столом сбоку от входа сидел Эйнар. Перед ним стоял кувшин с темным пивом, но мужчина только мрачно пялился в полную кружку, сдвинув брови. Вошедший пододвинул табурет и устроился напротив.

— Не беспокойся, она уже у себя. — В своей странной манере, словно отвечая на непроизнесенный вопрос или размышляя вслух, сказал он и сделал знак служанке принести еще одну кружку. Не дожидаясь приглашения, Белый рыцарь наполнил ее пивом из заказанного Эйнаром кувшина и отхлебнул темный напиток.

Тот на мгновение оторвал взгляд от своей но так ничего и не сказал.

— Странная вы пара, — продолжал Эрссер, — никогда не встречал более непохожих брата и сестру.

— Она не сестра мне… — неожиданно для себя ответил собеседник, потом на всякий случай поправился: — То есть мы не кровные родственники…

— И это заметно. Она ведь полукровка из лесного народа? А ты, судя по всему, родился в северных землях.

— Да, в Люцинаре, — подтвердил Эйнар и встретился взглядом с белокурым рыцарем. — А у тебя довольно необычное имя, — заметил он, — на первый взгляд вполне арканское, а с другой стороны, имеет явные корни в Священном языке.

— Приятно встретить образованного человека.

— Воздушный Змей. С чего вдруг родители выбрали тебе такое имя?

— Скорее прозвище.

— Я так и думал… — Эйнар наконец отпил из своей кружки, потом еще раз пристально вгляделся в желто-коричневые глаза собеседника. — Почему ты преследуешь ее? — неожиданно спросил он, и было видно, как плечи его под кольчугой напряглись.

— А ты зачем следуешь за ней? — вернул ему вопрос рыцарь.

Бывший аптекарь на секунду отвел взгляд, потом снова посмотрел на рыцаря, но тот не дал ему ответить:

вернуться

14

Эрссер (драк.) — воздушный змей (Эрс — воздух, сейрус — змей, Эрссер — воздушный змей, дракон).

51
{"b":"5610","o":1}