ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Описание преступления Сунь Дяньина сопровождалось ужасающими подробностями. Спустя месяц после ограбления в район захоронения прибыли должностные лица, чтобы провести расследование. Они увидели кошмарную картину. В подземном дворце на гробовых досках валялся труп императрицы Цыси, оголенный до пояса (очевидно, солдаты-грабители сорвали с нее драгоценные праздничные одежды). Нижнюю половину туловища прикрывал какой-то грязный лоскут, даже чулки были сняты. На голове – космы седых волос. Труп уже начал разлагаться.

Чтобы извлечь изо рта императрицы жемчужины, «освещающие тьму», Сунь Дяньин приказал штыком разрезать рот Цыси, так что вид изуродованного трупа смертельно напугал тех, кто прибыл с расследованием.

В подземном дворце Цяньлуна покоились сам император и пять его императриц; по прошествии веков от великих особ в гробах остались только кости, которые теперь в полном беспорядке валялись на полу. Как ужасно, что император, этот «во всем совершенный» старец, как его почтительно именовали современники, человек, которого европейцы считали величайшим в мире государем, этот Сын Неба, любимый народом, подвергся такому бессовестному поруганию потомков! Следует отметить, что в его могиле не было ничего, кроме иероглифических списков, выполненных искуснейшими каллиграфами своего времени. Однако невежественные солдаты искали только золото и другие сокровища, они не понимали ценности этих произведений искусства, а потому особенно прискорбно, что грабители растоптали и порвали бесценные памятники культуры.

Возможно, согласно буддийскому учению, это было «воздаяние за зло» – Цыси за свою жизнь сгубила множество людей и привела Китай на край гибели. При жизни она наслаждалась роскошью и пышностью, богатством и властью. Но не прошло и двадцати лет со смерти императрицы, как Цыси выкинули из гроба, сорвали с останков платье и обнажили тело. По преданию, солдаты даже надругались над трупом.

Может быть, Небо действительно все видит и воздает злом за зло, воистину карает подлинных злодеев руками других людей, «ядом лечит яд».

Что же до самого императора Цяньлуна, прославленного в народных преданиях и даже выведенного милосердным и добродетельным отцом своих подданных в популярном телесериале, – на самом деле он был злобным и мелким мстительным деспотом. В истории Цяньлун прославился «письменными судилищами» над писателями, а «век процветания» при этом императоре был лишь отражением последнего блеска китайской феодальной монархии.

Продолжив поиск в Сети, я не нашел больше ничего нового: исторические материалы здесь весьма скудны и ограниченны, статьи часто повторяются без новых подробностей. В ходе поиска я вновь и вновь задумывался о сайте «Блуждающие души древних могил». Почему все загадочное находилось в гробнице императора Тунчжи? Ведь на самом деле Тунч-жи умер очень рано, и из всех императорских захоронений его гробница была самой скромной. Я нашел очень мало сведений о ней. Видимо, со временем многое было утрачено.

Кто же такая «она»? Уж не Цыси ли? Или кто-то другой? Тогда кто? Надо разобраться в этом поподробнее.

За окном смеркалось. На душе опять стало тоскливо.

СЕМНАДЦАТОЕ ЯНВАРЯ

Сегодня с самого утра идет сильный дождь.

Зимой не должно быть дождя, но за последние годы зимние дожди в Шанхае участились, возможно, потому, что в Шанхае уже очень давно не выпадал снег. Глобальное потепление?

Я взял зонт и вышел на улицу. Дождь монотонно стучал по зонтику, ветер обдавал лицо мелкими брызгами. Вдоль безлюдных улиц высились два ряда утунов – высоких деревьев с желтовато-белесой корой. Параллельно утунам, словно по линеечке, выстроились коттеджи. Все было окутано пеленой дождя, мутной и расплывчатой, как на акварелях, размытых водой. Мне вспомнилась строчка из стихотворения, которое я сочинил в девятнадцать лет: «По челу города бьют крупные капли дождя». Глупость какая.

Вот и вход в психологическую консультацию доктора Мо. Я заранее выяснил у Розы по телефону, что Мо сегодня посещает кого-то на дому и не скоро вернется в консультацию. Я решился прийти сюда, только когда убедился, что моя встреча с психоаналитиком исключена. Если бы Роза сказала, что доктор Мо у себя, я ни в коем случае не пришел бы. Да, правильно. Я иду к Розе.

Жму на кнопку звонка. Роза открывает дверь. Я вхожу весь мокрый от дождя, складываю зонт, снимаю плащ. Наконец я под крышей, но в этом старом доме сам воздух пропитан влагой, и сырость пронизывает меня до костей.

Роза – уже по традиции – подает чай. Горячий пар из чашки согревает мне лицо.

– Доктор ушел. Он сказал, что, скорее всего, вернется только к четырем или даже к пяти часам.

– Не важно. Я пришел, потому что подумал…

Непонятно, но я опять оробел. Я не знал, с чего начать.

– Подумал о чем?

– Я хочу тебя кое о чем расспросить… – Почему я всегда говорю с ней так – нескладно и запинаясь?

– Спрашивай, – улыбнулась она мне.

– Пожалуйста, пойми меня правильно: мне неудобно задавать некоторые вопросы, особенно о возрасте. Я понимаю, что это неприлично, и ты можешь неверно понять меня, но…

– В этом году мне исполнилось двадцать два года, – просто сказала она.

– А… Значит, ты здесь давно работаешь?

– Всего несколько месяцев, потому что я только в прошлом году окончила университет.

Роза очень четко отвечала на мои вопросы. Ответы звучали гораздо быстрее, чем мои косноязычные вопросы, и от этого я робел и стеснялся еще больше.

– Ты, наверное, думаешь, что я задаю идиотские вопросы. Словно провожу маркетинговое исследование.

– Нет, с тобой интересно.

– Тогда скажи, почему ты работаешь у доктора Мо? Такой человек, как ты, может найти себе более подходящее место. – Я заговорил как вербовщик из фирмы сетевого маркетинга.

– Здесь работа спокойная и чистая. Я не хотела бы работать там, где надо с утра до вечера крутиться и нервничать по пустякам. Я всегда мечтала, что все будет так, как сейчас: я сижу одна в офисе, никакой нервотрепки, любуюсь в окно деревьями, скрытыми пеленой дождя, или прислушиваюсь к дроби дождевых капель на крыше. Понимаешь? Шум дождя очень приятен для слуха. Это куда лучше, чем слушать си-ди. Душа успокаивается, а ты слушаешь, слушаешь…

Действительно, за окном шумел дождь, бурлила вода, вырывающаяся из водосточной трубы, словно там был миниатюрный водопад. В этом пустом и гулком доме мы были вдвоем. Мы оба молчали, прислушиваясь к шуму дождя, любуясь ветками цветущих деревьев, качающимися на ветру; от красоты этого зрелища захватывало дух.

– А тебе разве не нравится здесь? – спросила меня Роза.

– Нравится. Наверное, работать здесь – наслаждение, – опомнился я.

– Я люблю покой. Чем спокойнее, тем лучше. Это как дождь: тихо приходит и так же тихо уходит, и никто не обращает на него внимания. Люди стараются не замечать капель дождя, они просто отгораживаются от них. Так и я: если вы все не будете замечать меня, я буду только рада.

Какая странная, ни на кого не похожая девушка. Лучше не тревожить безмятежную гладь ее души. Покой – вот ее заветное слово.

– Завидую тебе. Знаешь, а у меня в голове такая каша!.. Если бы я мог относиться ко всему как ты, мне не пришлось бы обратиться сюда за дурацким лечением.

– Ты непременно поправишься, – улыбнулась Роза.

– Спасибо. Боюсь только, если полагаться на лечение доктора Мо, мне станет еше хуже. Извини, что я так говорю о твоем шефе.

– Почему ты так думаешь? Он же профессор психиатрии!

– Ну прямо-таки настоящий профессор? – Я с сомнением покачал головой. По мне, он больше походил на афериста.

Помолчав, я спросил:

– Ты видела, как он проводит свои сеансы?

– Нет.

– Вот и хорошо. Лучше этого не знать. Вдруг она засмеялась, и я тоже непонятно почему захохотал. Наш смех заполнил собой весь пустой холл, поднялся по лестнице и звонко зазвенел под самой крышей.

14
{"b":"5613","o":1}