ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Предложение, как предложение. И даже в достаточно тактичной форме, если б его не сделал человек с кошачьей мордой. А возражать было неудобно, как понял Альфред Викторович, обнаружив, что кроме этого Котяры, ещё пара крепких парней разводили публику по заранее определенным автомашинам.

Впрочем, в микроавтобусе "ниссан", куда влез Альфред Викторович, было тоже просторно и комфортабельно, народ оказался вполне приличный. Комаровский даже поздоровался с владельцем маленького автомагазина Воронцовым и демонстративно не заметил протянутой ладошки Меламеда - южного человека. Этого выходца с Кавказа, сорокалетнего, усатого, носатого, черноглазого и, натурально - в "бо-ольшой кэпка", дружно презирал весь христианский и магометанский мир Подмосковья. Магометане не считали Меламеда за человека по той причине, что в своей палатке он нагло торговал шашлыком из СВИНИНЫ! Христиане, в свою очередь не могли простить юркому южанину то, что в тяжелые 1991-92 годы этот гад чернозадый жарил тот же шашлык из мяса тайно отловленных бездомных СОБАК! Меламед за свои подвиги был бит и бит жестоко. Совершено случайно Альфред Викторович присутствовал при такой экзекуции и, хотя Комаровский был убежденным противником всяческого насилия над любой личностью, но в данном случае не удержался и покарал нечестивца презрительным ударом своего зонтика по голове. Приличные люди - руки ему не подавали, отчего Меламед решительно не испытывал грусти и продолжал свою шашлычную деятельность с подозрительным оттенком.

Место в автобусе Альфреду Викторовичу досталось у окошка, что и позволило увидеть, что последней с кладбища ушла вдова при своей свите. И очередной неожиданностью, неприятного свойства, оказалось то, что рядом с Ниной, будто старый друг, притирался Славик Шусев! Он вышагивал между вдовой и пышной Матильдой и, отметил Альфред Викторович, это трио выглядело более чем красиво - следовало признать. На фоне строгой и черной вдовы с её золотистой головкой оттененной вуалью, рядом с дебелой и яркой Матильдой парень в темных тугих джинсах, коричневой кожаной куртке, яркий блондин с прямыми густыми бровями и большими глазами гляделся молодым богом в окружении печальных нимф.

Красивая, молодая троица, завистливо отметил Альфред Викторович, а на душе отчего-то кошки заскреблись. Не понравился ему этот неожиданный альянс, а чем пришелся не по душе - он и сам понять не мог.

Затем мимо микроавтобуса, вперед, к шикарным лимузинам прошли Нехорошев, Афанасьев в мундире, кино-теле артист и педераст Каршутин Алексей и уже пьяная вдребезги исполнительница народных песен, популярнейшая Маша Лопатина.

Соседи Комаровского в "ниссане" тут же обсудили народную "звезду" Машеньку. Только утром прилетела из Израиля, где услаждала русско-еврейскую диаспору своими частушками, а когда она успела надраться до бесчувствия - в Иерусалиме или уже на родной земле - было всем очень интересно. Народную певунью бережно вели под руки два мощных молодца в красных рубахах под пальто и высоких сапогах - участники её хора.

Потом пролетел мимо на мотоцикле Гном с Ружьем, обдал всех грязью из под заднего колеса, где-то впереди замигал фонарь на краше "ауди" ГАИ и кортеж тронулся. Дичь, понятно - движение по проселочной дороге, мимо пары скудных деревень в сопровождении ГАИ! Но - так уж положено по протоколу у богатеньких.

Воронцов, сидевший рядом с Альфредом Викторовичем схватился за то место, где под пластом жира у него было сердце и прохрипел.

- Жалко, Федьку... Только было мы с ним хорошее дело начали, а тут...

- Какое дело?

Воронцов глянул подозрительно.

- Так тебе, Альф, все и скажи.

Он запыхтел, вспотел и достал из кармана патрон с пилюлями, скорее всего - сердечными.

Остальные пассажиры "ниссана" помалкивали, машину качало на ухабах и Меламеда бросало от борта к борту, укрепится не мог, поскольку ему всучили в руки громадную охапку цветов.

Миновали последнюю деревню перед дачным поселком и на окраине её Альфред Викторович заметил, как двое пожилых мужчин сняли шапки, но третий не только головы не обнажил, а плюнул вслед процессии и радостно засмеялся - вот таково-то было местное мнение, относительно панихиды.

Вкатились в ворота дачного поселка. Охрана стояла вдоль дороги по стойке "смирно".

Достигли нужной линии, остановились и начали выгружаться, но "ниссан", с риском свалится в кювет, самым краем дороги проскочил вперед, вкатился следом за лимузинами и, к удивлению Альфреда Викторовича, ушел в сторону от виллы Ловко обогнул её и устремился к спортивному комплексу, крытому залу, где, следовало понимать, были накрыты длинные столы для всех. Затормозили и все тот же Котяра раздвинул дверь микроатобуса, вежливо пригласив.

- Прошу, господа, заходите. Милости прошу.

Кошачьи глаза его поблескивали ехидцей, но Альфред Викторович этому значения не придал. Решил, что холуй, по приказу хозяев, был обязан быть вежлив, и был вежлив, но скрыть своей подлой натуры до конца не смог.

Вся дюжина пассажиров "ниссана" протолкнулась сквозь узкие двери, миновала тусклый коридорчик, что-то при этом Альфреду Викторовичу показалось странным, но сзади их всех уже подгоняли требовательными голосами.

- Побыстрей, господа, побыстрей!

Альфред Викторович и осмыслить ничего не успел, как вдруг обнаружил, что все они забиты в тесное помещение с деревянными стенами, а освещение было скудным - в одну лампочку, забранную железной решеткой.

- Что это происходит?! - вскрикнул Воронцов и ринулся было обратно, но дверь перед его носом захлопнулась и тут же послышался лязг засова.

Меламед выронил из рук цветы и изумленно пропел.

- Что такое тут получается? Пачему мы в сауне оказались?!

Альфред Викторович оглянулся и, перед тем как свет неожиданно погас, успел понять, что Меламед прав - их завели в достаточно просторную сауну, о чем, кроме интерьера, говорила и повышенная температура.

В полной темноте послышались возмущенные крики, никто ничего не понимал, но Альфред Викторович тут же сообразил, ЧТО происходит и чего следует ожидать в будущем.

- Отройте, мерзавцы! Что это такое?! - слышался хриплый голос Воронцова, кто-то бил ногами в двери, но Альфред Викторович участия в борьбе за освобождение не принимал, возмущения не выказывал, а приготовился к самому худшему.

Расталкивая подворачивающихся под руку людей, он добрался до дверей, нашарил дальний угол сауны, скинул дубленку и разделся в темноте до трусов. Вслед за тем очень аккуратно свернул свое белье, сложил костюм, весь этот ком завернул в дубленку, на голову плотно нахлобучил шляпу и растянулся на полу, подложив одежду под голову. На него кто-то падал, самые ретивые продолжали сокрушать двери, все ещё не соображая, что попытки эти обречены на неудачу, а методы сражения за свободу должны быть совершенно иными.

Альфред Викторович и не собирался давать кому-нибудь спасительных советов, (каждый за себя в этом поганом мире!) хотя сам уже предельно расслабился, лежа на горячем полу. Он даже не отпихивался, когда на него, в потьмах, падало чье-нибудь тело.

- Всем молчать! - прогрохотал чей-то голос, обрушившийся в сауну с потолка.

Требование прозвучало столь непререкаемое, что тишина наступила мгновенной.

- Помолчим. - легко и громко ответил Альфред Викторович. - А дальше что?

- А дальше вот что! - замурлыкал невидимый и неизвестно где находившийся Котяра. - Дальше вы, кадровые халявщики, получите хороший урок! Нехера, подонки, таскаться туда, куда вас никто не приглашает! Нехера лезть туда, где не ваше место! Вы здесь - самое халявистое дерьмо во всей округе! Ни одни похороны, свадьбы, крестины без вас , нищая рвань, не обходятся! Вот об этом, наконец, и подумайте!

- У меня сердце больное! - послышался крик Воронцова, но в ответ получил лишь издевательский смех Котяры.

Альфред Викторович уловил на слух, как за стеной загудел мотор и тут же поток раскаленного воздуха ворвался и в без того уже капитально прогретую сауну. Альфред Викторович смекнул, что конструкция баньки новомодная, в ней не было никакой каменки, не было даже электроспирали, а горячий воздух нагнетался через калорифер, установленный где-то наруже.

18
{"b":"56107","o":1}