ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гейман Александр

Чудесный альбом (стихи)

Александр Гейман

ЧУДЕСНЫЙ АЛЬБОМ

ЗААСТРАЛЬЕ

Дым размыкаемый струится.

Великий предстоит уход.

Как молния, душа ветвится

И нить серебряную вьет.

Я есть, я зеркальцем играю

И, как единственный, смеюсь,

Купаюсь в бликах и не знаю

Пришел - или ещё вернусь.

На берегу иной равнины,

У древа жизни из корней

Висячий лучик пуповины

Небесной памяти моей.

5.01.93

* * *

ДО БИБЛИИ

1.

Взмолилась тварь: Покуда он

Не вырос до антропитека,

Еще задуман, не рожден,

Пускай, не надо человека!

Не надо дымных городов,

Не надо войн еженедельных

И металлических цветов,

И пыток в страшных подземельях!

Пусть даже он устроит рай

Покой зверей под сенью сада

И много музыки, - пускай,

Тогда и этого не надо!

2.

Вот, в море вымер трилобит.

С планеты ящер удалился.

Возникли носорог и кит.

Но человек не появился.

Его нет в тундре ледяной,

Нет в джунглях и пустынях голых,

Ни в облаках, ни под водой,

Ни на коралловых атоллах.

Напрасно верный друг дельфин

Его зовет у побережий,

В ответ только медвежий сын

Трясет с земли башкой медвежьей.

3.

Стоят печальные моря.

На омраченном небосводе

Зарей сменяется заря.

Но ничего не происходит.

За эрой эра. Десять. Сто.

Себя явить изнемогая,

Тварь бродит, именем никто

И даже цветом никакая.

И вид опережая вид,

Как сон, из памяти скользящий,

Как кровь из раны, - зверь бежит

С планеты, без ума пропащей.

Исчезли крупные сперва,

А там дошло до насекомых,

А там деревья и трава

Снялись и сгинули из дома.

Их безымянность извела,

Их тьма бесцветная пугает,

Им пусто в бездне без числа,

И убегают, убегают.

Ушли, как жили, - налегке.

И замыкающим микробом

Амеба дохнет на песке,

Не зная, что она - амеба.

4.

И думает Земля: Ну нет,

Чем в этакий капкан попасться,

Зиять безмозглой из планет,

Что разума не набралася,

Я лучше жизнь верну, - она

Пусть будет вновь в морях и реках,

И на земле, а имена

Ей дам взаймы, до человека.

Она берет себе луну

И с нею строит пульс приливов,

И укрывает в глубину

Запасы хрусталей красивых,

На полюса сдвигает льды,

Меж них Гольфстрим пускает теплый,

Деревьям придает плоды,

А морю - много вкусной воблы,

У ней есть солнце в небесах

И чудеса в пучинах тайных,

Весеннее безумье птах

И травы свойств необычайных.

Она - как бы сирени кисть

Благоуханно голубая,

Как светлый дом, где убрались,

Чету желанную встречая.

А он в свой поиск погружен,

Парит себе в межзвездьи синем,

Но позван ей - и изумлен

И с неба сходит как единый.

Сошел - и расточил свой дух.

И двое поднялось у древа,

И третий там, - а этих двух

Уже зовут Адам и Ева.

март 1994

* * *

С понедельника на вторник

Или даже в воскресенье,

Или просто рано утром,

Чуть светлеют небеса

Летний город посещают

Удивительные страны,

Обязательно бывают

Все на свете чудеса.

Над домами возникают

Белооблачные замки,

Башни бело-голубые,

Золотые корабли,

Эти крепости воздушны

Долго странствовали всюду

И диковин понабрали,

И похвастать привезли.

Вот веселые матросы

С кораблей на землю сходят,

С золотой серьгою в ухе

Толстый боцман впереди.

С ними крабы и дельфины,

Попугаи и мартышки,

Что захочет, то увидишь,

Обязательно гляди.

А ещё там великаны

И носатые арапы,

Лица сказочных историй,

Например, тот самый кот,

И, конечно, очень много

Знаменитых капитанов,

А кудесников заезжих

Тех вообще невпроворот.

Уже первые деревья

Обзаводятся походкой,

А дома, раскинув крылья,

Принимают странный вид,

И тогда в чудесный город

Изумительное утро

Восхитительно ступает,

Удивительно глядит.

И со сладким замираньем

Замечательные страны

Очень тихо тают в небе,

Исчезают никуда.

Так бывает в понедельник,

А быть может - в воскресенье,

Или с пятницы на среду,

А для глупых - никогда.

18.06.1994

* * *

Эта лестница - в глубину.

На ступеньках мой первый шаг.

В спину пыльный глядит чердак,

Внизу улица - в тишину.

Мне нечаянный снится сон,

Воздух бликами золочен,

И хрустальный захолонул

Воздух вечера тихий звон.

В небе парусней и белей,

И призывнее парусов,

И, как в небе воздушный змей,

Детских горсточка голосов.

С крыши в небо мой первый шаг,

Бросит камешек малыш так,

И бегут по воде круги,

И, запрятанный за черту,

Золотящий под шаг ступень,

И ступень, и ещё одну,

Называет мои шаги

Кто-то, ставший на высоту.

Лучик чертит черту перил,

Ветер за руку ухватил,

И невиданная сама

За мной следует вышина.

Эта лестница в глубину...

5-11.07.82

* * *

О Л Ю Б В И

1.

Вот, превыше домов и ночных огней

Зеленеют растенья, цветы горят,

Это, рыженький, силой звезды твоей

Мне дается увидеть чудесный сад.

И дано мне подняться, и я - вхожу,

И, в беспамятство лиственное упав,

Умираю, наверно, и вновь живу,

Возрождаемый вечностью мягких трав.

Так учусь я, о лучшая, с полнотой

Открываться для силы подземных вод,

Быть песчинкой и громом, и каплей той,

Что из моря пробралась в созревший плод,

Налетающим ветром встряхнуть листы,

С безупречностью почки желать тепла

И с огромной, немыслимой высоты

Падать солнцем полудня в зрачок орла.

И так странно касаться тебя, пока

Там, под небом ненастного октября,

Ты проходишь и думаешь: облака;

Дождь со снегом; деревья, - а это я.

Да, о рыженький, так повелось нам, да,

Быть неузнанным снегом, узнав тебя,

И терять в пробуждении, - но тогда

Меня знает и видит твоя звезда.

Как бурливо то море, каких невзгод

В нем не водится и непогод каких,

Как бы кружится страшный водоворот

И, сминая, разводит пути двоих!

Но стихает и это. В зрачке орла

Небо ясно, и близок восход звезды.

Только надо суметь, чтобы ты была,

Но не знаю, достанет ли чистоты.

1
{"b":"56133","o":1}