ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но приход нового человека не означал просто продолжения, пусть с преодолением негативных сторон в стиле предшествующего руководителя, прежнего способа действий. У Герцога были вполне современные идеи и подходы, была небольшая, но как оказалось очень перспективная, команда, а дружба с Рувеном Шилоем, доверенным и очень влиятельным соратником премьера и членом правительства, способствовала реализации усилий Герцога по становлению более современной разведслужбы. Так и получилось: хотя Хаим Герцог, один из самых одаренных и энергичных руководителей, пробыл на посту начальника военной разведки около двух лет (1948 - 1950 гг), но успел оснастить свою службу новой техникой. Это были ещё не современные компьютеры, а счетно-вычислительные машины. Таким образом Хаим Герцог и его молодые энтузиасты, в частности Ювал Нееман, сделали Израиль одним из первых государств, которое стало использовать передовые технологии в сфере военной разведки. Счетно-вычислительные машины (использовалась американская техника и первые израильские разработки) позволили сразу же совершить определенный "прорыв" - расшифровать простые коды, использовавшиеся в то время вооруженными силами Египта, Сирии и других арабских государств; кроме того, они стали существенным подспорьем в работе аналитических служб. Начала в этот период усиленно развиваться и радиоразведка (одна из первых серьезных "обид" американцев была на то, что израильтяне то ли выкрали у них, то ли купили по сходной цене на какой-то из их военных баз передвижной локатор, лучший на то время в мире), а также предпринимались все более активные усилия по установлению партнерских связей со спецслужбами стран Запада, достаточно хорошо представленными на Ближнем Востоке.

Что касается оперативно-агентурной работы, то она, естественно, велась без перерыва и ослабления, и создавались предпосылки для учреждения специального подразделения (в дальнейшем оно называлось "подразделение 131); его появление связывают с именем Беньямина Джибли, но кадровая и техническая основа были заложены про Герцоге.

Комитет "ВАРАШ".

Уже первые месяцы работы показали, что реорганизация Шаи и создание отдельных служб разведки (со специализацией на военную и общую или "политическую"), а также контрразведки и внутренней безопасности была своевременной и правильной. Однако это не исключало, а в известной мере и предполагало, исходя из законов саморазвития, как ненужного параллелизма в работе служб, приводящего к распылению сил и средств, так и определенных перекосов в деятельности самих служб. Играло роль и ведомственное разнообразие: подчинение спецслужб трем разным министерствам (обороны, иностранных и внутренних дел), что приводило как минимум к искаженной информированности политического руководства страны. Следовало, как считал прежде всего сам Р. Шилой, обеспечить более тесное взаимодействие, причем на уровне предельно компетентных профессионалов. Воплощением такого решения стало создание специального координационного органа. Этот представительский, строго засекреченный и в то же время, как показали последующие события, важнейший стратегический орган был образован под председательством Рувена Шилоя и стал называться Комитетом руководителей служб.

Впервые Комитет собрался в апреле 1949 года, после первой победы Израиля над арабами. Вместе с самим Шилоем и Хаимом Герцогом в работе этого комитета принимали участие Иссер Харел, начальник "Шин Бет", руководитель полиции Ехезекиль Сахар и Борис Гуриель из Политического отдела министерства иностранных дел. Руководители израильских спецслужб, а вслед за ними доверенные оперативники, называли этот комитет по его сокращенному наименованию на иврите "Вараш", хотя это название никогда открыто не упоминалось. Повестка дня совещаний в рамках "Вараша", место и время его заседаний, полный состав участников с первого дня и до сей поры являются большим секретом; более-менее известно только, что координационная работа, деятельность как профессионально-стратегического штаба проходила и в периоды, когда возникали серьезные трения во взаимоотношениях между различными ветвями разведсообщества.

Возможно, многое из того, что считается заслугой "Амана" или "Моссада", обеспечено хорошей координацией в рамках "Вараша", поскольку проведение больших разведывательных операций вряд ли под силу отдельным небольшим (в сравнении, например, с такими гигантами, как КГБ или ЦРУ) спецслужбам; впрочем, справедливость требует считать "Вараш" ответственным и за большие просчеты разведывательного сообщества, в частности за войну Судного дня.

Когда "Вараш" собрался в первый раз, Р. Шилой назвал его просто "координационным комитетом". То, что на совет руководителей спецслужб был также приглашен начальник национальной полиции Ехезкиль Сахар, не должно удивлять (кстати, в современной России "руководители силовых ведомств" МО, МВД и ФСБ сотрудничают достаточно тесно; в "несовременном" СССР также предпринимались попытки их сближения, вплоть до полного объединения в рамках одного ведомства).

Да, практически получалось так, что без крайней необходимости полицию не посвящали в важнейшие политические секреты, но она была и остается фактически самой многочисленной спецслужбой Израиля и при необходимости - а эта необходимость не раз возникала и в мирное, и в военное время, привлекалась к спецоперациям на территории государства. Крупные контрразведывательные акции по линии Шин Бет и военной разведки не могут происходить без участия полиции - просто не хватит людей. Кроме того, в составе полиции было в последующие годы создано Следственное управление Национальной полиции Израиля, работающее в тесной взаимосвязи с "Шин Бет", "Моссадом", "Аманом" и другими спецслужбами. Фактически можно считать, что существует в рамках Национальной полиции ещё одна спецслужба, которая работает в тесной взаимосвязи с другими ветвями разведывательного сообщества, прежде всего с "Шин Бет". При общей израильской манере засекречивать все и вся здесь режим секретности особенно жесткий; на сегодняшний день известно только, что это ведомство действует в структуре общего Следственного управления и называется Особый отдел специальных расследований и заданий (МАТАМ). Организационно МАТАМ состоит из четырех подразделений: разведывательного (осуществляет агентурное проникновение в подрывные организации и сбор информации), государственной безопасности (борьба с государственными преступлениями), общего (борьба с организованной преступностью), отдела национальных меньшинств.

Особый отдел специальных расследований располагает самой современной системой обработки и накопления информации, услугами которой пользуются не только сама Национальная полиция, но и все секретные службы страны. В функции МАТАМ входит проведение расследований, задержание и привлечение к суду лиц по делам государственной безопасности, как правило по поручению других секретных служб Израиля, не наделенных такими полномочиями.

МАТАМ занимается также сбором информации о многочисленных новых общественных организациях, прежде всего о "новых", возникающих по итогам волн иммиграции, а также об отдельных лицах; ведет борьбу с организованной преступностью, в рядах которой все чаще появляются международные связи, финансовыми махинациями и контрабандой наркотиков. Спецподразделения в составе Национальной полиции находятся на передовых участках борьбы с арабским экстремизмом (и с терроризмом, но об этом отдельный разговор). Так что привлечение руководителя полиции к работе в координационном совете начальников разведслужб совершенно закономерно.

По имеющимся данным, на первых заседаниях не было только Шауля Авигура из "Алии-Бет", которого интересовала не столько разведывательная информация как таковая, сколько её практическое применение для нужд главной своей задачи - обеспечения иммиграции. Впоследствии он не раз присутствовал на заседаниях комитета - и его служба нуждалась в сотрудничестве с другими ветвями разведывательного сообщества, и он сам пользовался в кругах руководства, как впрочем и вообще в Израиле, большим уважением и авторитетом.

9
{"b":"56134","o":1}