ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Старший лейтенант Павел Максимович в 32 воздушных боях сбил лично 10 и в группе - 2 самолета противника.

Лейтенант Дмитрий Иванович Коваль в 26 боях сбил лично 10 и в группах 3 самолета противника.

Сержант Николай Данилович Кудря совершил 47 боевых вылетов и сбил 9 самолетов противника.

Капитан Василий Иванович Федоренко сбил лично 11 и в группе - 2 вражеских истребителя.

Старший лейтенант Василий Михайлович Дрыгин лично сбил в воздушных боях 10 самолетов противника и 5 - в группе с другими летчиками.

Это они, бесстрашные советские соколы, воспитанники великой партии Ленина, прославили в боях нашу авиацию, продемонстрировали мощь нашего оружия, силу нашего духа. Это они успешно применили новые тактические приемы. Это они навязывали противнику свой метод, свой способ ведения воздушного боя, в котором добивались эффекта, а значит - победы над противником, над оголтелым фашистским зверьем".

В ВОЗДУХЕ - "БОРОДА"

Прошла уже неделя, как мы, перебазировавшись ближе к линии фронта, действуем с аэродрома близ станицы Днепропетровской - ведем воздушную разведку, штурмовыми действиями уничтожаем вражескую живую силу и технику за передним краем.

Рано утром 14 апреля командир 84-го ИАП подполковник Павликов вызвал на КП командира звена лейтенанта Смыслова и меня, поставив боевую задачу: в 9.00 вылететь парой и совершить посадку в районе совхоза э 1, где базируется наш бомбардировочный полк, и поступить в распоряжение командира.

- Будете прикрывать взлет и посадку "пешек", - сказал Павликов.

Приказ принят. Задача ясна. Мы понимаем, чем она вызвана. Бомбардировочный полк обосновался у самой линии фронта и довольно чувствительно тревожит противника, который предпринял ответные меры: все чаще и чаще в районе аэродрома стали появляться фашистские истребители и атаковать взлетающие или идущие на посадку наши самолеты. Были потери.

- Достаньте полетные карты! - сказал командир полка.

Острием карандаша он указал место, куда мы должны будем приземлиться.

- Прошу вас быть внимательными и осмотрительными в полете и очень серьезно отнестись к выполнению этой задачи. Вопросы есть?

Вопросов не было.

- Технический состав будет переброшен на Подба вслед за вами. А теперь идите - готовьтесь к вылету!

Быстренько собрав свои пожитки, мы направились к самолетам. Наши техники уже знали о перелете и тоже явились с вещами.

В 9 часов 40 минут мы приземлились в указанном месте. С командиром бомбардировочного полка уточнили вопросы, касающиеся выполнения нашей задачи. Часа через три прилетели наши техники, подготовили самолеты, и мы выполнили облет района аэродрома. Утром следующего дня мы уже совершили боевой вылет.

12 часов 30 минут бомбардировщики двумя девятками должны нанести удар по скоплению вражеских войск в районе станицы Крымская. За час до этого мы с лейтенантом Смысловым уже находились в воздухе, на высоте 1500 метров. Осмотрелись. Небо чистое. Смыслов дал условный сигнал - зеленую ракету. Патрулируем несколько в стороне от аэродрома. Сверху видим, как тяжело груженные Пе-2 поочередно выруливают на старт, оставляя серую ленту пыли, взлетают, медленно набирают высоту, собираются на "петле", и затем идут к пункту сбора и встречи с истребителями сопровождения, которые пойдут с ними за линию фронта и обратно.

После того, как обе группы уходят на выполнение боевого задания, мы со Смысловым возвращаемся на аэродром и готовимся к повторному вылету - будем прикрывать посадку "пешек".

Так мы два дня выполняли свою задачу, совершая по два-три вылета. Сегодня к нам прибыла подмога - пара лейтенанта Примаченко. Задача та же. Теперь у нас звено.

Я с Примаченко знаком. Служили вместе в Цнорис-Цхали. Встретились как старые и добрые друзья.

Подходило время вылетать мне со Смысловым: вот-вот должны уже возвращаться с боевого задания бомбардировщики. В 12 часов 30 минут мы взлетели парой, набрали высоту 2000 метров и пошли навстречу своим боевым друзьям. Километрах в пятнадцати от аэродрома встретились, пристроились к ним и пошли "домой". Мы сразу же догадались, что был воздушный бой с вражескими истребителями: одна из "пешек" последней девятки шла и дымила, в первой группе одной машины не хватало совсем - возвращалось только восемь. При подходе к аэродрому подбитая машина сразу же пошла на снижение и первой совершила посадку. Бомбардировщики садились один за другим. Мы приземлились последними. На душе был. неприятный осадок. Мы тяжело переживали потерю экипажа.

Зарулили на стоянку, выключили моторы. Рядом, возле "аэрокобр", копошились летчики и техники. Привезли бензин, заправили машины, подготовили их к вылету.

Мой техник уже знал некоторые подробности и рассказал, что "кобры" прибыли после ожесточенного воздушного боя с "мессерами", в котором сбили шесть вражеских истребителей, и что приземлилась восьмерка из-за малого остатка горючего, что командует группой старший лейтенант, - и указал на высокого статного летчика с окладистой бородой.

- Так вот он какой! - поневоле воскликнул я, поняв, что позывной радиосвязи "Борода" имеет непосредственное отношение к этому легендарному летчику, чья фамилия, наряду с такими, как Покрышкин, Глинка, Горбунов, Кудря, Речкалов, не сходила со страниц фронтовых газет. Читая их, мы восхищались героизмом, отвагой и мужеством этих закаленных в боях крылатых воинов, мастерски уничтожавших хваленых фашистских асов.

Время было обеденное. Мы подготовили свои самолеты к вылету и пошли в столовую, сели за столик, стоявший в правом углу, дожидаемся официантки. Вдруг распахнулась дверь, и в зал буквально ввалилась группа летчиков во главе с Фадеевым.

- Девушка-душечка, где прикажете сесть? - спросил весело Фадеев спешившую к нам официантку и, не дожидаясь ответа, сел за соседний столик. Боевые друзья последовали примеру старшего лейтенанта. - Фадеев, расчесав аккуратно подстриженную густую бороду, полуобернулся к официантке, принимавшей у нас заказ, и попросил:

- Надо моих ребятишек быстренько накормить, а то нас неотложные дела на фронте ждут. Пока мы здесь, там уже "мессеры", наверное, разгулялись...

- А продаттестаты у вас есть? - спросила официантка.

- Помилуй бог, да как же без аттестатов! - ответил Фадеев.

Пока девушка разыскивала начпрода, Фадеев собрал у своих "ребятишек" аттестаты и сложил их стопочкой. Оживленный разговор возобновился. Фадеев читал стихи, комментировал их. Летчики дружно смеялись. Не удержались и мы.

А вот и начпрод - капитан с интендантскими эмблемами. Он подошел, поздоровался, взял аттестаты, пересчитал их раз, другой.

- А где же девятый человек? - удивленно спросил капитан Фадеева.

- Это я! - улыбнулся тот в ответ.

Оказывается, продовольственный аттестат Фадееву был выдан на... двух человек. Так и написано было: "старший лейтенант Фадеев и с ним один человек". Ввиду исключения ему полагался двойной паек.

Еще раз взглянув на Фадеева, на его могучую фигуру, капитан улыбнулся и сказал:

- Теперь все ясно!

Полчаса спустя группа Фадеева стартовала в свой полк. А мы со Смысловым, пробыв у гостеприимных "бомберов" еще с неделю, тоже возвратились в свою часть. Пара Примаченко осталась прикрывать друзей.

Фронтовая судьба вскоре свела меня с Фадеевым в 16-м гвардейском истребительном авиаполку.

Перед моим мысленным взором часто возникает образ этого замечательного летчика, большой души человека с окладистой волнистой бородой на красивом волевом лице. Все это делало его не только привлекательным, но и создавало вокруг него какую-то атмосферу доверия. Он был любимцем всего полка, и те, кому привелось с ним встречаться, быстро проникались к нему уважением.

Позывной "Борода" по нескольку раз в день звучал в эфире Кубани.

- Я - "Борода". Дайте воздушную обстановку, - и тут же добавлял:

- Где противник?

Он искал врага, он смело рвался в бой!

Вадим Фадеев был любимцем не только полка - его хорошо знали и уважали во всей дивизии. И кому привелось встречаться с ним, тот запомнил его. Он обладал чувством юмора, был хорошим чтецом-декламатором, интересным собеседником. Порой создавалось впечатление, что он сам, на ходу, сочиняет различные истории - так удачно они были привязаны к данному моменту и к теме разговора. Особенно красочно передавал он все перипетии воздушных схваток. Как только его самолет садился, к нему спешил весь технический состав. Вадим, выбравшись из кабины, становился во весь свой богатырский рост на крыло и вкратце воспроизводил картину только что проведенного боя.

19
{"b":"56131","o":1}