ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Паспорт был чистым, легенда вполне соответствовала внешним данным Якоба (блондин атлетического сложения, хорошо владеющий английским и немецким и умеренно - арабским языком), но в инструкциях на задание оставалось много неясностей. Часть из них Франк постарался прояснить в столице Ирана, когда по плану операции встретился с местным резидентом "Алии-Бет" Сионом Коэном, с которым был знаком.

- Скажи, Сион, - спросил Франк, - на кого я работаю? На Шилоя? Тогда какая это служба? На "Алию-Бет"? На политический департамент Гуриеля? На военную разведку Джибли?

- Не имею представления, - ответил Коэн. - Я сам теряюсь в догадках. Мне кажется, что Тель-Авив занят чем-то другим...

Франк провел в Тегеране два месяца в полном бездействии. О новом резиденте, похоже, забыли - никаких новых инструкций; тогда Коэн проявил инициативу - достал Франку другой паспорт как основу для новой легенды. Теперь ему следовало стать Исмаилом Ташбакашем, торговцем коврами из Бахрейна. Запрос на предоставление новых документов и продолжение операции был направлен по линии "Алии Бет"; не было уверенности в том, что в Тель-Авиве он был согласован с непосредственными руководителями операции. Кроме того, была выбрана далеко не лучшая легенда: Франк готовился работать в образе канадского бизнесмена, поскольку хорошо владел английским, неоднократно бывал в Канаде и был уверен, что годы, прожитые в США, помогли бы ему поддержать эту легенду в любой ситуации. А теперь он должен был выдавать себя за араба из зоны Персидского залива.

"У меня европейская, а не арабская внешность. Правда, я немного говорю по-арабски, но с палестинским акцентом, - вспоминал позже Франк, - очень сложно работать в таких условиях. Я кипел от бешенства. Как они могли так со мной поступить? Разве так должны работать разведчики?"

А инструкций от "Моссад" все не было. Разумнее всего в таких условиях было прервать миссию и возвратиться в Израиль, но чувство гордости и патриотизма заставили Франка попробовать выполнить задание, по сути действуя на свой страх и риск, что крайне нежелательно на первоначальном этапе. Въезд нового резидента в страну обязательно должен быть максимально "прикрыт", глубоко эшелонирован, импровизации здесь обычно сводятся до минимума в деталировке. Менять, без достаточного согласования и обеспечения, легенду прикрытия можно только в самых критических ситуациях.

Прежде всего он сжег все документы, которые как-то связывали его с Израилем и начал искать канал нелегального проникновения. 20 апреля 1951 г. "Ташбакеш" договорился с контрабандистами о нелегальной переправке из Ирана в Ирак - задача сама по себе не простая из-за многочисленных полицейских постов на границе. Когда наконец изнурительное путешествие закончилось и он постучал в дверь явочной квартиры, то выяснилось, что там его никто не ждал. Оказалось, что хотя Тель-Авив направил в Багдад шифровку о его прибытии, но известил об этом только резидента, которого Франк должен был заменить.

Подстраховка не была предусмотрена, не были введены в задание дополнительные явки и пароли. Кроме того, контакт со сменяемым резидентом предполагался в самом Дамаске, что допускало возможность немедленной "засветки" нового резидента. Никак не были учтены и личные качества самого Бен-Пората, который уже проявил свою позицию как "главного" и свою неисполнительность.

Мордехай Бен-Порат был в числе гостей семьи на явочной квартире, где отмечали традиционным ужином первый день Пасхи. Хозяева квартиры, естественно, опасались, что неожиданный гость может оказаться агентом иракской контрразведки и отказалась оставить пришельца на ночлег. Франк вынужден был практически в присутствии гостей, сидевших за праздничным столом, объяснить Бен-Порату, что он тот самый, который прибыл ему на замену. Но и это не прошло без осложнений: Мордехай заявил, что с этим ещё надо разобраться, что его агенты и лидеры еврейской общины, знавшие о его тайной деятельности, не согласятся на эту замену и вообще надо получить дополнительные указания от Центра. Смертельно уставший Франк с трудом сдерживал гнев; но когда Бен-Порат отвез его в отель "Семирамида", Франк просто взбесился. Элементарный "вводный курс", прочитанный перед отправкой, предупреждал: паспорт любого иностранца, остановившегося в этом отеле, немедленно попадет в полицию, - а это могло привести к провалу; Мордехай же заверил, что это преувеличение, уж он-то, столько работая в Багдаде, знает, что арабская полиция глуха и слепа.

Но уже в ближайшие дни Якоб обнаружил за собой слежку иракской службы безопасности. Меняя такси, Франк сумел оторваться от слежки и бросился сначала к самому Мордехаю, затем к людям Бен-Пората с просьбой помочь ему бежать. Но ему было отказано - "ты понимаешь, так скоро это не делается, вот будем собирать новую группу для отправки, вот тогда...". Но Франк отчетливо понимал, что времени на ожидание уже нет, да и вариант отправки по линии "Алии Бет" не представлялся надежным: он же находился "под колпаком", арестовать могли прямо у трапа самолета. Запасные варианты эвакуации не были предусмотрены; тогда Франк проявил спасительную инициативу: обратился в бюро путешествий, где за взятку служащий организовал для него визу в Бейрут. Выбор такого направления не случаен: в то время рейсы в Ливан и Сирию считались почти что внутренние, а вот авиарейсы в Европу, в любую европейскую столицу иракская тайная полиция строго контролировала.

Из Бейрута он вылетел, уже безо всяких осложнений, в Турцию. Прямо из Бейрута отправляться в Израиль было крайне нежелательно: контрразведки всех арабских стран свободно работали в Ливане и очень тщательно следили за всеми, кто обращался в израильские представительства. Преодолеть границу нелегально Франк не мог: у него не было выхода на ливанскую резидентуру, а самостоятельные попытки были практически самоубийством. Он вылетел в Турцию, где был достаточно спокойный режим и можно было надеяться без осложнений быстро получить визу в израильском консульстве и ближайшим рейсом улететь в Тель-Авив. Тогда, да и сейчас, арабские контрразведки не располагают большой свободой деятельности на территории Турции (хотя разведывательные сети, естественно, имеются - исторически совсем ведь недавно большая часть территорий на Ближнем Востоке входила в состав Оттоманской империи и сменившей её Турецкой республики. Однако и здесь не все прошло гладко. Для начала израильский консул в Стамбуле отказал в визе "бахрейнскому торговцу коврами". Ведь у Франка был документ только на это имя, а никаких секретных инструкций от "Моссад" в консульстве не имелось: хотя информация от Коэна об использовании паспорта Ташбакеша в свое время ушла по линии "Али Бет", до МИД она не добралась. Рассказу и объяснениям Франка не поверили. Консульству потребовалось три дня на то, чтобы выдать "Ташбакашу" израильскую визу - формальных препятствий в общем-то не было, но для ускоренной процедуры не нашли оснований. Франк пытался уговорить консула не ставить по крайней мере в бахрейнский паспорт штамп израильской визы, поскольку тогда документом никто больше не мог бы воспользоваться, но бюрократ-консул все же проставил штамп; даже просьба Франка об извещении разведывательных структур была не выполнена. Единственное, что обошлось без осложнений, так это перелет в Тель-Авив.

В аэропорту Лод Франка никто не встречал, и, к его изумлению, когда он на следующий день явился в "Моссад", в офис Шилоя, тот отказался его принять; Якобу вернули израильский паспорт - и все, занимайся, брат, своим делом, когда понадобишься, позовем. Даже спустя много лет Франк не мог без гнева говорить о своих бывших руководителях, обвиняя их в "...дилетантизме, который почти стоил ему жизни. Правая рука не знала, что делала левая. Кругом царила дезорганизация. Нам, - говорил Франк, - просто повезло, что у иракцев был ещё больший хаос". На самом деле повезло, скорее, самому Якову. Месяц спустя после его бегства иракская контрразведка разгромила подпольную сеть Израиля в Багдаде. Бен-Пората неоднократно арестовывали и подвергали пыткам. По иронии судьбы, спасла его "Ниэр Ист Транспортейшн", деятельности которой Бен-Порат едва серьезно не помешал: Мордехаю удалось бежать на одном из рейсов, организованных Хайллелем.

18
{"b":"56134","o":1}