Содержание  
A
A
1
2
3
...
19
20
21
...
50

– Такая же, как Лу Бай? Неужели она тоже сама…

– Да. Накануне Праздника весны мы вместе встретили Новый год, и она легла спать. А когда я на следующий день проснулась, Хуан Юнь уже была мертва. У нее в постели лежал пустой пузырек из-под снотворного. Наверное, она ушла во сне. Медэксперт из полиции так и сказал, что она ушла во сне. Ушла без боли и страданий, тихо и спокойно, чисто и опрятно. Это прекрасно, так умереть. Наша Хуан

Юнь счастливая, она ничуть не мучилась и утром первого новогоднего дня с улыбкой на устах ушла. Наверное, ей приснился прекрасный сон.

Я слушал маму Хуан Юнь и ничего не понимал: она говорила о своем горе так спокойно, словно рассказывала о будничных домашних делах. То ли она тронулась рассудком от горя, то ли, наоборот, скрепя сердце пытается жить дальше. Хуан Юнь говорила, что она – безотцовщина, что отец бросил их и мама родила ее незамужней, став матерью-одиночкой. Тяжким трудом, на жалкие заработки она вырастила красавицу Хуан Юнь. Возможно, она действительно была великолепной матерью, а теперь отрада всей ее жизни умерла.

Вглядевшись еще раз в черно-белую фотографию, я подумал, что Хуан Юнь носила под сердцем новую, едва зародившуюся жизнь. Как же она решилась унести ее с собой? Не было у нее такого права.

Скажи мне, Хуан Юнь, а как же я? Я же сделал свой выбор, а ты нарушила наш уговор.

Я беспомощно покачал головой. Хуан Юнь больше никогда ничего не объяснит, все мои вопросы останутся без ответа. Я попрощался с твердокаменной или безумно любящей матерью Хуан Юнь и уже хотел уйти, когда случайно заметил на туалетном столике небольшую фотографию в рамке. На черно-белой фотографии был молодой мужчина. Совсем старая фотография, наверное, семидесятых годов. Блестящий взгляд мужчины был устремлен вдаль, словно он увидел там что-то. По сегодняшним меркам это был настоящий красавец. Странно лишь одно – лицо на фотографии было омрачено какой-то неутолимой печалью.

– Что вы там увидели? – спросила мать Хуан Юнь.

– Нет, ничего.

– Вы на него смотрите, да? – Она указала на фотографию в рамочке. – Это отец Хуан Юнь. От него осталась только одна эта фотография. Хуан Юнь ни разу не видела отца, только этот снимок. И он ее никогда не видел. И теперь уже больше никогда не увидит.

– Простите меня.

Мне вовсе не хотелось копаться в чужих секретах, и я поторопился уйти. Я долго спускался по крутой темной лестнице, и, когда вышел во двор, солнечный свет, отраженный фрамугой соседнего дома, до слез ослепил мне глаза.

Зачем? У меня и без того на глазах были слезы.

ПЕРВОЕ ФЕВРАЛЯ

Зазвонил телефон. Снимаю трубку. – Алло, это Е Сяо. Приезжай ко мне, ладно? Сейчас же, быстро приезжай. У меня есть новости. Через полчаса я был у него.

– Ты очень плохо выглядишь, – сочувственно сказал он.

– Ничего, обойдется. Лучше скажи, что случилось.

– Ты вчера был в доме Хуан Юнь?

– Откуда вы в полиции всегда все знаете?

– Я сейчас веду дело о ее смерти. Хочу, чтобы ты кое-что прочитал.

Он усадил меня перед своим компьютером и открыл нужный файл.

– Вот, смотри сам.

Заголовок: Хуан Юнь Название: Дневник Дата: 15. 12. 2000

Я погибла, по-настоящему погибла. Сегодня ходила в больницу. Мой кошмар оказался правдой – я беременна. Как быть? Я долго думала, но в голове пусто. Сходила к доктору Мо, рассказала ему. Он тоже потрясен. Я потребовала, чтобы он немедленно развелся со своей старухой и женился на мне. Он категорически против этого, потому что не может оставить свою богатую жену. Эта женщина дала ему все, кроме любви. Он не может оставить миллионный счет в банке своей жены; не может оставить свой европейский домик, который она ему подарила. Он сказал, что после развода не вынесет нищеты и сразу же умрет. Он стал вдруг необычайно нежным, совсем как раньше, и ласково сказал мне, что от ребенка надо избавиться, он сам договорится с врачом, так что никто ничего не узнает – ни бог, ни дьявол. Я ему почти поверила, но вдруг поняла, что в его как всегда спокойных глазах горит огонек злобы – и больше ничего. В каждом его слове, в каждом жесте – эгоизм, алчность и бессовестность. Я не могла его слушать, просто не могласидеть и слушать человека, который думает только о себе и никогда не думал обо мне, а уж тем более о новой жизни у меня под сердцем. А ведь это же его ребенок! Нет, я должна родить, я решила.

Услышав об этом, он решительно запротестовал. Но я ему сказала: хочу вместе с этим ребенком жить или умереть. Наконец он уступил. Он вспомнил о Лу Бае, который не на шутку влюбился в меня, и придумал отвратительный план. Я должна буду принять предложение Лу Бая, выйти за него замуж, причем вступить в брак как можно скорее. Чем скорее, тем лучше. И повесить этого ребенка Лу Баю на шею. Может быть, это действительно был единственный выход. Но ведь Лу Бай не идиот: рано или поздно он все равно все поймет, и что мне тогда делать?

Заголовок: Хуан Юнь Название: Дневник Asia: 21. 12. 2000

Я встретилась с Лу Баем и поняла: не могу его обманывать. Я должна сказать ему о ребенке у меня под сердцем. Сначала он очень обрадовался и согласился сделать мне предложение, но при этом столько всего наговорил о своих душевных страданиях! Какой жалкий и несчастный! Тоже мне, мужчина! Когда я сказала, что нисколько не люблю его и согласна выйти за него замуж только потому, что беременна от другого, он не сказал ни слова. Я подумала, что он откажется или обругает меня сквернымисловами, однако нет, он промолчал. Лу Бай согласился на мне жениться, согласился дать ребенку свое имя, согласился быть ребенку отцом. Но после рождения ребенка он со мной разведется. Вот так.

Его слова меня взволновали и растрогали. Он любил меня по-настоящему, любил мое тело, пусть даже запятнанное доктором Мо. По сравнению с Лу Баем доктор Мо – настоящая скотина. Вечно навалится на меня сверху, побрызгает – и все дела. Ни о какой любви и речи нет. Как я раньше этого не понимала! Я для него только средство, один из его лечебных сеансов. Как я виновата пред Лу Баем, раньше я была с ним холодна, играла его чувствами, считала дурашливым клоуном. Теперь я поняла: дурочкой была я сама.

Слишком много я ему задолжала.

Заголовок: Хуан Юнь Название: Дневник Haw. 24. 12. 2000

Сейчас уже четыре часа утра, можно считать, уже 25-е. В полночь мой жених прыгнул в реку Хуанпу и покончил с собой. Не могу даже представить, что стало причиной самоубийства. Я потрогала свой животик – я опять в отчаянии. Что же такое привиделось Лу Баю, что он прыгнул в реку?…

Заголовок: Хуан Юнь Название: Дневник Ram. 25. 12. 2000

Сегодня коллега Лу Бая назначил мне свидание в кафе. Он еще совсем молоденький, такой застенчивый, про себя я дала ему прозвище «Мальчишка». Он расспрашивал про Лу Бая, и я с ходу сочинила какую-то слезливую историю в духе мыльных опер. Эта история была такая глупенькая, что никто никогда не поверил бы в нее, а он поверил и принял за правду. Вот такой наивный простачок.

Я заметила, что он глядит на меня как на чудо, и подумала: хоть и сопляк, а все-таки мужчина. Я познакомила его с доктором Мо. Может быть, теперь я смогу встречаться с ним чаще.

Застенчивый мальчишка.

Заголовок: Хуан Юнь Название: Дневник Дата: 06. 01. 2001

Снова пошла к доктору Мо. Этот подлец по-прежнему «лечит» своих так называемых больных. До чего же он мерзок. Я не дождалась его и ушла из консультации, а на улице встретила своего Мальчишку.

Мы с ним перекинулись парой слов. Он такой наивный, не знает грязи, которой полна жизнь. Вдруг мне захотелось спросить, есть ли у него девушка. Но это лишнее. Он такой наивный и чистый, что вряд ли решился бы завести серьезные отношения с девушкой. Не похоже на него.

20
{"b":"5613","o":1}