ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Стигмалион
С того света
Север и Юг. Великая сага. Книга 1
Бельканто
Вдали от дома
Nirvana: со слов очевидцев
Три минуты до судного дня
Среди овец и козлищ
Мировое правительство
A
A

Исчезновение Вануну не прошло незамеченным. Первой всполошилась "Санди таймс" и опубликовала предположение, что бравый "Моссад" похитил Вануну прямо в Лондоне. Это небезопасное с точки зрения межгосударственных отношений заблуждение следовало развеять и израильские спецслужбы, одновременно заметая следы и "прикрывая" методику тайной операции, проведенной в Европе, организовали ряд утечек, маскировавших обстоятельства похищения. Одна из версий представляла дело так, будто бы Вануну был арестован после того, как на юге Франции он вместе с агентессой "Моссада" поднялся на борт яхты, и только после того, как яхта оказалась в международных водах. По другой версии, он вылетел в Париж, где его то ли уговорили, то ли усыпили и на самолете компании "Эль-Аль" отправили в Израиль. Журналистам "Санди таймс" со временем удалось установить больше: сначала - как Вануну выманили из Лондона и увезли в Рим; затем, установить, что в начале октября посольство Израиля в Риме арендовало автофургон и число километров, "накрученных" на спидометре и установленное по записи в фирме проката, точно соответствовало расстоянию до порта Ла Специя; затем обратили внимание, что израильское судно "Таппуз" внезапно и срочно изменило маршрут и в нужное время вошло в итальянский порт, а затем быстренько его покинуло. Журналистам даже удалось раздобыть свадебный альбом Черил Бен-Тов, по фотографиям из которого была опознана "Синти"; узнали даже, что Синтией (или сокращенно Синди) зовут сестру Черил, проживающую в США. Но все же получалось, что "Моссад" сумел схватить преступника и не нарушить при этом британских законов. Премьер-министр Перес мог позвонить Тэтчер и заверить её, что действительно ни один из британских законов не был нарушен. Это общеизвестная канва событий, устоявшаяся версия, которую не опровергает "Моссад". В общем-то достаточно стандартная операция и удивляет разве что некоторая грубость, "топорность" работы, которая дала возможность цивильным журналистам быстро узнать ряд важных деталей и даже персоналий, - но и это можно списать на крайнюю поспешность, с которой все готовилось и выполнялось.

Но следует более внимательно проанализировать это дело.

Прежде всего надо отметить, что операция началась намного раньше, чем последовало официальное обращение "Санди таймс" в израильское посольство, которое якобы переполошило истэблишмент и разведсообщество. Первый звонок прозвенел, - даже если мы будем оставаться в своих рассуждениях в рамках общепринятой версии, - когда Вануну "засветился" на контакте с советским посольством в Катманду. Затем последовали утечки из Австралии. Когда Герреро склонил Вануну "продать" сенсацию прессе, они обратились в целый ряд газет и в Австралии, и в Европе. Точно известно, что эта активность не прошла незамеченной и австралийская Служба Безопасности сообщила об этом "Моссаду" (и ещё некоторым "дружественным" спецслужбам). Более того, кто-то из австралийских контрразведчиков отправил сообщение об "израильском физике" не только "друзьям", но и откровенным врагам: второму человеку в ООП Абу Джихаду и, хотя к моменту поступления сообщения адресат был уже мертв, об этом стало известно в ООП. Очень возможно, что аналогичная информация была также получена из европейских столиц. Так что Вануну, судя по всему, моссадовцы "пасли" уже в Сиднее; по весьма достоверным данным, тем же рейсом 11 сентября из Сиднея в Лондон вылетели не только Хаунем и Вануну, но и два агента израильских спецслужб.

Получается, что в одной из ветвей разведки заранее знали о готовящейся "утечке" стратегического секрета. Знали и о контактах Мордехая конкретно с "Санди Таймс" - косвенно это подтверждается тем, что "съемочная группа", оперативники "Моссада", не раздумывали слишком долго, где подкараулить Вануну в огромном Лондоне. Знали - но не предприняли решительных действий до тех пор, пока "утечка" не стала необратимой...

К этому мы ещё вернемся, а теперь несколько слов о "качестве" материалов, которые передал Вануну в "Санди таймс". Да, Вануну был в числе 150 сотрудников из почти трех тысяч персонала "Димоны", который имел доступ на "Махон-2" и мог достаточно подробно и точно описать завод (который, впрочем, не слишком отличался от аналогичных в "ядерных странах", так что техник мог попросту пересказать соответственно подобранную информацию). Решающую роль в подтверждении того, что Израиль изготавливает ядерные бомбы и боеголовки, играли фотографии. А вот они весьма мало походили на снимки, которые торопливо отщелкал фотограф-любитель в обстановке тщательно охраняемого подземного объекта. На снимках прослеживалась вся технологическая цепочка, состав и особенности основного оборудования, планировка помещений - и практически не было людей (высказывалось даже предположение, что на снимках не объект, а макеты). Складывалось - не только у автора этих строк, - впечатление, если отбросить предположение о тщательной и дорогостоящей инсценировке, что съемки проводились подготовленным специалистом в ходе большой (и возможно, не одной) экскурсии по Димоне - из тех, которые там изредка проводились по решению или для высшего руководства.

Теперь - об организации съемок. Можно допустить, что охрана Димоны потеряла бдительность один-два раза (хотя бдительности охраны и её возможностей вполне хватило, чтобы сбить, например, собственный, израильский боевой самолет, когда он отклонился от курса и плохо сработал автоответчик). Но снимки сделаны не за раз и не за два - это большая систематическая работа. Десяток раз пронести фотоаппарат (обычную любительскую фотокамеру) в "Махон-2", где, кстати, также как на аналогичных объектах во всем мире, рабочая смена всегда переодевается в спецодежду это, скажем прямо, очень и очень сложно. Снимать в чьем-то присутствии было, очевидно, практически невозможно (да на снимках и нет людей); значит, можно было щелкать фотокамерой только в особые дни или часы, когда в помещениях он оставался один - а таких дней очень немного и ординарный сменный техник о них заранее отнюдь не извещается. Выходит, у него всегда был аппарат наготове - что весьма и весьма сомнительно. Есть ещё очень важный технический момент. Крайне сложно (по крайней мере, без спецподготовки) вывезти непроявленные пленки (не одну) из страны - досмотр в израильских аэропортах очень и очень тщательный и правила строгие; а Мордехай, оказывается, их продержал в таком виде вплоть до приезда Хаунема. Так и хочется спросить - а были эти пленки в его багаже в аэропорту Лод?

Еще некоторые соображения. Те, кто допрашивал Вануну в ходе подготовки к судебному процессу, информацией не поделились. На суде "посторонних" не было, хотя некоторые детали просочились впоследствии в прессу. Наблюдатели могли вынести кое-какое мнение только на основании считанных минут, когда Мордехая доставляли в суд и увозили обратно в тюрьму. Но по всем данным сложилось мнение, что на суде Мордехай не был сломлен и угнетен по-настоящему, хотя, естественно, знал о неизбежной тяжести наказания. После вывоза из Рима в бессознательном состоянии, после почти двух месяцев изоляции, напряженных (хотя без пыток - Вануну был хоть и выкрестом, но евреем) допросов, психологического и морального давления, бравый Мордехай находит возможность очень разборчиво, так, чтоб телекамеры "схватили", написать на ладони короткое, но емкое, точно "просчитанное" послание41, а потом ещё неизвестным до сих пор способом сообщить прессе целый ряд обстоятельств своего пленения. Еще один момент. Контакты с семьей, весьма прохладные в "мирной" жизни Вануну, после ареста Мордехая активизировались, а его брат, с которым они вроде никогда не были особенно близки, вдруг проявил непомерную энергию и заботу и в самом деле немало сделал, не считаясь с затратами и риском, в интересах арестованного...

Следующий момент, простой - но, кажется, ещё не заданный ни разу вопрос: а зачем самому Мордехаю Вануну были нужны все эти обращения к прессе после ареста, зачем ему надо было постараться распространить как можно больше информации? Он ведь уже был в Израиле (где нет смертной казни), он уже пережил следствие и предстал перед закрытым, но официальным судом, весь мир знал о нем - иначе говоря, опасность сгинуть без следа ему уже не угрожала, и он это понимал. А вот как-то повлиять на ход суда и смягчить тяжесть приговора его сообщения и разоблачения уже не могли (хорошо если не наоборот, если не усугубляли). Вануну это было ни к чему и, похоже, он действовал не по своей инициативе.

64
{"b":"56134","o":1}