ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

"Шин Бет" и терроризм.

После очевидной неудачи плана подъема "народного восстания" в радикальных кругах ООП сделали ставку на террор. Объектами нападения стали люди и имущество Израиля в самых различных странах. Эмиссары палестинских лидеров использовали идеологические аргументы и материальные стимулы для привлечения молодых радикалов на Ближний Восток для борьбы с "сионистскими оккупантами" и их "империалистическими союзниками". Десятки молодых идеалистов и авантюристов из самых разных стран откликнулись на этот призыв ООП и оказались в тренировочных партизанских лагерях в Иордании и Ливане. Сведения об активизации палестинских эмиссаров и их контактах с радикальными группами в ряде европейских стран стали поступать от различных европейских спецслужб. Основным вербовщиком выступал Жорж Хабаш, возглавлявший марксистско-ленинское крыло ООП, известное под названием Народный фронт освобождения Палестины (НФОП).

И вскоре начались "практические" террористические действия. 23 июля 1968 г Хармелин информировал премьера Леви Эшкола: "Самолет компании "Эль-Аль" "Боинг-707", следовавший рейсом из Рима в Тель-Авив, захвачен воздушными пиратами и совершил посадку в Алжире".

Захват авиалайнера был осуществлен тремя арабами. Так Народный фронт освобождения Палестины начал широкомасштабную кампанию террора. Пассажиры и экипаж в течение трех недель были пленниками в Алжире, и только после выхода на свободу дюжины раненых палестинских партизан, воздушные пираты отпустили заложников. Произошла унизительная для страны и создающая опасный прецедент капитуляция перед бандитами. Руководство страны поставило перед спецслужбами задачу: исключить подобные случаи в будущем. И этот эпизод действительно стал последним случаем "успешного" захвата израильского лайнера. Попытки террористических нападений продолжали предприниматься с пугающей частотой, но теперь встречали все более жесткое сопротивление. 26 декабря 1968 г. боевики НФОП забросали гранатами и обстреляли израильский авиалайнер в аэропорту Афин, убив пассажира и двух стюардесс, но "капитуляции" не добились. После захвата самолета в аэропорту Афин премьер-министр Эшкол провел специальное совещание руководителей министерства обороны и разведывательных служб, на котором заявил: "Мы просто не можем оставлять это без ответа". Было решено предпринять военную карательную акцию против Бейрута, откуда террористы выехали в Афины. И через два дня, 28 декабря, в 21. 15, подразделение специальных войск Израиля высадилось с вертолета в международном аэропорту к югу от ливанской столицы и завязали бой с охраной аэропорта, а также уничтожили 13 самолетов, принадлежавших авиакомпании Ливана и авиакомпаниям других арабских стран. Мир осудил Израиль за этот акт государственного терроризма - но и восхищался его решительностью. Операцией командовал бригадный генерал парашютно-десантных войск Рафаэль (Рафуль) Эйтан, а выполняли силы "сайерет".

Акции террористов продолжались. 18 февраля 1969 г. в аэропорту Цюриха четверо боевиков НФОП убили израильского пилота и ранили пятерых пассажиров. Самолеты иностранных авиакомпаний, совершавших рейсы в Израиль, также стали объектами террористических нападений. Иозеф Хармелин говорил, вспоминая начальный период схватки: "Мы были на грани отчаяния. Борьба с терроризмом, особенно воздушным, казалась нам невозможной". Но это не означало капитуляцию. "Шин Бет" начал прорабатывать все возможные направления противодействия боевикам. Например, как только поступали разведывательные данные о выезде очередной команды экстремистов ООП за границу, "Шин Бет" немедленно посылала оперативников за ними следом. Агенты "Шин Бет" стали направляться в посольства Израиля за рубежом, прикомандировываться к резидентурам "Моссада" или действовать самостоятельно.

Разгорелась настоящая война между разведчиками и террористами, война, в которой было позволено все. В считанные месяцы практически с нуля была создана изощренная система защиты посольств, банков, туристских бюро, представительств национальной авиакомпании. Посольства и консульства были превращены в настоящие крепости: толстые стальные двери защищали вход, телевизионные камеры осматривали каждого посетителя, сами здания по периметру были оснащены электронными датчиками, сотрудники "Шин Бет" несли круглосуточную охрану. Были укреплены пункты регистрации пассажиров; впервые было применено новшество, позже подхваченное во всем мире: на каждом рейсе под видом пассажира летел вооруженный охранник. К этому были привлечены люди, прошедшие подготовку в элитных частях и виртуозно владевшие оружием. Официально они числились служащими авиалинии, но "Шин Бет" готовила их и определяла тактику действий. Комплекс мероприятий обошелся в несколько сот миллионов долларов, но авиалиния "Эль-Аль" стала самой безопасной в мире. В феврале 1969 года система сопровождения сработала: охранник Мордехай Рахамин застрелил одного и ранил ещё троих боевиков. Дальше вмешалась швейцарская полиция, сам Рахамин и трое раненых террористов были арестованы. Охранник провел несколько месяцев в тюрьме и вернулся в Израиль в ореоле славы. Поскольку в результате инцидента он был "расшифрован", его назначили на работу, не требовавшую анонимности - личным телохранителем премьер-министра.

Но чисто защитные меры, предпринимаемые "Шин Бет", в разгорающейся войне были явно недостаточны. Вся израильская разведка, привлекая по мере необходимости армию и другие структуры, перешла к наступательным действиям и акциям возмездия против террористов.

Часть 10. Необъявленная война.

8 мая 1972 г. палестинцы захватили бельгийский авиалайнер. Рейс авиакомпании "Сабена" № 571 направлялся из Брюсселя в Тель-Авив и приземлился по расписанию в аэропорту Лод. Там террористы, угрожая оружием, задержали пассажиров "Боинга-707" и потребовали освобождения 317 арестованных палестинцев. Начальник "Амана" Аарон Ярив лично вел переговоры с четырьмя террористами, захватившими самолет, в то время как спецназовцы готовили настоящий ответ. 9 мая, в 16. 22, специальное подразделение "сайерет", обученное штурму самолетов и освобождению заложников, пошло в бой. Одетые в форму служащих аэродрома бойцы "сайерет" ворвались в самолет одновременно с разных сторон, застрелили обоих мужчин-террористов, ранили обеих женщин-террористок и освободили 97 заложников.

Резонанс от этой операции был большим, хотя и неоднозначным.

С одной стороны, по примеру Израиля другие государства стали создавать у себя антитеррористические подразделения. ФРГ, Великобритания и другие страны направляли в Израиль на выучку своих специалистов. Многие создали свои собственные специальные отряды по израильской модели. В Великобритании это "САС", или "Специальная авиационная служба", в Германии - "ГСГ-9". "Моссад" и "Шин Бет" установили связи с большим количеством иностранных разведок и контрразведок, став членом "Киловатта", секретного объединения спецслужб, занимающихся борьбой с международным терроризмом. В этом объединении представлены разведслужбы Италии, Бельгии, Германии, Великобритании, Голландии, Швейцарии, Дании, Франции, Канады, Ирландии, Норвегии и, конечно, Израиля. У "Моссада" в деле борьбы с террористами также имеются связи со спецслужбами некоторых других европейских стран, в частности Португалии, Испании и Австрии.

С другой - 30 мая того же года три боевика из японской "Красной армии" убили 27 пассажиров, большинство из которых было христианскими паломниками из Пуэрто-Рико, которые только что прибыли в аэропорт Лод. Охрана аэропорта открыла огонь, убила двух террористов и захватила живым их вожака Кейдзо Окамото. На суде Окамото заявил, что он и его сообщники предприняли массовое убийство паломников в качестве реванша за неудавшуюся три недели назад попытку захвата самолета компании "Сабена" и действовали из чувства солидарности с Народным фронтом освобождения Палестины.

Спецслужбы Израиля постарались не оставить безнаказанными и тех, кто непосредственно не стрелял и не взрывал бомбы, но нес ответственность за теракты. Бейрутский поэт, член НФОП, Хасан Канафани, спланировавший резню в аэропорту Лод, был убит поступившим по почте взрывным устройством. Спустя два дня такое же устройство взорвалось в руках другого функционера НФОП, Бассема Абу Шарифа, который потерял один глаз и несколько пальцев. Эти действия "Моссад" не встретили широкого одобрения в мире, но и не были особо осуждены. Лицо воздушного пиратства и вообще терроризма выглядело страшнее. Даже в самих арабских странах (к сожалению, далеко не во всех) начали предпринимать меры по сдерживанию этого джинна. Так, в сентябре 1970 года в Иордании была проведена крупная армейская операция и вся основная инфраструктура ООП была выбита из страны. Палестинцы назвали это событие "черным сентябрем"; такое же название взяла себе радикальная часть ООП, сформированная "для мести Хусейну". Первоначальными целями их "мести" были люди и объекты в Иордании, но затем пришел черед и Израиля. Следующий виток насилия произошел во время Олимпийских игр в Мюнхене 5 сентября 1972 г. Семь арабских террористов подпольной организации "Черный сентябрь" захватили в Олимпийской деревне 11 израильских спортсменов. Как и в ходе всех предыдущих террористических актов, палестинцы потребовали освобождения из израильских тюрем 250 своих товарищей. Израильское правительство ответило отказом, а премьер-министр Голда Меир поручила освобождение заложников шефу "Моссада" Цви Замиру67. Он немедленно вылетел в Мюнхен и начал переговоры с немецкими коллегами. Замир просил разрешить использовать "сайерет", но по конституции ФРГ окончательное решение оставалось не за разведчиками и даже не за канцлером, а за местными властями, которые ответили отказом. Замир бессильно наблюдал из диспетчерской мюнхенского аэропорта, как плохо подготовленные немецкие парашютисты не смогли убить всех террористов первым залпом. Трое оставшихся в живых палестинцев расстреляли и забросали гранатами находившихся в вертолетах скованных наручниками спортсменов.

91
{"b":"56134","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Драйв, хайп и кайф
Забей на любовь! Руководство по рациональному выбору партнера
Рубикон
Трансляция
Фаворит. Полководец
С неба упали три яблока
Питание в спорте на выносливость. Все, что нужно знать бегуну, пловцу, велосипедисту и триатлету
Мозг Брока. О науке, космосе и человеке
Половинка