ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Григорьев Сергей Тимофеевич

Морской узелок

Сергей Тимофеевич ГРИГОРЬЕВ

МОРСКОЙ УЗЕЛОК

Рассказ

В 1821 году Михаил Петрович Лазарев получил назначение в кругосветное плавание на корабле "Крейсер", только что построенном. Назначенный командиром "Крейсера", Лазарев, по обычаю, сам и снаряжал корабль в дальнее плавание. Андрей Могучий, молодой матрос из поморов, выпросился на "Крейсер" и пошел в далекое плавание одним из старших рулевых "Крейсера".

Среди офицеров "Крейсера" находился девятнадцатилетний мичман Нахимов, только что окончивший Морской кадетский корпус. Мичман Нахимов получил в свое командование капитанский шестивесельный вельбот, построенный из красного дерева. Командовать шлюпкой, назначенной для разъездов капитана, было большой честью. Нахимов получил ее благодаря тому, что кончил корпус с отличием, а на парусных учениях прослыл "отчаянным кадетом". Этот изящный кораблик радовал сердце молодого командира и приписанных к вельботу матросов: перед отправлением в плавание на гребных состязаниях в Маркизовой Луже* вельбот Нахимова вышел на первое место, "показав пятки" всем шлюпкам.

_______________

* М а р к и з о в а Л у ж а - залив близ Петергофа.

Обрадованный мичман раздал гребцам вельбота первое свое жалованье до последней копейки. О щедрости подарка прослышал Лазарев. Хмурясь и улыбаясь, капитан пожурил Нахимова:

- Мичман, вы избалуете людей и сами сядете на экватор*. Довольно было по чарке. А впрочем, зачем мичману и жалованье? На берету кутить? В карты играть? Я знаю-с, вы не из тех: не кутила и не игрок. Если будет нужда, знайте: мой кошелек к вашим услугам, мичман!

_______________

* "Сесть на экватор" - остаться без денег.

Матросы "Крейсера" после гонок решили, что Нахимов будет "правильным мичманом".

"Крейсер" поднял вымпел - это значило, что плавание началось, - и вытянулся из гавани на большой кронштадтский рейд. На корабле шла обычная морская жизнь, точно по хронометру. В назначенный день и час скомандовали: "Свистать всех наверх! Паруса ставить!.."

Команда "Крейсера" высыпала на верхнюю палубу. Все разбежались по своим местам. Командоры встали к пушкам для салюта.

- На шпиль!

Матросы, топая босыми ногами по палубе, заходили на шпиле под песню:

Встань на вымбовку. Пошел!

Эй, пошел, пошел, пошел!

Как репку, выдернули якорь из илистого грунта.

- Встал якорь! - крикнули с бака.

Старший офицер, стоя на мостике, громко скомандовал:

- Марсовые, по вантам! По марсам и салингам!

Марсовые ринулись вверх по вантам, сверкая босыми ступнями.

Лазарев стоял на шканцах, подняв голову к верхушкам мачт. Ему показалось, что маневр исполнили не с обычной быстротой. А на "Крейсер" и с берега и с кораблей эскадры были устремлены все глаза. На флагманском корабле стоял, смотря на "Крейсер" в бинокль, адмирал.

- Склянку! - крикнул сдержанно Лазарев.

На шканцы взбежал младший штурман и остановился около капитана с минутной склянкой в руке. Старший офицер взглянул на Лазарева. Капитан сделал знак рукой.

- По реям! - громко скомандовал старший офицер.

Штурман опрокинул песочные часы, поставив их на ладонь. Струйка красноватого песка потекла из верхней склянки в нижнюю.

Марсовые разбежались в обе стороны по круглым бревнам реев.

- Отдавай! Пошел шкоты! С марсов и салингов долой! - нервно крикнул старший офицер, глядя не наверх, на мачты, а на руки штурмана.

Тот повернул склянку: прошла минута.

- Скоро ли? - тихо, но очень внятно произнес Лазарев.

- Люди рвутся, Михаил Петрович, - ответил старший офицер.

- Голубчики, не выдавайте! - бормотал командир. - И чего, подлецы, копаются?! Опрохвостился перед всем рейдом... Братцы, чего копаетесь?

- Сколько? - спросил Лазарев.

- Минута с половинкой, - ответил штурман. - Минута...

Крыльями дивной многокрылой птицы "Крейсер" распустил паруса, и голые мачты корабля сверху донизу оделись в белый праздничный наряд.

Грянул салют. Крепость ответила.

Послышалось далекое "ура", "Крейсер", кутаясь в дым салюта, тронулся с места. Паруса наполнились ветром.

Стоя у штурвала, старший рулевой Андрей Могучий, не оглядываясь назад, продекламировал начальные слова матросской песни:

Прощай, Ревельска гора,

Нам в поход идти пора.

Мы плывем далеко в море,

Хотим счастья - хватим горя.

Серые северные краски моря постепенно переходили сначала в зеленовато-серые, потом в изумрудно-зеленые, а за мысом Рока стали цвета ультрамарина. В океане "Крейсер" сначала шел хорошо; заглянул на остров Мадеру и, пользуясь "торговым ветром", подходил к берегам Южной Америки. Около экватора корабль попал в область безветрия и проштилевал несколько дней, но все же океан порой дышал жаркими редкими вздохами. Пользуясь ими, "Крейсер" приближался к берегам Бразилии.

После нескольких крепких внезапных шквалов корабль накрыл жестокий шторм. Лазарев обрадовался шторму: он возмещал после яростной вспышки попутный ветер до мыса Горн, откуда корабль мимо Огненной Земли войдет в Тихий океан.

Шторм усиливался. "Крейсер" нес только штормовые паруса. Лазарев в дождевом плаще не сходил с мостика. Капитан опасался приближения к бразильскому берегу. Уже третьи сутки бушевал шторм. День клонился к вечеру. Волны делались круче и выше, что указывало на близость берегов. Палубу то и дело окатывало волной слева направо. Корабль ложился то на правый, то на левый борт.

Нахимову пришлась третья вахта. Вместе с ним на вахту стал к штурвалу с подручными рулевыми Андрей Могучий.

Взявшись за ручки штурвала, Могучий нагнулся к нактоузу*, чтобы взглянуть на курс. Стекло обрызгивала вода. Картушку компаса едва видно. Расставив широко ноги, Андрей решился отнять от штурвала одну руку и хотел рукавом обтереть стекло. В это мгновение с левого борта вкатился вал, сбил Андрея с ног и кинул через правый фальшборт в море. Первым это увидел сигнальщик и крикнул:

- Человек за бортом!

_______________

* Н а к т о у з - шкафчик, где находится компас, по которому

правит рулевой.

Не думая и секунды, Нахимов скомандовал:

1
{"b":"56124","o":1}