ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Времена стали изменяться.

Изменяться настолько, что в 1997 году смог произойти беспрецедентный случай "воспитания" Израиля на высоком уровне. Новый директор "Моссада" Данни Ятом самолично разработал, а восемь оперативников осуществили карательную акцию против руководителя военной службы палестинской организации "Хамас" Халеда Машаля. Оперативники въехали в Иорданию с канадскими паспортами, подстерегли Машаля прямо у дверей представительства "Хамас" в Аммане и прыснули ему в лицо струей сильнодействующего нервно-паралитического газа. Операция была организована плохо - и Халед Машаль остался жив, хотя и впал в кому, и двое из восьмерых агентов попали в руки не бог весь какой могучей иорданской полиции. А уж дальнейшее развитие событий весьма больно ударило по "Моссаду". Престарелый король Иордании Хусейн, с которым традиционно весьма считались в Тель-Авиве, потребовал от тогдашнего премьера Израиля Беньямина Нетаньяху, немедленно доставить антидот. Когда противоядие было доставлено в Амман и жизнь Машаля была спасена76, король выдвинул требование об освобождении взамен арестованных моссадовцев шейха Ахмеда Ясина и ещё нескольких десятков "Хамасовцев", которые на то время находились в тюрьмах. Правительство Канады потребовало разъяснений по поводу использования тайными агентами канадских паспортов. Затем руководители пяти соседних арабских стран потребовали отставки Ятома (причем называя его не только по должности, но и по имени, запрещенному к употреблению израильской цензурой). Данни Ятом слетал в Амман, принес официальные извинения - но несколькими месяцами позже был все же вынужден уйти в отставку. Новым директором "Моссад" стал Эфраим Галеви; если некоторое время назад аналитики ЦРУ отмечали, что "моссадовцы тратят время и силы на схватки между собой", то сейчас появляются признаки определенной консолидации и смены ориентиров. Сам Данни Ятом после прихода к руководству страной Ехуда Барака назначен руководителем аппарата советников премьера по военным и политическим делам - это как бы расширенный комитет "Вараш".

Некоторые итоги.

Десятки сотрудников "Моссада" и "Шин Бет" погибли в ходе антитеррористической "войны". Сами службы были практически полностью завязаны на поиске террористов в ущерб другим задачам разведки; даже другим ветвям разведывательного сообщества выпала непомерная нагрузка. В самом деле, представьте только объем и сложность такой работы - выслеживать чуть ли не по всему миру многие десятки хорошо подготовленных, знакомых с конспирацией, умеющих маскироваться, решительных (вплоть до готовности к жертвенной смерти) боевиков, не всех из которых даже знали как следует в лицо. Впрочем, боролись и несли потери не только спецслужбы. По сути вся страна была втянута, вынуждена бороться с ближним и страшным врагом, которого иногда казалось возможным победить, а иногда, и быть может чаще невозможно. Ни решительной победы, ни определенного поражения в этой войне пока что не произошло. Кроме того, надо непременно отметить, что сама борьба такими средствами оказала и продолжает оказывать существенное воздействие на израильское общество и его структуры. Это неизбежно, сколько бы раз не говорилось, что Израиль в принципе только защищался, что не он развязал конфликт. Все равно получается, что применение террористических методов в борьбе с врагами оказывает определенное деморализующее воздействие на тех, кто к этому прибегает. Есть определенная разница между фанатиком-террористом, который идет на смерть ради идеи - пусть неправильной, пусть отвергнутой историей идеи, - и между профессиональными сообществами, которые становятся на путь кровавых и жестоких преступлений, рискуя, но не сознательно и заведомо (а только в меру профессионального риска) жертвуя жизнями своих исполнителей.

В наши дни одним из главных направлений деятельности израильского разведывательного сообщества становится (как, впрочем и к сожалению, в специальных службах и силовых структурах многих-многих странах мира) борьба с исламским фундаментализмом и терроризмом. Строго анонимные, но компетентные источники отмечают, что в этой борьбе начал происходить взаимовыгодный обмен информацией между спецслужбами некогда непримиримых врагов, поскольку исламский терроризм на базе ортодоксальных и неофундаменталистских течений угрожает не только еврейскому, но и "светским" арабским государствам. В Египте, например или в Турции, гораздо более "светской", продвинутой к НАТО стране, уже совершены десятки террористических актов, в которых погибли - как почти всегда происходит, террор он и есть террор, - сотни ни в чем не повинных людей, множество иностранных туристов, журналисты.

В самом Израиле многие понимают, что в конечном счете угроза самому существованию страны исходит не с этой "близкой" стороны и пути спасения страны (а возможно, и мира в целом) лежат не в сражениях и убийствах боевиков и не в охоте за палестинскими лидерами; но на пути к конструктивному диалогу ещё много крови и много горя. Армии воинственных соседей удалось остановить; со временем даже эти соседи становятся не столь уж агрессивными и в конечном итоге дело движется к нормализации отношений хотя, конечно, возможны новые драматические повороты в развитии событий. Но гидра терроризма отращивает все новые и новые оскаленные пасти...

Достаточно очевидно, что "пасти гидры", проявления НМР, пробиваются не только на палестинской территории и непосредственно направлены не только прямо и непосредственно против Израиля, но и против всех, кто способствует смягчению напряженности на Ближнем Востоке.

Пошел на серьезные переговоры Абдаллах Хусейни77 - его убили, устроив взрыв прямо в главной мечети Иерусалима.

Противопоставил себя арабским радикалам "последний Крестоносец" Башир Джемаель - его взорвали в Бейруте вместе со штаб-квартирой.

Сотрудничал с Израилем и боролся с радикалами шах Ирана Реза Пехлеви и умер в изгнании под грозным оком аятоллы.

Заключил первое соглашение с "шайтаном" арабского мира националист и, в молодые годы, внимательный слушатель проповедей "братьев-мусульман", но не фанатик Анвар Садат - его расстреляли прямо на правительственной трибуне во время военного парада.

Избежал почти десятка покушений король Иордании Хусейн, сын Абдаллаха, - но ему пришлось все годы пребывания на троне избегать открытого смягчения напряженности в отношениях с Израилем.

Сделал и делает шаги к миру неоднозначный лидер ООП Арафат78 - и стал объектом покушений со стороны террористических группировок.

Словно и в самом деле все происходит по метаисторическому сценарию, некогда возвещенному великим русским духовидцем Даниилом Андреевым79.

Метаисторический подход позволяет, помимо прочего, "проявить", сделать значительно более отчетливыми большие исторические тенденции. Например, если представить себе весь спектр религиозных и политических течений, составляющих понятие неомусульманского радикализма, как нечто единое, цельное, самостоятельное, некий особый такой организм - мы будем называть его НМР, - то можно кратко, ясно и "выпукло" представить себе, что же происходило в веке от рождества Христова двадцатом.

Задачей НМР является экспансия, формой существования - напряженная борьба, предполагающая жертвы и мобилизацию внутренних сил, то, что Д. Андреев назвал "сверхдержавным комплексом". Политических границ в нашем понимании для НМР не существует. Моральных норм - тоже, это существо иной, не человеческой природы.

Начало деятельности НМР приходится на начало века. Сначала он "подчиняет" себе арабские страны, находящиеся под господством Турции или колониальной зависимостью от Англии и Франции. Этот регион становится его опорой, его цитаделью - причем надо решительно указать, раз и навсегда, что собственно с исламом здесь прямой связи нет.

Ни одна из мировых религий "не виновата", по большому счету, в том, что на протяжении истории творилось от их имени.

Сравнительный анализ религий или хотя бы курс по истории религий в нашу задачу категорически не входит; прошу только запомнить раз и до конца этого текста - речь не об исламе, точно так же как не о любой другой из мировых религий. Демон НМР "присосался" к ней не потому что она такая или не такая, а потому что он демон и речь идет о его происках.

97
{"b":"56134","o":1}