ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Потом я нашел множество оправданий, убедил себя в необходимости соблюдать закон. Но на самом-то деле я знал, что все эти доводы – ложь, я просто струсил, испугался: вдруг кто-нибудь увидит, как я убиваю человека, пусть даже преступника; я испугался, что меня уволят из органов, несмотря на то, что у меня была веская причина для мести. Но даже эта причина не шла в сравнение с лавиной страха, обрушившегося меня. Я испугался, просто струсил. С тех пор страх глубоко сидит во мне, потому что я просто презренный трус.

После выпуска я не пошел в уголовную полицию, а стал работать в информационном центре. Теперь я не занимаюсь стрельбой и погонями. Вот как обстоит дело, вот почему я изменился. Когда-то я не смог одолеть страх, изначально скрытый в глубинах человеческой души. С тех пор этот врожденный страх съедает меня изнутри. А сейчас он растет во мне с бешеной скоростью. Этот страх каждую ночь все плотнее и плотнее сгущается вокруг меня. Скоро во мне останутся только страх и ужас. Вдобавок я почти каждую ночь вижу во сне ужасную смерть моей подруги. Я этого больше не вынесу! Я сойду с ума или покончу с собой.

Е Сяо быстро заморгал, чтобы скрыть от меня набежавшие слезы. Даже в детстве я ни разу не видел, чтобы он плакал.

– Прости, Е Сяо, я не должен был заставлять тебя говорить об этом. – Я не знал, как утешить его.

– Что уж, теперь ты все знаешь. – Он горестно покачал головой, вытер слезы и встал. – Пойду домой, пораньше лягу спать. Запомни: не лезь больше в это дело. Я не хочу потерять тебя, братец.

Е Сяо обнял меня за плечи, и мы снова ощутили себя братьями, как в далеком и безмятежном детстве.

Я молча проводил его до двери. Что я мог посоветовать ему?

Страх. Его мучил страх.

Страх и ужас.

Что такое страх? Что такое ужас?

Я посмотрел на белые розы, которые подарила мне Сянсян.

Или все-таки Роза?

Розы завяли.

ДВАДЦАТОЕ ФЕВРАЛЯ

Я снова вхожу в Интернет. Практически на всех сайтах – ссылки на «Блуждающие души древних могил». Я устал и равнодушно смотрю на ставшие мне такими знакомыми иероглифы. Мой почтовый ящик переполнен спамом. В каждом письме – только пять иероглифов: «Она в подземном дворце». Отправитель один – «Блуждающие души древних могил».

Кто-то так зло шутит? Или ширится эпидемия вируса? Я пишу письмо администратору почтового сервера: «Прошу администратора удалить всю почту с избыточной информацией». Как только я нажал кнопку «Отправить», то столкнулся с новой проблемой: вместо привычной фразы «Ваше сообщение отправлено» мое собственное письмо мгновенно преобразовалось в знакомые иероглифы: «Она в подземном дворце», а мой адрес, в смысле адрес отправителя, превратился в адрес «Блуждающих душ древних могил». Это, безусловно, работа вируса.

Что же мне делать?

Я выключил компьютер и предался размышлениям. Я вспомнил обо всех таинственных событиях, случившихся за последние два месяца, обо всех умерших за это время людях. Я посмотрел в окно – там чернела поздняя ночь. Такой же мрак был и в канун зимнего солнцестояния – зловещего дня, когда начался этот кошмар.

Возможно, теперь погибнет еще больше людей.

Это надо как-то остановить.

В конце концов, я зашел на сайт «Блуждающие души древних могил».

Вроде бы все по-прежнему… Кроме счетчика посещаемости! Разница колоссальная: «Вы 1072982-й посетитель; на линии 3197 пользователей». Я буквально подпрыгнул от удивления: посетителей больше миллиона, а в прошлый раз было несколько десятков тысяч. Очевидно, что это результат атаки вируса на крупные порталы.

Затем я зашел на форум сайта: великое множество новых топиков. Почитал наугад. Это отзывы новых посетителей, все они воодушевлены – им очень нравится сайт. Большинство обсуждает, как пройти последние уровни игры в лабиринт. Я выбрал около десятка самых свежих постингов и сверился с подсчетом. У поступившей не более часа назад темы почти двухсотый порядковый номер. Поверить трудно, это просто невероятно.

В чате то же самое. Множество новых имен, по крайней мере, не меньше сотни. Если с каждым только обменяться рукопожатием, рука отсохнет. Я не стал ни с кем беседовать. В разделе «Цинские восточные гробницы» открываю врата «Хуйлин». Те же пять иероглифов: «Она в подземном дворце».

Вхожу в лабиринт.

Сайт сохранил пройденные мною уровни игры. Продолжаю двигаться вперед. Все тот же темный туннель, впереди слабый свет, стены и потолок выложены черным камнем, опять слышен звук моих собственных шагов. Одно за другим прохожу ответвления лабиринта, несколько раз натыкаюсь головой на темные стены, и в колонках раздается удивительно естественный звук удара; спасибо, что хоть не болит разбитый о виртуальную стену лоб.

Я подумал, что за время нашего с Е Сяо расследования нам встретился еще один подвал – в Черном доме на улице Наньхулу. В моем сознании все время вертелись слова «подземный дворец», и наконец на экране моего монитора подземный дворец и появился. Когда мы с Е Сяо спускались в подвал, я пережил страх и ужас. Сейчас у меня было то же чувство. Возможно, я на самом деле приближался к «Ней». Я увеличил скорость игры. Я чувствовал себя опытным игроком и уверенно обходил подземные тупики. Если же я ошибался в выборе направления, то возвращался назад и без труда находил правильный путь. На карте облако черного тумана, скрывавшего путь, медленно, но верно отступало и за час сократилось вдвое.

Вдруг впереди появилась тень. Эта тень быстро приближалась ко мне, пока полностью не преградила дорогу. Неужели опять Е Сяо?

В диалоговом окне я отстучал вопрос:

Я: Е Сяо, это ты?

Ответ ужаснул меня:

Сянсян: Я Сянсян.

Я: Сянсян, куда ты пропала? Скорее уходи отсюда! Здесь опасно!

Сянсян: Нет, это ты должен уйти.

Я: Я не могу уйти. Я должен довести дело до конца. Сянсян, почему ты покинула меня?

Сянсян: Прости, на то у меня есть важные причины.

Я: Какие причины, скажи мне.

Сянсян: Ты не должен об этом знать.

Я: Я хочу тебя увидеть.

Сянсян: Сейчас увидишь.

Тень на экране моего монитора начала медленно проясняться, облако черного тумана окончательно растаяло, и я увидел наконец, кто стоит передо мной. Это была Сянсян.

В динамике раздался голос Сянсян:

– Оставь меня, навсегда оставь меня!

А я продолжал отстукивать иероглифы в диалоговом окне:

Я: Нет, я непременно найду тебя, будь ты на небе или в пучине морской.

Из колонки послышался вопрос:

– Ты не раскаешься?

Я: Никогда не раскаюсь.

Лицо Сянсян стало приближаться ко мне. Как будто наплыв кинокамеры. Все ближе и ближе. Крупный план. На экране только ее лицо. Невидимая камера продолжает наплыв. На мониторе только ее губы. Прекрасные алые губы приникли к экрану. Киношники, кажется, называют это «поцелуй в диафрагму». Я понял: она меня целует. Я тоже поцеловал экран и ощутил тепло ее нежных губ.

В следующее мгновение губы растаяли – и Сянсян исчезла. Туннель опустел.

Возможно, это был прощальный поцелуй?

Я не отчаиваюсь, я хочу найти ее и продолжаю двигаться вперед. С каждым шагом я все яснее ощущаю атмосферу подземного дворца и погребальной камеры. Я прошел больше половины пути, огромные врата уже открылись передо мной. Я знаю: она там – в подземном дворце.

Все.

Я пришел.

Наконец-то я проник в подземный дворец.

Колоссальное пространство, наполненное беспросветным мраком. Темнота над головой, темнота под ногами, темнота со всех сторон, а в центре черного мрачного мира – два огромных черных гроба.

Я щелкнул мышкой по большему гробу – он открылся. Внутри я увидел белый череп и истлевшее, расшитое драконами одеяние цинского императора.

37
{"b":"5613","o":1}