ЛитМир - Электронная Библиотека

— Думаю, нам стоит поискать так называемую «Тайную скрижаль». Там может быть ответ на наши вопросы, — возвращая беседу в деловое русло, произнес эльф.

— Что-что? — сразу забеспокоилась Мирра, она не любила, когда Г’Асдрубал и Хаэлнир вели разговоры о непонятных вещах.

— Считается, что в последние дни, перед тем как Первый дракон пожрал сам себя, чтобы не делиться с Миром своей мудростью, Творец открыл ему тайну Своего Замысла. А Эрсторген записал ее в «Скрижаль», — начал объяснять Хаэлнир, он был немного склонен к поучительным речам. — Потом он поместил ее «над Миром» и сделал пути к ней «непроходимыми для тех, кто рожден людьми».

— Ты недостаточно изучил драконов. — Змей перекинулся в человека. — Я бы не слишком рассчитывал прочитать в прадедовой книге что-то путное! Вот увидите вместо божественных откровений мы найдем рассказ об утреннем несварении желудка.

— А «над Миром», это где? — заинтересовалась Мирра.

— Это спроси у мужа, он лучше моего знаком с драконьим фольклором.

— В «Священной книге» говорится, что, устав от жизни, Первый из драконьего рода «вознесся над миром и, ухватив себя за хвост, поглотил сам себя без остатка», — процитировал Змей. — Как известно, «Мирным хребтом» называют горную гряду, идущую от северной оконечности Континента и примерно до широты Сан-Аркана. Самая высокая гора в ней носит название «Пик над Миром», именно там по преданию покончил с собой мой прадед. Более точных данных нет, поскольку свидетелей кончины Эрсторгена не было, а сам он лет за триста до того перестал делить с кем-либо кровь.

— Как же вы собираетесь искать эту вашу «Скрижаль», если никто точно не знает, где она лежит, да к тому же, как я поняла, этот твой предок, — Мирра повернулась к мужу, — «сделал пути непроходимыми для тех, кто рожден людьми». Что, кстати, мы первые, кто додумался искать книгу на этом самом Пике?

— Почему же, гипотеза о том, что Эрсторген спрятал скрижаль в пещере на склоне «Пика над Миром», запечатав вход в нее заклинанием, завершающей фразой которого и стало самопожирание…

— И были такие, кто ходил искать книгу? — перебила его Мирра.

— Естественно, но никто из них не прошел путь до конца, а если кто и прошел — то назад не вернулся.

— Так почему же вы решили, — немного раздраженно произнесла Мирра, начиная подозревать, что Змей опять затеял нечто смертельно опасное, — что мы пройдем там, где не прошли другие?!

— Так ведь то все были люди, ЛЮДИ, понимаешь, а я — дракон. Никто из драконов искать «Скрижаль» даже не пытался…

— Почему?

— Я ведь уже говорил тебе, дорогая, драконы не большие охотники читать книги своих соплеменников, тем более разыскивать их с риском для жизни. Пожалуй, я единственный среди них книголюб!

Это была последняя моя прогулка с Творцом, и самая печальная. Еще какое-то время после этого я ощущал его присутствие в Мире, но потом и это ощущение пропало. В тот день Создателя тянуло на философию и меня, поскольку я переел жирного, тоже.

«Думал ли Ты о конце Мира?» — спросил Творец. Я действительно некоторое время назад стал приходить к мысли о том, что Мир несовершенен и пришла пора разнести его в клочья и создать что-нибудь более подходящее (для меня, естественно). Шутка ли, более трех тысяч лет не встречать никого, кто мог бы мне поведать хоть что-то новое, чего еще нет в моей памяти. Так можно стать вегетарианцем! Я честно поделился своими мыслями с Творцом. Тот почему-то не рассердился, похлопал меня по плечу, сказал, что яхороший друг и потому заслуживаю «ЗНАНИЯ».

«Конец этого Мира не таков, как тебе представляется. Драконы, эльфы, а вслед за ними и иные народцы, созданные мной и населяющие моря и долины, — исчезнут. Но реки, горы, лесавсе это останется и станет пространством для тех, кто появился позднее других? «Последние — станут первыми!» Ты ведь читал эту книгу?»

У меня на время пропал не только дар речи, но и «дар мысли». (А я-то считал себя бессмертным!) Но, как видно, Творец все же выловил какой-то вопрос в той мешанине, что царила в моем черепе, потому что не замедлил ответить:

«Вам не на кого жаловаться! Вас, драконов, я создал первыми и наделил всем, чем обладал сам: свободой воли, любопытством, способностью летать и принимать любой облик. Я даже подарил свой девиз Первому из Рода! Я ждал долго, и что же?! Что сделали драконы за все те тысячелетия, что я щедро отпустил вам! НИЧЕГО! Никому из вас, со времен Великого Потопа, не удалось выдумать ни одной стоящей проделки! Все те же поджоги замков да время от времени похищения девиц! И этоРАЗВЛЕЧЕНИЕ??! Я устал скучать, глядя на ВАС… Не лучше и «премудрые» эльфы, и кочующие наяды моря! Лишь люди, существа, сотворенные мною скорее для заполнения пустого пространства, превзошли мои ожидания: они изменяются, меняя мир вокруг себя! Что же, если они сумеют отвоевать ЭТОТ МИР у вас, то получат его в свое полное распоряжение! Я никогда не был консерватором… Я не отниму у драконов того, что подарил им при рождении, но выжить смогут лишь те, кто станет людьми. Ну, а кем быть — пусть каждый выберет сам!»

P.S. Я лучше проглочу собственный хвост, чем стану человеком!

Насколько просто было войти в пещеру, настолько же трудно оказалось из нее выйти. Не успел Змей сгрести «Тайную скрижаль» в сумку, как на него сверху упала тяжеленная силовая сеть. Дракон так и клацнул челюстью о каменный пол пещеры.

— И-и-и-сштрауд! — прошипел он ругательство на драконьем и поспешно перекинулся в человеческое обличье. Звенья силовой сети были слишком редкими, чтобы удержать человека, поэтому Эрссер легко проскользнул в одно из них и тут же получил энергетический заряд в спину: все пространство пещеры неожиданно наполнилось шаровыми молниями. Змей мысленно пожелал прапрадедушке быть еще раз переваренным самим собой — это же надо, устроить такую мясорубку собственному правнуку! Одновременно он изловчился подпрыгнуть в просвет между молниями и на лету вновь принял форму дракона (а это, я вам скажу, тот еще фокус!). Бешено замахав крыльями, чтобы не свалиться в силовую сеть снова, Змей поймал на шкуру с пяток молний, но броня естественно выдержала, хотя тряхнуло его так, что голова дважды пребольно ударилась о потолок. Камни на сводах опасно зашевелились.

— Эннае аст! — поспешно произнес Змей заклинание, останавливая на какое-то время обвал, и стремительно ввинтился в проход, выводящий наружу. Попутно ему пришлось разорвать еще одну (но уже значительно более слабую) силовую сеть, от которой на теле осталась симпатичная сеточка ожогов, потом было еще заклинание слепоты (но уже рассчитанное не на дракона), наконец, когда Эрссер уже отчетливо видел кусок белесого неба в конце тоннеля, сзади раздался оглушительный взрыв. Дракона, словно пробку из бутылки, вышибло из Горы, и на некоторое время он начисто лишился трех основных чувств: слуха, зрения и обоняния. Однако тело, подвластное живущему в мозгу каждого автопилоту, продолжало размеренно взмахивать крыльями, и, благо здесь, «над Миром» врезаться было особо не во что, дракон продолжил свой полет по замысловатой траектории. Зрение вернулось вовремя, комбинация немыслимых пике и «бочек» вынесла Г’Асдрубала в предгорье. Наконец его полет прервала небольшая дубовая роща. Врезавшись в высокие, довольно молодые еще стволы деревьев, дракон свалился, ломая ветки, на землю, по пути плюясь пламенем и отборными ругательствами.

— Общение с Создателем, даже опосредованное, никого до добра не доводило! — прошипел он, поднимаясь и сплевывая из пасти куски набившихся туда веток.

Змей запоздало спохватился, что непочтительно подумал о Творце, но Тот (хвала Ему!), видно, был занят чем-то более серьезным, во всяком случае, никакая божественная молния не расплавила ему мозги. Вообще, вокруг все было совершенно обыденно и мирно, даже звон в ушах и тот прекратился, а через несколько минут возобновили в кустах пение распуганные падением Змея птицы.

92
{"b":"5610","o":1}