ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мы прошли еще несколько переулков и попали в уютный тупичок. Здесь не было ни зданий, похожих на складские строения, как в квартале Хуан Юнь, ни высотных домов новой застройки. Все было по-другому: коттеджи французской архитектуры, перед каждым – палисадник с цветником. Вслед за Розой я вошел в небольшой коттедж. Прежде такие дома занимала одна состоятельная семья, а сейчас они превратились в общежития, как говорится, на все 72 семьи. Роза снимала комфортабельную двухкомнатную квартиру на третьем этаже, с отдельным санузлом и маленьким балкончиком. Комнаты, хотя и небольшие – общей площадью, наверное, метров двадцать, – но очень уютные.

Квартира Розы была необыкновенно опрятной: нигде ни пылинки – полная противоположность моему жилищу. Мебель самая простая, в белых тонах, на письменном столе – компьютер.

– Хочешь что-нибудь выпить? – гостеприимно спросила она.

– Нет, мне, пожалуй, пора, – нерешительно промямлил я. И, чтобы хоть как-то поддержать разговор, спросил, кивнув на компьютер. – Ты подключена к Сети?

– Конечно. Я же в университете изучала информатику.

– Ого! – удивился я. И не удержался от советов: – Роза, забудь про доктора Мо. Не надо о нем жалеть. Ему наверняка светит, по меньшей мере, смертный приговор с отсрочкой исполнения. Ты должна поискать хорошую работу, например, в фирме информационных технологий.

– Спасибо.

– Ну, все. Мне пора. До свидания. Проводив меня до двери, Роза протянула мне зонт.

– Возьми мой, дождь все сильнее и сильнее. Промокнешь!

Открыв зонт, я нырнул под дождь. Женский зонт с веселыми цветочками выглядел в моих руках весьма комично. Я даже рассмеялся про себя.

А дождь все шел и шел.

ДЕВЯТОЕ ФЕВРАЛЯ

Мы с Е Сяо встретились у входа в архив. Когда мы шли по бесконечному коридору, он тихо прошептал:

– Умер доктор Мо.

– Умер? – изумленно переспросил я.

– Вчера вечером – в день ареста, в КПЗ. Он разбил себе голову об стену.

– До смерти разбил голову об стену? Никогда не слышал о таком способе самоубийства.

– Действительно странно. Мучительная смерть. Он повредил себе лобную кость, разошлись черепные швы. Вероятно, несколько часов бился головой, пока не умер.

Е Сяо говорил еле слышно – в архиве принято соблюдать тишину.

– Побоялся кары за свои преступления и убил себя… – начал рассуждать я.

– Не так громко. – Е Сяо осмотрелся по сторонам. В тиши архива всякий звук был слышен издалека. – Причина самоубийства еще не установлена, и не надо спешить с выводами.

– Может быть, у него все же проснулась совесть, и он своей смертью продемонстрировал раскаяние?

– Есть и такая версия.

Мне припомнились два иероглифа: «страх» и «ужас», которые Мо написал в настольном календаре перед арестом. А днем раньше – иероглиф «она», и еще: «Она в подземном дворце». Я тщательно обдумал смысл иероглифов «страх» и «ужас», вспомнил сайт «Блуждающие души древних могил» и мейл, который перед смертью прислал мне мой верный друг Линь Шу. А ведь еще была гибель доброго и скромного Лу Бая… Доктор Мо совсем другой – жестокий растлитель. Неужели смерть доктора Мо, разбившего себе голову о стену, имела с теми самоубийствами что-то общее? Меня тяготила эта внезапно пришедшая в голову мысль, и я поделился ею с Е Сяо.

– Меня тоже это смущает, – задумчиво сказал он. – Доктор Мо – мошенник и насильник, это вне всяких сомнений. Но одновременно он тоже мог стать жертвой «Блуждающих душ древних могил».

– Мы еще очень далеки от истины.

– Тогда ускорим поиск.

Е Сяо профессионально быстро листал дела. Он просматривал документы медицинских исследований в Шанхае за 1945 год.

– Что ты ищешь? – недоумевал я.

– Помнишь, я говорил, что в 1945 году после разграбления гробниц нанкинское правительство направило для расследования комиссию, которую возглавил физиолог Дуаньму Июнь. Комиссия наверняка посетила гробницу Хуйлин. После победы над Японией Дуаньму Июнь вернулся в Шанхай, но вскоре умер. Отсюда мы и начнем поиск.

Е Сяо нашел список врачей, работавших в те годы в Шанхае. Медиков по фамилии Дуаньму было мало, поэтому мы быстро отыскали нужные нам документы. Там была следующая запись: осенью 1945 года Дуаньму открыл научную лабораторию в Шанхае. По прибытии в Шанхай он стал главой комиссии по расследованию ограбления гробницы Дунлин. Эта комиссия только номинально считалась правительственной, на самом деле ее сформировал лично Дуаньму. Комиссия пробыла в Дунлине только семь дней, из них пять дней она занималась гробницей Хуйлин, а затем вернулась в Шанхай.

– Только и всего?

– Самое важное не это, а приложенные к архивному делу документы.

Е Сяо достал большую стопку бумаг, все они были датированы 1945 годом. Пожелтевшие листы разного формата были мелко исписаны авторучкой. Найти что-либо путное в этом хаосе бумаг мне не представлялось возможным.

– Вот почитай. – Е Сяо указал на стопку бумаг. – Большинство документов имеет гриф: «Эксперимент ALT».

Так и есть. В отличие от остальной кучи эти бумаги были аккуратно сброшюрованы, на обложке имелась надпись: «Эксперимент ALT». Я начал читать. Сплошь специальная медицинская терминология, причем все написано удивительно небрежно сложными иероглифами старого начертания. Я попытался разобраться, но ничего не понял.

Мое внимание привлек бланк, вложенный меж рукописными страницами. Я прочитал заголовок:

План эксперимента

34 год Республики, 25 октября, 21 час 20 минут. Эксперимент ALTприбыл в Шанхай на Западный вокзал.

22 часа 40 минут. Эксперимент ALTприбыл в лабораторию.

26 октября, 10 часов ровно. Первый контрольный эксперимент.

27 октября, 14 часов ровно. Второй контрольный эксперимент.

28 октября, 15 часов ровно. Третий контрольный эксперимент.

1 ноября. Представлен официальный отчет о контрольных экспериментах.

Мне было известно, что 34 год Республики – это 1945 год, но что такое «Эксперимент ALT»? Может, это какой-то медикамент или английское имя Дуаньму Июня? Я продолжал листать бумаги и на восьмой странице увидел таблицу, составленную по европейским правилам. Я принялся читать. Сверху были жирно написаны четыре иероглифа:

Отчет об экспериментах с покойницей

Покойница, рост 165 см.

Покойница, вес 50, 3 тыс. г.

Покойница, возраст при жизни: согласно рентгеновскому обследованию приблизительно от 20 до 22 лет.

Покойница, группа крови: методом проверки крови на свертываемость установлена нулевая группа крови.

Примечания:

1. У покойницы на животе имеется резаная рана длиной 12 см, которая ныне уже срослась естественным путем.

2. У покойницы длина ступни 26 см, что совпадает с длиной ступни современных женщин.

3. У покойницы объем груди 79 см, объем талии 67 см, объем бедер 86 см.

4. Покойница при жизни не рожала.

5. У покойницы зубы в полном порядке.

6. На кожных покровах и во внутренностях тела не обнаружено никаких противогнилостных веществ.

7. Обследование в основном не выявило у покойницы обычной водопотери и явлений усыхания тканей; мышечные ткани сохраняют упругость, суставы способны нормально сгибаться.

Обобщая вышеизложенное, приходим к выводу, что покойница сохранилась без дефектов, и предлагаем воздержаться от патологоанатомического вскрытия трупа.

Подпись: Дуаньму Июнь

Дата: 34 год Республики 26 октября

Когда я дочитал это до конца, внутри меня все похолодело. Я передал листок Е Сяо. Он прочитал и долго сидел, задумавшись. Потом очень тихо сказал:

25
{"b":"5613","o":1}