ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Час.

- Два. За час я только успею угли разжечь, на которые его голым задом посажу.

- Пусть два.

- Договорились. Через два часа ты услышишь его показания. Подожди... Второго ты не определила? Это был не Кот? Они корифаны.

- Нет. Не Кот. Другой голос. Не Кот.

- Никуда не уходи.

- Минутку. Я тебе помогу в допросе. Если при обыске найдешь у Гнома с Ружьем шкатулку, украшенную ракушками, и медный самодельный браслет - то это украдено у меня из спальни.

- Что еще? Деньги, ценности?

- Побрякушки ширпотреба, наплевать. А деньги не меченые, сам понимаешь. Браслет, такие делают на зоне.

- Знаю, разберусь как-нибудь.

Послышался скрежещущий звук отодвигаемого кресла, что то звякнуло, стукнула дверь.

Альфред Викторович глянул в окно и через минуту увидел, как к воротам от гаражей подлетел серебряный БМВ Беркина. Машина приостановилась, Котяра метнулся к своему хозяину. Они перекинулись несколькими словами, ворота распахнулись и серебряный снаряд рывком вылетел на проезжую часть поселковой улицы.

Валерий пощелкал клавиатурой селектора и сказал в микрофон.

- Нина, мы уже здесь.

- Прошу.

Валерий кивнул Альфреду Викторовичу и тот поплелся следом за новоявленным партнером на прием к своей... Он уже и не знал, как теперь по отношению к себе определять Нину. Невеста или хозяйка?

Когда увидел её в кабинете Федора, то мелькнуло соображение, что следует почтительно обращаться: "Госпожа" или приблатненно - "Босс".

Она уже успела облачиться в деловой костюм мужского кроя, при белой кружевной сорочке с галстуком, загладила прическу, и от прежней пикантности осталась только юбка, много выше колен. Она подняла на Альфреда Викторовича холодные глаза и спросила.

- Консенсус достигнут?

Альфред Викторович предпочел независимое молчание, опустился в кресло, а Валерий ответил.

- Все в порядке, Нина.

- Неужели вы, Альфред Викторович, не выторговали каких-то особых условий?

- Зачем я тебе нужен, зараза? - затравленно спросил Комаровский.

- Не начинайте все сначала. - устало сказала Нина. - Нужны и точка.

- Да не убивал я твоего Федьку! - взмолился Комаровский. - Ну, ты же меня знаешь! И кто убил - знаешь! И кто заказал убийство - знаешь! Зачем ты меня пытаешь?!

- Пока ещё не пытаю. - нехорошо улыбнулась она. - Это Гнома с Ружьем сейчас пытают. А до вас, Альфред Викторович, очередь ещё не дошла. Пока вы числитесь моим...Женихом. Очень скоро станете мужем. Так что, если у вас есть условия, в рамках предлагаемой модели - выдвигайте.

- Ладно. - через силу ответил Альфред Викторович. - Но делить с тобой брачное ложе, Комаровский отныне не будет никогда!

- Вот как? - насмешливо спросила Нина.

- Так! Ныне и присно и во веки веков! Этого вы меня не заставите сделать!

- Да уж что правда, то правда. - согласилась Нина - Тем более, что меня тошнит, когда я с вами стою рядом, не говоря про иное прочее.

- Уже так? - скандально и язвительно спросил Альфред Викторович. Но, коль скоро ты заботишься о процветании фирмы покойного мужа, то должна подумать и о наследниках! От кого ты их будешь рожать?!

- Решу без вас.. - презрительно ответила Нина. - Скорее всего от Ильи Шептунова.

- От Илюшки Шептунова?! Юриста фирмы?! Да он женат! - выдавил Альфред Викторович, окончательно обалдевший.

- Ну и что? Одно другого не исключает. Зато молод, породист, без порочных привычек и с хорошей наследственностью. Так что де-юре, у вас будут прекрасные дети, Альфред Викторович.... А де-факто... Мое супружеское место успешно займет наша Вера.

- Какая Вера? - ошалел Комаровский.

- Ка-ак? - Нина изумленно вскинула брови. - Ну и потаскун же вы, дорогой супруг! Уже забыли утренние развлечения во флигеле?

- Кухарка Вера?

- Вас это оскорбляет?

- Да нет... Но...

- Хватит, хватит. - небрежно отмахнулась Нина. - Тем более, что она уже не кухарка. Она теперь наша домоправительница, отвечает за порядок в доме и прочее. Теперь на ней весь дом. И вы, Альфред Викторович.

- Но...

- Опять не угодила?! - вспыхнула Нина. - Что ещё надо?! Прекрасная, добрая женщина, двое детей, мужа нет! - Нина смотрела на него с недоумением. - Да что вам ещё надо, я не понимаю?! По-моему, она вам пришлась по вкусу?! Нет, так подыщите другую кандидатуру, я её вам её оплачу. Или это уже стало для вас проблемой?

- Не твое дело мои проблемы. - сердито ответил Альфред Викторович. Хорошо. Я буду жить во флигеле.

- Вызовет лишние разговоры и сплетни охраны. - сухо возразила Нина. Будете жить на третьем этаже, Альфред Викторович. Тем более, что флигель уже занят.

- Кем ещё занят?

- Вашей супругой де-факто. Верой со своими детьми. Она переехала туда из деревни. Так будет удобней наблюдать за хозяйством. И... Обслуживать ваши желания.

- Как это все гнусно, - не скрывая горечи сказал Альфред Викторович. - Гнусно и пошло. За что ты меня так унижаешь?

- Какие унижения, Альфред Викторович?! - весело сказал Валерий. - Вам предлагают шикарные условия!

- Осуществление мечты. - подхватила Нина. - Вы сами затеяли этот ненужный разговор!

- Мечты?! - повернулся Альфред Викторович к Нине и осекся потому, что вдруг наткнулся на такой ненавидящий взгляд пристальных глаз молодой женщины, что ему стало не по себе и он сник. - Хорошо, делайте, что хотите.

- Значит так? - глухо спросила Нина. - Ладно, сейчас я скажу, чего хочу... Только легкое вступление. Помимо всего прочего, я намерена заняться и другой сферой деятельности, которую начал раскручивать Федор.

- Какой еще? - слабо спросил Альфред Викторович.

- Политической. Это будет звучать цинично, но мы здесь свои люди. Месяца через два-три скончается наш депутат Нехорошев Юрий Игнатьевич, а потому освободится кресло депутата областной думы. На это место претендовал Федор. Теперь за него буду бороться я.

- Это ещё зачем, Нинка? - совсем уже ничего не соображая, завопил Комаровский.

- А затем, что мне нужна подпорка в бизнесе. Затем, что я не намерена получать пулю в лоб от всякой шпаны. Затем, что мне нужно набрать вес в обществе.. Бизнесом - будет заниматься Валерий. С вашей декоративной помощью. Или без нее. Как хотите.

- Так что, депутат Нехорошева уже тоже купили?

- Отнюдь. Он честный и порядочный человек. И желает, что б по его смерти кресло депутата перешло в хорошие руки. Мечтал о Федоре, но теперь предлагает - мне! Я успею раскрутиться к выборам до его смерти и с его помощью. А потому мне немедленно нужны деньги. Сейчас, сегодня, а денег в кассе фирмы нет.

- Какие деньги и зачем? Я тут при чем? - Альфред Викторович судорожно засмеялся. - Спрашивать с Комаровского деньги - просто бред!

Нина помолчала и за время этой паузы Комаровскому стало незорошо. Он кожей ощутил, что сейчас на него обрушится очередной, быть может, - самый сильный удар.

- Поначалу объясню, зачем нужны деньги. Столовая для ветеранов оказалась с пустой кассой. Это не только память о Федоре, но и один из моих козырей на выборах, что вы, Альфред Викторович, прекрасно понимаете. И ради того, чтобы эти старики кушали до самой смерти сытно и с аппетитом, я продам тут все, что угодно. Но продавать не хочу и не буду. Эти деньги дадите вы. Как свой вклад в наше общее дело.

- Да о чем ты лопочешь, сумасшедшая баба?! - дребезжащим, искусственным тенорком засмеялся Комаровский.

- Я не лопочу, Альфред Викторович, а вполне грамотным языком предлагаю вам вложить свою долю в наше дело.

- У меня нет никаких денег!

- Отнюдь. В ближайшие часы вы переведете сюда триста тысяч германских марок, которые вложены у вас в банке во Франкфурте на Майне. "Бауер-банк", если не ошибаюсь?

Альфреду Викторовичу показалось, что он летит в пропасть. Откуда стало известно Нине про этот его резерв главного командование, последнюю заначку, про которую он и себе-то не позволял думать, его сейчас не интересовало. Скорее всего - сболтнул ей же под одеялом в лирическую и хмельную минуту. И утверждать теперь, что это пустая похвальба, никаких денег нет - бессмысленно, если к холодным глазам Нины прибавить насмешливую, с легким сочувствием улыбку Валерия.

42
{"b":"56107","o":1}