1
2
3
...
86
87
88
...
107

— В болото ваше классическое воспитание! — возмутилась Мирра. — Ты должен был ни на минуту не оставлять нашего сына с этими монстрами.

— А я что делал? Да я целый год в Гнезде даже не спал почти. И потом постоянно кружил вокруг детского стада, как заправская нянька. Старые драконницы, обучавшие малышей, так обнаглели, что совсем перестали охотиться, взвалив эту обязанность целиком на меня! Зато на пятый год Торки сожрал своего первого дракона, и не какого-нибудь, а на полтора года старше себя и раза в два крупнее! Ну а дальше все пошло как по маслу… Кстати, — заметил Змей, — не ты ли недавно собиралась растерзать меня именно за то, что я неотлучно находился при нашем сыне? И где справедливость?

— И еще растерзаю, будь уверен! — пообещала Мирра, но голос звучал примирительно. — Ладно, я не стану, как ты говоришь, «сюсюкать», но как, по-твоему, я должна завоевывать сыновью любовь?!

— Когда вернемся, позволишь ему вступить во вранскую гвардию. Мальчик просто бредит военной карьерой! Наверное, сказываются какие-то детские впечатления.

Глава 8

Встреча, которую им устроили во Вране, была поистине триумфальной. Правда, Мирра не могла сказать с уверенностью, чем в большей степени была вызвана радость горожан, тем, что она вернулась, или тем, что вместе с ней в город прибыла еще пара драконов.

Война, подкатившаяся к самым границам княжества, заставляла нервничать привыкших к спокойной жизни вранцев, и они были довольны таким существенным пополнением их гарнизона.

Как бы там ни было, сама она была ужасно рада вернуться в ставшие родными стены, а членам Совета и вовсе обрадовалась, как любимым родственникам. В общем, если бы не надвигающаяся война, их возвращение вполне можно было бы назвать счастливым, а так радость омрачалась постоянной тревогой.

Из хороших новостей: Хаэлнир решил какое-то время пожить в городе. (И вот ведь какая странность, в Андор-Афеле Мирра, вероятно под влиянием душевного кризиса, перешла с эльфом на «ты». Но стоило им снова встретиться и, чтобы обратиться к Хаэлниру по-простому, ей приходилось делать над собой усилие. Снова эльф казался неземным существом, и тыкать ему было просто невозможно.)

Из плохих: Мирра и так не была в восторге от того, что превратилась в брюнетку. Но спустя неделю после возвращения во Вран правительница заметила, что порядком отросшие за это время корни волос снова отливают яркой медью. Общее впечатление от такой окраски было, мягко говоря… в общем, дерьмовое было впечатление.

— Зло всегда меняет сотворившего его. Тебе еще повезло, что почернели всего лишь волосы, — заметил после ее очередной жалобы Змей. — Ты ведь заклинала кого-то «на смерть»?

— Ну, я навела мор на скот, — кивнула Мирра, — но ведь раньше я тоже колдовала, помнишь, на урфийской войне? Там гибли люди, но ничего подобного не случалось.

— Это другое, — разъяснил Змей, — там ты колдовала на погоду, разве ты заклинала Смерчи убить кого-нибудь? Нет? Ну, вот видишь?

— Но ведь я стала брюнеткой за несколько секунд, почему же теперь рыжие волосы отрастают медленно, а черные так и не поменяли свой цвет?

— Потому, что сотворить злое колдовство куда проще, чем от него очиститься, — поучительным тоном пояснил Эрссер.

— А вот посмотрим!

В тот же день Мирра вызвала княжеского цирюльника (вообще-то он был у нее не таким уж частым посетителем — Мирра не любила сложные прически). Тот тщательно осмотрел волосы, поцокал языком и предложил опробовать на Мирре какой-то новый люцинарский состав. «Говорят, он чудесно осветляет волосы!» — щебетал цирюльник. Мирра с сомнением взглянула на бутылочку зеленоватого стекла в руках у знатока причесок. Пахло оттуда (не надо даже к носу подносить) отвратно.

— Стригите! — решившись, приказала она мастеру. Тот от неожиданности чуть не выронил свое зелье.

— Да как же… — забормотал он.

— Стригите! — Правительница вырвала из рук нерешительного цирюльника ножницы и отхватила себе здоровенный клок волос почти под корень. Мастер испуганно хрюкнул.

На следующий день Мирра явилась на заседание Совета с прической, более всего напоминающей ромашку, с которой влюбленная девушка оборвала все белые лепестки. Даже самые шикарные наряды никогда не производили на подданных такого эффекта, как это ее появление с волосами не длиннее толщины мизинца.

Очень может быть, в другое время экстравагантная прическа заняла бы место во вранских сплетнях, но, как говорилось выше, дело шло к войне и любые разговоры теперь и начинались и заканчивались именно этим.

За окном уже стояла ночь, а никто из совещавшихся в комнате и не подумал зажигать света. На фоне серых в слабом свете лун стен темные силуэты были почти не различимы. Тот, что в венце, еще ниже склонился к уху собеседника и зашептал:

— Союз с Брадизаном скреплен, и, я почти уверен, Игрисское княжество поспешит примкнуть к нам, стоит лишь одержать первую победу. Не понимаю твоих опасений, да одно наше войско почти втрое больше вранского!

Темная грузная фигура, к которой была обращена эта речь, заворочалась, покряхтывая в малоудобном кресле.

— Не забывайте, ваше величество, что наши последние военные успехи связаны в основном с новым «летучим» подразделением. Именно драконий отряд обеспечил взятие крепости в Брег-О и предотвратил летнее нашествие варваров из-за Иггора. Однако найдется не так уж много драконов, согласных пойти на Вран.

— Почему это? — подозрительно осведомился властитель Соединенного королевства, ибо это именно он обсуждал планы предстоящей военной кампании с собственным министром, хотя и выглядели они подобно тайным заговорщикам, скрывающимся по темным углам.

— Вранская правительница весьма лояльна к драконьему роду. Вот уже лет десять на землях княжества привечают драконов (впрочем, как и другой сброд), а их правитель (хоть и не носящий этого титула) заключил союзы с основными драконьими кланами. Так что на Вран с нами пойдут только драконьи отщепенцы…

— Что ж, — пренебрежительно пожал плечами венценосец, — нам хватит и их. Бессмертные драконы тоже уязвимы, а с основанием Союза наши силы удесятерились, у… — Король поискал подходящее слово («усотнились»?), не нашел и махнул рукой. — Короче, в данный момент никто не способен противостоять нам. Разве что сам Творец! (Король на всякий случай сделал охранный знак, его вера в Создателя последнее время сильно пошатнулась, но все же не настолько, чтобы вслух усомниться в его могуществе.)

Министр снова заворочался в кресле:

— Вы, как всегда, правы… — проговорил он, при этом умудрился так скрипнуть креслом, что скрип можно было расценить за возглас легкого сомнения (министр был мастером тонких намеков). — И все же битва будет слишком тяжелой. На вашем месте я бы сначала обратил взгляд на Люцинар, стоит ли поворачивать войска на Вран, имея за спиной такого соседа?

— Люцинар? — Шепот короля звучал удивленно. — Не ты ли совсем недавно советовал мне не торопиться совать свой нос в оплот торговой гильдии. Хотя куш, конечно, изрядный. А как мы собираемся пересечь эльфийские территории? Их земли тянутся вдоль южной границы Люцинара до самого моря.

— Тем хуже для них! — зловеще заметил Вейл, и король вздрогнул, сразу припомнив, кто на самом деле сидит перед ним.

Сообщения от агентов в Сан-Аркане, Мелузе и Брадизане приходили самые разноречивые. В одних говорилось, что Эдарген заключил союз чуть не со всей Замуррской степью, в других — что он ищет поддержки у Звездных охотников, третьи настаивали на том, что армия Непобедимого и так достаточно велика, чтобы покорить весь Мир. Но в одном сходились все авторы донесений — не позднее следующей весны властителя Соединенного королевства следовало ждать на границах Вранского княжества.

Мирра даже застонала тихонько, выслушав очередного гонца из Приграничья.

— Нам не выстоять против армий Непобедимого! — озвучила она мысль, без сомнения посетившую каждого из членов Совета. — Не стоит даже пытаться. Может, последовать примеру Брадизана и принять арканский протекторат?

87
{"b":"5610","o":1}