ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И боевой вертикали, умело примененной им в очередных боях, стали подражать товарищи. Она все увереннее входила в практику наших истребителей.

...1942 год. На вооружение авиационных полков поступает качественно новая боевая техника. Тыл снабжает фронт всем необходимым для достижения победы над врагом. Выросло оперативно-тактическое мастерство наших командиров. Политработники высоко поднимают патриотический дух защитников Отчизны.

Для Александра Ивановича Покрышкина этот период по-особому знаменателен тем, что он, уже известный всей стране отважный воздушный боец, вступает в ряды Коммунистической партии. Партийный билет ему вручили на полевом аэродроме, возле самолета.

Александр Иванович благодарил друзей за поздравления, а сам думал о той огромной ответственности, которую брал отныне на себя. О том, что высокое звание коммуниста обязывает еще настойчивее, еще самоотверженнее сражаться за честь и независимость Отчизны. Он уже видел в этот час свой партийный долг не только в том, чтобы показывать товарищам, подчиненным личный пример отваги, мужества, мастерства, а в том, чтобы уметь вести за собой других к трудной, но благородной цели.

Бои, бои... Вылеты - не только на перехват вражеских самолетов, прикрытие своих войск или разведку тылов противника. Характер боевых заданий теперь значительно шире: корректирование артиллерийского огня, сопровождение своих штурмовиков или бомбардировщиков, штурмовка вражеской техники на марше и другие виды боевой деятельности. Все это, разумеется, требовало от летчика высокой тактической выучки, безупречного владения истребителем.

Вспоминаю землянку, где располагался Покрышкин. Ее в полку называли "конструкторское бюро". Вот где (да и в других делах) сгодилась Александру Ивановичу отличная техническая подготовка, умение все делать своими руками!

На стенах землянки - схемы различных маневров истребителя в сложной воздушной обстановке. Все самое ценное из тактики, все новое, что заслуживало широкого распространения и внедрения в практику боя, как бы впитывал в себя этот неугомонный человек, проверял в действии и рекомендовал другим. Был он в ту пору начальником ВСП - воздушно-стрелковой подготовки, а потому делал все возможное, чтобы лучшее, передовое как можно быстрее стало достоянием его боевого коллектива.

Частенько устраивал Покрышкин с летчиками разборы, говорил о преимуществах или недостатках того или другого маневра. И это в условиях, когда за день порой совершалось по нескольку боевых вылетов!.. Но наступал перерыв - и Александр Иванович настойчиво учил своих питомцев драться так, чтобы выходить победителем. И его неистощимая энергия, его твердая командирская воля, его творческие находки воодушевляли летчиков, вселяли уверенность в успех.

Как рождались интересные идеи, новшества, как претворялись они в новый тактический прием?

Однажды наблюдал Покрышкин за полетами товарищей и заметил вдруг, как у одного из них случайно получилась фигура, которую можно было бы назвать управляемой нисходящей бочкой из положения виража.

Воображение начальника воздушно-стрелковой подготовки нарисовало схему: противник атакует сзади, вот-вот откроет огонь. Надо не только уйти, но и сразить фашиста. Как это сделать, как поменяться ролями? Убрать газ, "крутануть" вот эту нисходящую бочку в сторону выполняемого виража - и фашист потеряет тебя из виду, промчится вперед. А ты тем временем выводишь истребитель, чуть-чуть задираешь нос - и вонзаешь очередь в серое брюхо "мессера"...

Идея проверялась на практике в одной из очередных воздушных схваток. Тщательно проделав и рассчитав все эволюции, Покрышкин после ряда "репетиций" блестяще выполнил новый маневр, ставший вскоре эффективным тактическим приемом, который был взят на вооружение всеми летчиками полка. Результат - немало сбитых вражеских самолетов.

Александр Иванович тщательно анализировал и действия противника, быстро разрабатывал контрприемы. Замечено было, что фашистские бомбардировщики, совершавшие налеты на важные объекты Северного Кавказа, действуют по шаблону. Наши летчики уже знали, что в такое-то время жди налета. И тогда Александр Иванович предложил расположить наши истребители так, чтобы, взлетев с замаскированных площадок, встречать воздушного противника на дальних подступах к охраняемым объектам. Кроме того, взлетали истребители не все сразу, а небольшими группами, - и получалось как бы наращивание сил.

Впоследствии подобная практика, усовершенствованная и обогащенная опытом, переросла в новый тактический прием.

Так шаг за шагом улучшали боевое мастерство летчики эскадрильи, которой командовал капитан Покрышкин. Больше того, передовой опыт этого коллектива стал достоянием всего летного состава прославленного полка, его изучали и внедряли в практику и в других частях, в кропотливой, настойчивой творческой работе постепенно вырабатывал Покрышкин свою знаменитую формулу воздушного боя, которая вскоре стала известна всей нашей авиации. Она состояла из четырех элементов: высота - скорость - маневр - огонь. И заслуга Александра Ивановича состояла в том, что он сумел объединить в единое целое эти элементы и практически применить их в наступательном бою. Творчески выработанная, она была той основой, на которой строились многочисленные варианты действий истребителей против вражеской авиации.

Горячее небо Кубани стало своеобразной школой боевого возмужания многих советских соколов. Покрышкин вырабатывал в этих сражениях не только свой стиль, свой "почерк", а упорно искал, строил, испытывал свою формулу боя, новую тактику борьбы с довольно сильной и многочисленной авиацией противника.

- Иметь значительное превышение над самолетами противника в воздушном бою, - учил он молодежь, - значит, иметь возможность выбрать маневр для атаки, использовать боевую вертикаль для нанесения неотразимого удара по врагу. Скорость обеспечивает внезапность удара, выигрыш во времени, стремительность атаки.

Оба эти элемента - высота и скорость - давали жизнь третьему элементу покрышкинской формулы боя - маневру, который, в свою очередь, позволял советскому летчику выбрать наиболее выгодное положение для открытия прицельного, меткого огня.

Здесь, на Кубани, эта формула боя была проверена, испытана и получила признание. Ее взяли на вооружение все летчики и по примеру Покрышкина одерживали одну блестящую победу за другой.

Но Александр Иванович на этом не успокоился. Его пытливый ум продолжал поиск нового. Теперь он разрабатывал тактику группового воздушного боя. Он понимал, что в условиях, подобных Кубанскому сражению, нельзя ограничиваться разрозненными действиями одиночек как действиями небольших групп, взаимовыручкой. Нужна хорошо организованная система, боевая дисциплина, четкое управление действиями истребителей, ведущих воздушный бой с большой группой вражеских самолетов. Иными словами, возникала необходимость разработать новую тактику группового воздушного боя.

И вот, соответственно складывавшейся в небе Кубани воздушной обстановке, Покрышкин вводит в практику новый боевой порядок, получивший у летчиков образное название "этажерка" - эшелонированный по высоте боевой порядок истребителей.

Наряду с этим Покрышкин успешно использовал и такую форму боевой деятельности истребителей, как "свободная охота". Два или четыре истребителя проникали в глубокий вражеский тыл, высматривали цели, внезапно нападали на них и в скоротечном, стремительном бою сбивали их.

Заслуга Покрышкина не только в том, что он лично показывал замечательные образцы мужества, храбрости, боевого мастерства, а и в том, что он воспитал целую плеяду замечательных воздушных бойцов, многие из которых в свою очередь понесли его эстафету в последующие годы.

Это достойная преемственность. Он любил молодежь, постоянно держал в поле зрения новичков, приобщал их к боевому делу, учил искусству воздушного боя.

Я уже рассказывал, как, придя в часть, оказался у Покрышкина в учениках. И я рад, я горд, что боевая судьба свела меня с этим замечательным человеком.

58
{"b":"56131","o":1}