ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Стон и шепот
Возможно, в другой жизни
Да не опустится тьма!
Нелюбимая дочь
Большая и грязная любовь
Бегуны
Струны волшебства. Книга третья. Рапсодия минувших дней
Единая теория всего. Том 2. Парадокс Ферми
Немного ненависти
A
A

"Извини, ошибся. В банде в последнее время творится что-то неладное: они хотели с кем-то объединяться или заключать договор, но потом что-то не склеилось, так что сейчас всё наперекосяк, и сказать что-либо наверняка невозможно. Они действительно сначала не собирались его убивать!!!

Но на информацию о готовящемся покушении можешь смело полагаться.

Береги себя."

Подписи не было. Впрочем, она была и не нужна…

В этот раз нас ждать не заставили: едва только Кирн с самым разнесчастным видом постучался к дверь, как её тут же распахнули, причем на пороге стоял сам Ликарт. В домашнем халате, тапочках и с надгрызенным копченым окороком в руке.

– Эээ… Добрый день, - с сомнением протянул Кирн, во все глаза рассматривая явившееся пред наши очи чудо. Видимо, до этого дядя ему представлялся вечно деловым человеком, спящим в костюме классического покроя.

Мужчина неподдельно смутился, отступая назад и неуверенно бормоча извинения за неподобающий вид: дескать, только проснулся от послеобеденного сна. Странно он как-то, между прочим, работал: весь день дома, спит, развлекается, над племянником под настроение издевается. А ведь между тем финансовым министром при Его Величестве Каком-то там (имена королей я выучивала исключительно перед личной аудиенцией и сразу по её окончанию благополучно забывала) числится! Впрочем, не исключено, что у него в подчинении рота помощников, выполняющих всю работу под неусыпным оком бдительного начальника.

– Здравствуйте, - решительно поставила я жирную точку в детском лепете извинений одного и смущенных заверений, что всё так и надо, другого. - Извините за вторжение без предупреждения, но нам очень нужно сообщить вам кое-что важное.

Ликарт сразу как-то подобрался, перестав казаться смешным даже в своем нелепом наряде.

– Что-то случилось?

– Пока - нет, - откликнулась я, сделав ударение на первом слове, и резко захлопнула за собой дверь. Кирн с сомнением покосился на тяжеленные дубовые панели, которыми она была обита, и зябко поежился.

– Хорошо, - шумно выдохнув, решился Ликарт. - Проходите в мой кабинет.

У Кирна, никогда, видимо, не бывавшего в святая святых, отвисла челюсть. Я тряхнула головой и, проходя мимо, ударом плеча вставила её на место. Возмущенный вопль закончился скулежом от прикушенного языка.

– Не стоит благодарности, - язвительно пропела я, не оборачиваясь. - Я же обязана защищать твое материальное тело, не так ли? А мало ли, какая зараза через рот залететь может…

Кирн, обиженно скуксившись, но так и не придумав ничего достойного в ответ, недовольно засопел следом. Ликарт, поднявшийся раньше, нашего диалога (а что? Почему это монолог? Стучащая челюсть в нем очень даже участвовала!!!), к счастью, не услышал.

Кабинет был ничего так: рабочий. Ничего лишнего. Огромный стол, почти не заваленный бумагами, в меру мягкое кресло для хозяина (чтобы не засыпал за работой) и совсем уж жесткие стулья для посетителей - нечего, мол, засиживаться, отрывая занятого человека от работы. Шкаф с книгами и свитками да настольная лампа.

Я по-кошачьи плавно пристроилась на стуле в углу, подальше от выхваченного светом лампы круга. Ликарт прошел за стол, уселся, сложив холеные пальцы сферой. Я его забраковала: переход между средними и указательными был слишком резкий, без потерь энергии не обошлось бы. Но это уже так, чисто профессиональная вредность. Кидранн потерянно остался стоять посреди комнаты.

– Садись, - удивленно кивнул ему на свободный стул Ликарт. Тот только отрицательно покачал головой в ответ. Так яростно, что я даже заподозрила его в эпилептическом припадке…

– В чем дело? - недоумевающе обратился ко мне Ликарт, отчаявшись добиться от племянника хоть чего-то членораздельного.

– Видишь ли, - с трудом взяв себя в трясущиеся, как у алкоголика, руки начал Кирн. - Я…

Я вдруг, сама от себя не ожидая, вскочила со стула, словно пичужка, сорвавшаяся с ветки, и, оттеснив за спину Кирна, защебетала:

– Видите ли, мы с Кидранном, - зверский взгляд за спину: "Да сядешь ты уже - или так и будешь мне по лопаткам дрожащими ручонками елозить?!!" - вчера совершенно случайно оказались в одной таверне и подслушали… точнее - совершенно случайно услышали, - с лукавой улыбкой поправилась я, - некоторые вещи, тут же нас весьма остро заинтересовавшие…

Ликарт заинтригованно усмехнулся. О да, я его хорошо понимаю: начиная с того, что буквально минуту назад я явно собиралась молчаливо отсидеться в темном уголке, издевательски ухмыляясь, до того, что ингры, как правило, следуют за Заказанными безмолвной тенью, не ввязываясь в людские передряги.

Мне и самой интересно, откуда взялось это шило… под юбкой. Хотя… Какое, собственно, мне дело до их разборок и отношений? Кирн ни в чем признаваться не хочет: это видно невооруженным глазом и чувствуется невооруженными (увы!) лопатками, от которых он никак не хочет отлипнуть! А заставлять его? Зачем? Как будто мне больше делать нечего! Пусть живет как знает.

А покрывать я привыкла всех и без разбору ещё с Храмовой скамьи, и оправдать могу что угодно. Главное - не тарахтеть пулеметом, спеша выплюнуть из себя только что придуманную версию, но и не растягивать слова, придумывая её на ходу. Говорить то, что на самом деле было. А шут его знает, может и правда было? А то, что не со мной - так это мелочи!

– И что же такое вы… совершенно случайно услышали? - с довольной улыбкой спросил Ликарт.

Я спокойно, наполняя рассказ подробными деталями (наполовину вспомнила, наполовину придумала - можно подумать, он проверять пойдет!) пересказала то, как я следовала за Кирном в таверну, как осталась, прислушавшись к разговору, и что из этого вышло. По моей версии, Кирн ходил в таверну исключительно в пресном одиночестве, горло промочить. Ликарт поморщился, услышав о подобных манерах племянника, но смолчал.

Кидранн, к счастью, упокоился, до конца убедившись, что я не собираюсь его подло заложить, и оставил наконец мою заднюю (но не худшую!) половину в покое, усевшись на покинутый мной стул.

– Скажите, а какой был на нем - Вирде - плащ? - вдруг прищурился Ликарт. Стоп, это что, проверка на вшивость?! Ха!

28
{"b":"56110","o":1}