ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Произошли в тот период определенные подвижки и в работе в Азии. "Моссад" открыл резидентуру в бывшей британской колонии - Сингапуре, который стал частью Малайзии и вскоре превратился в процветающий город-государство. Руководящая верхушка Сингапура, состоявшая из этнических китайцев, опасавшаяся и соседней Малайзии, и собственного малайского меньшинства, была заинтересована в помощи, прежде всего в военной области и укреплении службы безопасности. "Моссад" создал в Сингапуре постоянную военную миссию, которую возглавил полковник Биньямин (Фуад) Бен-Элизер, очень опытный офицер специальных войск. Миссия оказывала советническую поддержку, помогала в подготовке кадров, снабжала оружием. Сингапур стал своеобразным "трамплином" для распространения "альтернативной дипломатии" по всей Азии. Первые крупные успехи в этом направлении были достигнуты в Индонезии. Первый президент Индонезии, доктор Сукарно, один из лидеров антизападного Движения неприсоединения, был твердым противником Израиля. Однако в 1965 году в результате государственного переворота он был отстранен от власти. Генерал Сухарто, мобилизовав правые элементы, уничтожил около 300 тыс. коммунистов и стал президентом. Страна "умылась кровью", но полного подавления оппозиции, поддерживаемой Китаем, не произошло. Ради укрепления власти Сухарто был готов на все, в частности, и на радикальную смену внешних союзников. Он установил контакт с израильтянами - и "Моссад" направил в Джакарту группу советников из Сингапура. Вскоре они, чаще всего выдавая себя за европейцев или американцев, стали обучать индонезийскую армию и спецслужбы, прежде всего индонезийскую службу внутренней безопасности. В силу твердого антиколониального курса Индонезия не доверяла ЦРУ и другим западным спецслужбам, и для неё "Моссад" был идеальным партнером; религиозные позиции (в Индонезии большинство населения исповедует ислам) здесь отступали на второй план. Израильской разведке было разрешено иметь в Джакарте крупную резидентуру под "коммерческим прикрытием", - так на профессиональном языке разведки называется маскировка разведчика под бизнесмена. Сухарто не раз заявлял, что как исламская страна Индонезия никогда не пойдет на установление с Израилем дипломатических отношений, но тайные связи стали очень тесными. Индонезийские военные и разведчики проходили подготовку в Израиле. Основной акцент в их подготовке делался на изучении тактики антипартизанских действий, подавления вооруженных групп. Уже после Амита, в 1970 году, при посредничестве "Моссада" Израиль поставил в Индонезию значительное количество вооружений, включая дюжину американских истребителей "Скайхок", которые "освободились" после перевооружения ВВС Израиля. Наряду с доходами от продажи оружия Индонезии (а это ещё предполагало долгосрочное военно-техническое сотрудничество), израильская разведка приобрела ещё более прочные оперативные позиции в этой исламской стране.

Индия стала ещё одним полезным партнером "Моссада", хотя индийское правительство тоже не афишировало факт конфиденциального сотрудничества, которое базировалось на общности интересов и осуществлялось в основном в форме обмена информацией. На межправительственном уровне производились, хотя и не в очень значительных количествах (Индия в основном ориентировалась на поставки из СССР) обеспечение оружием и запчастями к военной технике. Для Индии и Израиля общим врагом был Пакистан - исламская нация, оказывавшая помощь ближневосточным арабским странам. "Моссад" был серьезно обеспокоен тем, что ливийский руководитель полковник Муамар Каддафи предложил финансировать строительство в Пакистане ядерного реактора в целях создания "исламской бомбы". Израильская разведка вместе с представителями индийских спецслужб изучала вопрос о возможности уничтожения реактора в Пакистане.

Но более всего внимание было сосредоточено на военно-политической ситуации на Ближнем Востоке. К средине шестидесятых годов арабы окончательно избрали политический курс, который в конечном счете привел регион к крупномасштабной войне. В январе 1964 года по инициативе Насера было созвано в Каире совещание, на которое съехались президенты и короли всех арабских государств. Это совещание провозгласило создание Организации освобождения Палестины (ООП), которая поставила своей целью построение на месте Израиля ещё одного арабского государства. На совещании в верхах также было решено перекрыть притоки реки Иордан, жизненно важные для развития сельского хозяйства Израиля. Главами арабских стран было принято решение о создании объединенного военного командования, - что уже по всем канонам было явным признаком подготовки войны. Но были и скрытые признаки, получаемые в чрезвычайном обилии по всем разведывательным каналам, в том числе и от "партнерских" разведок. Произошло несколько рейдов с Иорданской и сирийской территорий. Участились случаи воздушных столкновений; иорданские летчики сбили израильский "Мираж", а израильские - шесть сирийских "МИГов". Сирийская артиллерия с господствующих Голанских высот раз за разом обстреливала киббуцы. Египет блокировал проход израильских судов по Суэцкому каналу, а затем его военные корабли стали останавливать все транспорты, идущие в Хайфу и Эйлат. Очень опасной стала позиция Москвы. В течение мая 1967 года они трижды, по разным каналам, предупреждали египтян и сирийцев о сосредоточении израильских войск у границ, хотя не могли не знать, что нет не только сосредоточения, но даже крупных военных маневров. В конце мая устами высшего военного руководителя СССР А. Гречко были даны заверения министру обороны Египта Хакиму Амеру, что СССР вступит в войну на стороне арабов в случае агрессии Израиля (к счастью, дальше заверений дело не пошло, хотя реально советские десантники, летчики и моряки уже находились в полной боевой готовности). Правительство Леви Эшкола приняло меры по консолидации сил. Впервые в состав кабмина вошли представители оппозиции (на этот раз в ней была партия Рафи; наряду с её генсеком Шимоном Пересом в правительство вошли Моше Даян и Менахем Бегин).

Часть 7. От Шестидневной к войне Йом киппур.

"Аман" под руководством генерал-майора Аарона Ярива, заместителя, затем преемника Меира Амита в военной разведке, используя компьютерную систему, созданную полковником Ювалом Нееманом, сумел на основании информации, поступающей по самым разным каналам, - от радиоперехвата, аэрофотосъемки и обработки открытых источников информации до агентурных данных, - предоставить списки целей и заранее выявить узкие места, которые могут возникнуть в ходе боевых действий.

Биографическая справка.

Аарон Ярив родился в Литве, в 1935 году с родителями выехал в Палестину. Окончил сельскохозяйственную школу и вступил в Хагану. В 1941-45 годах воевал в составе Еврейской бригады британской армии, удостоился нескольких наград и получил звание капитана. Во время войны 1948 года командовал батальоном; в числе лучших молодых офицеров был направлен в военно-командное училище во Франции, а по окончанию обучения был назначен начальником командно-штабной Академии Израиля. Отслужив положенный срок, был направлен на дипломатическую работу - военным атташе в США и Канаде. Во время войны 1956 года командовал элитной танковой бригадой "Голани", а в 1961 году был назначен заместителем начальника "Аман". С 1964 года начальник военной разведки; отмечали, впрочем, что Ярив страдает излишним тщеславием и властолюбием.

Шесть лет на посту заместителя и начальника "Аман" позволили энергичному и умному генералу Яриву стать одним из самых компетентных специалистов по военным вопросам. К его мнению, равно как и мнению Амита, прислушивались; несомненно, это в частности сказалась на решении назначить "ястреба" Моше Даяна министром обороны и на всей стратегии предвоенного периода. Правда, некоторые аналитики отмечают, что то значительное расширение сферы деятельности "Амана", которое осуществлялось в тот период, его проникновение в области, некогда отданные "гражданским" разведслужбам (политика, экономика, дипломатия, научные исследования) было инспирировано Моше Даяном. Пожалуй, эти предположения совсем не безосновательны - при сложившейся структуре и соотношению сил одних усилий Ярива и его амбиций было бы недостаточно, чтобы превратить за время своего руководства "Аман" в главенствующую структуру, в известной мере оттеснив "Моссад" на второй план. Объективные предпосылки этого, несомненно, в новом периоде существовали.

71
{"b":"56134","o":1}