ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

16 сентября лидеры фалангистов приняли решение выдвинуть брата Башира, Амина Джемаеля, кандидатом в президенты. Было также принято решение "очистить территорию от палестинских партизан" - и христианские боевики отправились в лагеря палестинских беженцев Сабра и Шатила, в южном пригороде Ливана. Подразделениями фалангистов командовал Илиэ Хобейка. Вооруженные фалангисты свободно прошли в лагеря мимо охранников-израильтян и перебили всех - детей, женщин и стариков, всего около 700 человек. Все это произошло на глазах солдат израильской армии, которые на постах по периметру лагерей делали вид, что происходящее их не касается...

Операция "Мир для Галилеи" не достигла своих целей: сирийцы продолжали оставаться в Ливане; Ливан не заключил мирного договора с Израилем; ООП удалось вытеснить из Бейрута и Южного Ливана, но она все ещё была весьма активна; палестинцы Западного берега и сектора Газа сохраняли верность Ясиру Арафату, а не альтернативным арабским лидерам на оккупированных территориях; шииты "заменили" палестинцев в антизападных и антиизраильских акциях. Серьезно деморализующее воздействие оказал Ливан и на сами оккупационные власти. Вот маленькая история времен вторжения в Ливан.

...В чистеньком и процветающем городке Кафр Кама в горах около Тивериады проживало самое маленькое израильское национальное меньшинство: несколько тысяч черкесов, выходцев с советского Кавказа. Как многие молодые черкесы, Нафсу записался добровольцем в израильскую армию и дослужился до звания лейтенанта. В 1976 году, задолго до вторжения Израиля в Ливан в 1978 и 1982 годах, его направили служить на юг Ливана - примерно в 30 милях от Кафр Кама, но за границей. Это были первые дни израильского присутствия в том регионе. В задачу юного лейтенанта входило снабжение оружием, боеприпасами и медикаментами христиан и мусульман-шиитов, которые выступали против палестинцев. Нафсу называл Ливан, раздираемый религиозными и межклановыми распрями, "местом, которое разрушает души". Он писал в дневнике: "Здесь мне легче ликвидировать человека, чем мафии в Нью-Йорке. Меня окружают джунгли беззакония и жестокости. Везде мы видели то, что, по нашим понятиям, было совершенно немыслимым: убийства и месть. Человеческая жизнь стоила очень дешево".

В декабре 1979 года Нафсу женился, а 4 января 1980 года был вызван якобы для выполнения секретного задания в Ливане, привезен в Хайфу и арестован "Шин Бет". Допросы - главным аргументом Джониссара служили побои и угроза публично объявить Нафсу гомиком, "завербованным" любовниками из ООП, невыносимое обвинение для молодого черкеса, - продолжались сорок дней и наконец невиновный "сломался" и признался во всем, в чем его обвиняли, включая измену и шпионаж против Израиля в контакте с ООП. На суде военного трибунала он отказался от своих показаний, заявив, что его "признания" были следствием побоев и угроз. Сотрудники "Шин Бет", естественно, это опровергали, и судья, как это обычно бывало в случаях, затрагивающих национальную безопасность, поверил им. Нафсу был признан виновным, разжалован в рядовые и приговорен к 18 годам тюрьмы. Только 24 мая 1987 г., после настойчивых апелляций и под влиянием скандала с Шаломом и Джониссаром, Верховный суд Израиля снял с него обвинения в шпионаже и измене и отменил приговор. Неоднократно всплывали случаи "выколачивания" показаний и даже смертельных истязаний. По крайней мере однажды это было "покрыто" фальсификацией результатов вскрытия в уважаемом, пользующемся хорошей репутацией правительственном Институте патологической медицины...

Пришел конец и деятельности Арика Шарона: постановлением правительственной комиссии было признано, что Израиль несет частичную ответственность за трагедию в лагерях беженцев, а Шарон должен быть снят с поста военного министра. "Моссад" потерпел фиаско в своей главной функции, допустив ошибку в оценке вероятных союзников и поставив на фалангистов, которых теперь во всем мире считали бандой кровавых убийц.

Кроме того, "Моссад" и "Аман" не смогли обеспечить подробную информацию о перемещениях Арафата. Несколько попыток организовать покушение на Арафата не дали результата и привели лишь к многочисленным невинным жертвам. Заминированные автомобили и точечные воздушные удары не уничтожили человека, которого Бегин называл "двуногим зверем". Когда наконец снайперу представился шанс застрелить палестинского лидера во время церемонии эвакуации из Бейрута войск ООП, это было сочтено политически нецелесообразным, - убийство лидера ООП на глазах дипломатов, наблюдавших за выводом палестинцев и перед объективами телекамер журналистов со всего мира было недопустимо. Это понял и снайпер - и не нажал на спусковой крючок.

Военная кампания, которая задумывалась как непродолжительная, обернулась долгой, на два десятилетия и трудной оккупацией. Все это время Израиль держал в Ливане значительную военную группировку, оказывал постоянную помощь христианским формированиям и всем силам, которые противостояли все возрастающему давлению мусульманских группировок и пытались нормализовать режим на своих границах - но в конце концов был вынужден вывести свои войска. Большая группа (свыше десяти тысяч) христиан-ливанцев стали беженцами в Израиле. Религиозно-экстремистская партия Хезболла (лидер - шейх Сейед Хусейн Фадлалла) стала опаснейшим врагом Израиля и всего умеренного течения в мусульманском мире.

Единственная из "авантюр", которая, как можно достаточно уверенно сказать теперь, спустя десятилетия, достигла цели и оказала определенное положительное воздействие на геополитическую ситуацию, это был "хирургический" удар по Ираку с целью предотвращения получения атомной бомбы режимом Саддама Хусейна. "Моссад" и "Аман" наблюдали за ядерной программой Ирака с того момента, как только стало известно о намерении Багдада приобрести атомный реактор у Франции. В ноябре 1975 года Франция дала согласие на поставку в Ирак двух реакторов: одного - небольшого, исследовательского и второго - промышленного, мощностью 70 мегаватт. Иракцы назвали этот проект "Таммуз" по имени ханаанского бога. Мысль о том, что арабское государство - особенно радикальный Ирак - сможет получить ядерное оружие, преследовала израильских руководителей. До момента прихода Бегина к власти в 1977 году Израиль пытался дипломатическими средствами затормозить ядерную программу Ирака, отговаривая Францию, Италию и Бразилию от выполнения обещаний по поставкам в Ирак. Израиль также попросил вмешаться США, надеясь, что курс Картера на укрепление режима нераспространения ядерного оружия повлияет на Францию. Однако "тихая дипломатия" оказалась бесплодной: строительство реактора продолжалось быстрыми темпами. После победы блока "Ликуд" его лидер Бегин заявил на тайном совещании, что отныне уничтожение реактора в Ираке будет рассматриваться как одна из главных национальных целей Израиля.. Была выдвинута новая доктрина, согласно которой Израиль не должен позволить ни одному арабскому государству приобрести наступательный ядерный потенциал. Первая попытка срыва ядерной программы Ирака была предпринята "Моссадом". В начале апреля 1979 года во французский Тулон прибыла группа оперативников и заминировала склад в Ла Сейн-сюр-Мер, где дожидались отправки в Ирак два крупных блока для реактора. Французским властям пришлось только руками развести: высокопрофессиональная работа. Мощные заряды взрывчатки были прикреплены прямо к блокам реактора, взрыватели установлены на 3 часа утра и в момент взрыва - никаких следов организаторов этой диверсии. Особых сомнений в причастности "Моссада", впрочем, не было - не принимать же всерьез заявление некой малоизвестной организации французских "зеленых", которые попытались взять на себя ответственность за диверсию. Но конечный результат операции оказался нулевой: французское правительство заявило, что выполнит свои обязательства перед Ираком и поставит ему новые блоки взамен уничтоженных взрывом. Тогда и было решено пойти на применение военной силы. Бегин приказал "Моссаду" и "Аману" изучить вопрос о возможности уничтожения реактора под Багдадом силами диверсионных групп "сайерет". Одновременно Рафуль Эйтан, начальник генерального штаба, приказал ВВС проработать возможность организации авианалета с гарантированным уничтожением объекта. Ицхак Хофи и тогдашний шеф "Амана" Шломо Газит считали, что до пуска реактора, до того времени, когда он станет представлять реальную опасность, следовало продолжить использование дипломатических каналов. Они опасались, что бомбардировка Багдада может вызвать прекращение ирано-иракской войны и объединение против Израиля. Кроме того, были опасения, что такого рода военная акция вызовет широкое осуждение в мире. Но "правые" в Израиле, блок "Ликуд", обоснованно настаивали: накануне выборов успешная военная акция могла склонить электорат на их сторону. И вот 4 июня 1981 года израильские самолеты "Ф-15" и "Ф-16" уничтожили иракский ядерный реактор в районе Багдада.

81
{"b":"56134","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Рыба и морепродукты. Закуски, супы, основные блюда и соусы
Позывной «Волкодав». Выжечь бандеровскую нечисть
Новая жизнь
Спасти или уничтожить
Дверь в Лето
Босс по обмену
Секреты лучших продавцов мира. 21 способ начать зарабатывать больше 1 миллиона долларов в год
Тот, кто приходит со снегом
Жизнь по своим правилам