ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Но тогда...

- Меня это не интересует, Альфред Викторович. Я пошла спать, да и охрана сейчас начнет волноваться и примуться меня искать. До завтра.

У Альфреда Викторовича не достало сил проводить даму даже до наружных дверей флигеля. Как сидел на стуле у стола, так и обмяк на нем, сник, будто проколотый воздушный шар. Коньячный хмель, ударивший было по его мозгам, тут же из них вылетел - вся ситуация со смертью Феди, минуту назад казавшаяся однозначной, вновь раздробилась на несовместимые части.

Чего бы казалось проще: мстительный Толстенко, кроме всего прочего возжелавший поиметь жену ненавистного соседа, решил поначалу столкнуть мужа и любовника, ожидая от этого кровавых результатов. Вызвал мужа - любовник накрыт на месте преступления, но смертоубийства не произошло. Насколько Толстенко сумел подглядеть через забор. Однако обнаружил, что охранник Ишак уехал, следовательно, дом и хозяева остались без защиты, а в нем оскорбленный муж и жена, скандалят, крики слышны, дракой пахнет, ситуация удобная.. Тогда в действие был включен второй, резервный план: соседа можно без труда наказать смертью, в виде платы за услуги наемным убийцам предложил им забрать все деньги, что найдут в доме. Заодно - дарил в виде приза и красивую жену соседа, не без этого наверное.

Не получалась схема, понял Альфред Викторович. Первое: профессионалы ныне не полезут в дом, не зная точно верного подхода к добыче и количества этой добычи, а даже Афанасьев считал действия бандитов профессиональными. Второе: и более существенное - профессионалы тянули бы из Феди жилы, кромсали на части, гладили бы по последней бандитской моде раскаленным утюгом пузо бизнесмена, пока он не откроет им сейф, а не убивали его одним ударом! Профессионалам, в масках тем более, - нужна добыча, а не смерть. Плохие профессионалы к тому же, обязательно бы изнасиловали попутно Нину. А эти были хорошие, следили за хронометражем, знали, что затяжка времени самая опасная в таких делах штука. К тому же несуразица - Федю убили, а Нину оглушили и не более того?! Уж если профессионал начинает убивать, он косит всех свидетелей подряд направо и налево. Какая-то неувязка получалась, чего-то в модели действий грабителей не хватало.

К тому же, третий пункт для размышлений: все в округе знали, что Федя при телохранителе поехал в Египет, в Каир, в свой офис, открытый там полгода назад и являющийся предметом непомерной гордости бизнесмена. Адрес и телефон офиса можно было найти без всяких усилий в любой рекламе фирмы. Но по факту: Федя с верным Ишаком - тайно укатили в Голландию, чего никто, кроме Нины, - не знал. И уж никак не мог знать этого адреса Толстенко! Тогда - что? - и Толстенко всего лишь орудие в чужих руках? И он действовал по чьему-то наущению?

Для активизации мозговой деятельности Альфред Викторович принял ещё полстакана коньяку, но на этот раз добился обратного результата: все личные и мировые проблемы Вселенского масштаба показались через минуту таким пустяком, что выеденного яйца не стоили! А потому ни к чему их решать при таком хорошем настроение!

На кухне он нашел свой мокрый костюм, тщательно ревизовал его, убедился, что дорогая ткань от такой непредусмотренной стирки не пострадала, аккуратнейшим образом развесил брюки, пиджак и жилетку для просушки, и в том же добром настроение вернулся в спальню - но там его настроение разом испортилось, поскольку оказалось, что его поджидали гости.

Как они умудрились столь бесшумно и неприметно проникнуть во флигель было решительно необъяснимо. Последнее обстоятельство крайне расстроило Комаровского - потеря бдительности могла дорого обойтись, и обходилась ему недешево в прошлом.

Гости, судя по всему, тоже придерживались подобного мнения, поскольку глядели на Альфреда Викторовича насмешливо и испытывали удовольствие от его откровенно испуганного вида.

Отвратительный Котяра развалился на диванчике, Гном с Ружьем опирался задом на подоконник, а южный человек Меламед сидел на стуле, елозил по нему задом и всем своим видом изображал готовность к услугам любого рода.

- Добрый вечер, Альф, - благодушно сказал Котяра, улыбнулся отчего стал ещё отвратительней.

- Привет. - ответил Комаровский, не поднимая вопроса о недоговоренности ночного визита.

- Салют. - подхватил и Гном с Ружьем, а чтоб его приветствие было отмечено особо, вдруг сделал легкий скачок и пяткой попал в живот Альфреду Викторовичу. Тому показалось будто его слон железным хоботом ударил, на секунду он отключился, а осознал себя уже сидевшим на заднице, а затылок опирался о стенку.

- Альф, - промурлыкал Котяра. - Ну зачем ты такой непослушный? Почему ты такой упрямый? Я тебе, как один приличный человек другому приличному человеку, утром сказал: "Подмой отсюда к чертовой матери" Ты - не послушался, нехороший человек. Я тебе небольшой урок преподал, в сауне тебя бесплатно прогрел. Весь коллектив урок понял, а ты опять не послушался. Ну, разве можно так погано вести себя в культурном обществе?

- Пошел в дупу, пся кревь!

Котяре добродушно кивнул головой, что было сигналом для Гнома с Ружьем, поскольку ещё через пару секунд Альфред Викторович обнаружил себя уже лежащим на полу в растяжку. Голова гудела, резкая боль пронзала десна и Комаровский не был уверен, что у него сохранились все зубы.

- А теперь, Альф, - ворковал Котяра. - Прими достойную стойку на стуле и наш кавказский кунак расскажет тебе историю, которую тебе следует очень крепко запомнить.

Альфред Викторович с трудом вскарабкался на стул, потряс головой и, когда туман перед глазами рассеялся, увидел близко перед собой живые до восторга глаза Меламеда, который тут же быстро затараторил, активно жестикулируя.

- Господин Комаровский, ты помнишь, дорогой, как мы хорошо сегодня в сауне парились? Очень хорошо отдохнули, да? Но маленькая неприятность, понимаешь, случилась. У господина Воронцова очень нехорошая беда, понимаешь. Выпил вина, хотел показать всем какой он сильный! А сердце слабое, и понимаешь, дорогой, приступ в сауне у него случился.

- Умер Воронцов? - пошевелил разбитыми губами Альфред Викторович.

- Ай, я тебе про это и говорю! - обрадовался Меламед. - Чтоб ты не забыл! Мы все "скорую помощь" вызвали, его в хорошую больницу повезли. А он там умер. Немножко нехорошо получилось, так бывает. Человек пришел отдохнуть, посидеть с друзьями, а тут вдруг сердце...

- Сколько тебе заплатили за эту сказку? - спросил Альфред Викторович.

- Ай, зачем так говоришь? Нехорошо говоришь! Ты правду слушай!

- Заткнись. - присек монолог южанина Котяра. - Все понял, Альф? Пришли люди тихо-мирно попариться, а у Воронцова турбина отказала. Бывает. Понял?

- Нет.

Гном с Ружьем вновь оторвал зад от подоконника и Комаровский напрягся, но Котяра знаком остановил палача.

- Альф, почему ты такой упрямый? Почему ты без всякой для себя пользы сам себе доставляешь неприятности?

- Я тебе ещё утром сказал, ублюдок, что с "шестерками" Комаровский разговоров не ведет.

- А сам-то ты кто, Альф? - с укоризной спросил Котяра. - Ты же, шелупонь мелкая, по бабам работаешь. Да попади ты на зону, тебя бы "опустили" в первый же день. Там таких как ты за людей не считают.

- Мы не на зоне. И я там никогда не буду. - высокомерно возразил Комаровский - Все под Богом ходим... Значит, с нами ты говорить не желаешь?

Двери скрипнули, на пороге появился Ишак и Альфред Викторович вздохнул облегченно. Вот и появился на авансцене главный человек, который единолично принимал решения и добивался их исполнения. Следовательно, с ним можно говорить по делу и серьезно.

Ишак хмуро скользнул взглядом по Комаровскому и одним движением головы выпроводил гостей прочь. Занял у окна позицию Гнома с Ружьем и сказал сдержанно.

- Долго объясняться не будем, Альфред Викторович. Сами понимаете, что получилась глупая накладка. С Воронцовым мы, конечно, переборщили, но всех этих нахлебников и приживалов, которые живут на халяву и вокруг Чуракова вечно вертелись следовало наказать. Вы с этим согласны?

31
{"b":"56107","o":1}