ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Неудачной оказалась ещё одна акция, попытка захватить лидера НФОП Жоржа Хабаша. "Наводка" от самого ценного агента в среде палестинских партизан, Амины аль-Муфти, на этот раз оказалась неверной. Она сообщила, что Хабаш собирается слетать в Тунис и указала рейс. 10 августа 1973 г. израильские истребители перехватили ливанский гражданский самолет и заставили его приземлиться на израильской авиабазе. Пассажиров вывели поодиночке и допросили, но террориста среди них не оказалось...

Но следующая операция, "чудо в Энтеббе", стала всемирно знаменитой и весьма серьезно подняла авторитет разведывательного сообщества Израиля. Это произошло, когда два террориста из Народного фронта освобождения Палестины и два - из печально известной немецкой банды Баадер-Майнхоф, захватили аэробус авиакомпании "Эр франс", который выполнял рейс из Тель-Авива в Париж, имея на борту 250 пассажиров. Воздушные пираты посадили самолет 27 июня 1976 г. в аэропорту столицы Уганды Энтеббе. Террористы взяли в заложники только израильских граждан, отпустив всех других иностранцев.

Ситуация выглядела как абсолютно проигрышная. НФОП не случайно избрал для посадки лайнера Энтеббе: диктатор Уганды Иди Амин70, который три года назад пришел к власти в результате военного переворота, организованного с помощью израильских военных советников, к тому времени переориентировался в сторону арабского мира. Сейчас он не только не препятствовал террористам, но даже предоставил отряд солдат в помощь группе палестинцев, которая заранее прибыла в страну для поддержки воздушных пиратов.

Израиль с самого начала отверг требование террористов об освобождении в обмен на заложников 40 арестованных палестинцев и сделал ставку на силовую операцию. Ключевую роль в подготовке этой операции сыграл Брюс Маккензи, британский фермер и бизнесмен, осевший в Кении. Он был другом кенийского президента Джомо Кениаты и единственным белым членом кенийского кабинета. Маккензи, резидент британской "МИ-6", помогал кенийцам в организации системы обороны и безопасности и одновременно сотрудничал (с ведома МИ-6) с "Моссад". У израильской разведки в Кении также были хорошие позиции71 - Кения считалась одним из трех стратегических опорных пунктов израильской разведки в Африке.

Когда началась спецоперация по освобождению заложников в Энтеббе, Маккензи договорился с президентом Кении, Джомо Кениатой, об предоставлении израильской разведке базы для спецоперации. Уже через несколько часов в Найроби прибыли первые 10 агентов "Моссада" и "Амана", затем ещё два десятка Кения также разрешила израильскому "крылатому госпиталю" совершить посадку на своей территории после успешного завершения операции. Из Кении агенты, под прикрытием легенды туристов и бизнесменов, проникли в Уганду, в район аэропорта Энтеббе для рекогносцировки и изучения систем охраны аэропорта, путей подхода и отхода. Часть оперативников пробрались в Уганду нелегально - под покровом ночи переправились через озеро Виктория. Затем в ночь на 3 июля 1976 г. израильские ВВС перебросили несколько групп "сайерет" за 2 тыс. миль в Уганду. Диспетчеры аэропорта Энтеббе, обманутые ложными позывными и командами, позволили посадить несколько самолетов типа "Геркулес" с десантниками, вооружением и даже полевым госпиталем. Началась силовая часть операции. Особая группа спецназовцев в черном "мерседесе", точной копии лимузина Иди Амина, ворвалась в старое здание аэровокзала и в течение нескольких минут уничтожила семерых террористов и 45 угандийских солдат. Три других члена НФОП были захвачены в плен. Все заложники были освобождены, хотя двое мирных людей погибли под перекрестным огнем. С израильской стороны была одна-единственная жертва - подполковник Ионатан Нетаньяху, командир одной из групп "сайерет", сраженный снайперским выстрелом с контрольной вышки. В этой операции сработало все лучшее, что было наработано израильскими спецслужбами, начиная от грамотного планирования, привлечения партнерских связей с разведслужбами и правительствами третей стороны, использования современных технических средств - и так вплоть до мастерства и решимости бойцов штурмовых подразделений.

На высоком профессиональном уровне была организована ликвидация "второго человека" в ООП, которого обычно называли по пышному самопрозванию Абу Джихад.

Персональное досье.

Халил эль-Вазир, более известный как Абу Джихад ("отец Священной войны"), военный советник Ясира Арафата.

После создания израильского государства семья Вазиров оставила Палестину и поселилась в секторе Газа, которым в то время управлял Египет. В 1954 году в возрасте 19 лет он уже был задержан египетской армией за установку мин на Синайском полуострове. В 1955 году молодой Вазир получил боевое крещение - он участвовал в вооруженном нападении на станцию водоснабжения на израильской стороне. Спустя несколько лет он познакомился с Арафатом и в 1959 году в Кувейте они создали "Фатх", на первых порах небольшую организацию, которая в конце концов взяла под свой контроль всю ООП. Абу Джихад осуществлял общее руководство практически всеми военными операциями ООП. Одна из них72, сравнительно небольшая в собственно военном аспекте, весьма болезненно отозвалась у израильского руководства и стала поводом для масштабной карательной акции. Кроме того, Абу Джихад имел доступ к финансовым операциям ООП - а это были сотни миллионов долларов от "солидарных" богатых нефтью арабских стран.

Малый кабинет в целом дал "Моссаду" и армии "добро" на подготовку операции - убийство палестинского лидера должно было произойти в Тунисе, почти в полутора тысячах миль от Тель-Авива. Против убийства были Шимон Перес и ещё два министра, бывший командующий ВВС Эзер Вайцман и бывший президент Израиля, министр образования Ицхак Навон. Подготовка была поручена двум высшим израильским генералам, начальнику штаба Шомрону и его заместителю Ехуду Бараку.

Резидентура в Тунисе предоставила точные данные о месте проживания Вазира, его доме, даже о системе охраны и оповещения. Затем двое мужчин и одна женщина, которые использовали ливанские паспорта и свободно говорили по-арабски с ливанским произношением, прилетели в Тунис разными рейсами под видом туристов и арендовали два микроавтобуса - "фольксваген" и "пежо-универсал". Связь и руководство операцией осуществлялось с борта "Боинга-707", который пролетал над Средиземным морем в 30 милях от побережья Туниса в рамках пассажирского коридора, известного под названием "Блю-21". Ехуд Барак и Амнон Шахак находились на борту авиалайнера, крылатого штаба, и поддерживали прямую радиотелефонную связь с диверсантами. Спецназ ВМС - "сайерет-13" - обеспечил доставку в Тунис группы армейского спецназа. В ночь на 15 апреля ракетный катер высадил десант из 30 бойцов "Сайерет Маткал". Высадка происходила с резиновых лодок на туристский пляж Руад. На берегу их встретили агенты "Моссада". От места высадки было совсем недалеко до пригорода Сиди Бусаид, в котором Абу Джихад проживал со своей женой, тоже активистом ООП, и двумя детьми: дочерью и малолетним сыном. Около часа ночи 16 апреля в квартале от этой виллы диверсанты вскрыли заранее выявленный агентом "Моссада" телефонный распределительный ящик и вывели из строя телефонный кабель. К дому Вазира подъехал микроавтобус с восемью боевиками, за рулем которого сидела женщина. Разделившись на две группы, они ринулись на штурм виллы. Действовали они очень уверенно и быстро: в течение двух недель отрабатывалось каждое движение на точной копии Вазировской виллы, выстроенной в Израиле - такая подготовка считается необходимой перед любой сложной операцией. Из пистолетов с глушителями спецназовцы убили водителя Вазира и находившегося в подвале палестинского охранника. Другая группа (трое спецназовцев и оперативник-женщина, которая снимала убийство на видеокамеру), взломала дверь, застрелила тунисского охранника и проникла в дом. Абу Джихад все-таки услышал шум, схватил пистолет и начал спускаться по лестнице, ведущей со второго этажа. Выстрелить Вазир не успел - 70 пуль, снайперский автоматный огонь из трех стволов буквально изрешетил его. Больше убивать никого не стали. Жена партизанского лидера, которая называла себя Умм Джихад - "мать Джихада", - вскочила с постели, закричала "Убейте, убейте и меня!" и повернулась лицом к стене, ожидая, что её тоже расстреляют. Но спецназовец приказал её четырнадцатилетней дочери по-арабски: "Позаботься о своей матери" - и с этими словами боевики покинули дом, сели в микроавтобус и на большой скорости скрылись. Тунисские власти обнаружили только покинутые автомашины, следы людей и лодок на пляже в нескольких милях от дома Вазира.

93
{"b":"56134","o":1}