ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Азазель
Шестая жена
Театр отчаяния. Отчаянный театр
Раньше у меня была жизнь, а теперь у меня дети. Хроники неидеального материнства
Игра в матрицу. Как идти к своей мечте, не зацикливаясь на второстепенных мелочах
Методика доктора Ковалькова. Победа над весом
Темные тайны
Девушка из кофейни
Незнакомка, или Не читайте древний фолиант
A
A

В середине отряда ехали сам Верховный Мастер С'жего и человек Пит. За ними следовали груженые вормины, а тылы прикрывали волосатые ревуны, краснолицые, покрытые вонючей бурой шерстью, вооруженные дубинками, копьями и ножами. Эти здоровенные твари весили каждая не меньше ста килограммов, и очень любили драться, все равно с кем. Но Верховных Мастеров Темного Братства слушались беспрекословно.

Мастер С'жего, укутанный в серый плащ с капюшоном, ехал молча, не глядя по сторонам. Да и на что он стал бы смотреть в голой бескрайней степи? Он просто думал о том, что если бы вормины могли бегать побыстрее, например, как северные лорсы, путь до южной Голубой Пустыни занял бы у него не двенадцать, а семь или восемь дней. Но вормины шли не ходко. Зато были выносливы, почти не требовали пищи и воды, а значит, были совершенно незаменимы в степях. А совершенства в природе не существует, и не только в природе. Даже существа, выведенные селекционерами Безымянного Властителя, страдали какими-то недостатками. Но достоинств у них было гораздо больше.

Еще Мастер С'жего думал о том, что путь его отряду предстоит скучный и однообразный. Они направлялись к южной Голубой Пустыне кратчайшей дорогой, по прямой через необъятные степи. Холмы, поросшие небольшими рощами, оставались к югу от них, на юге же оставалась и страна бешеных кошек иир'ова; джунгли лежали далеко на северо-западе и северо-востоке. Прямо перед отрядом Верховного Мастера Желтого Круга лежала только плоская, как тарелка, степь, на которой лишь кое-где встречались голые холмы и маленькие соленые озера, берега которых поросли колючим желтым можжевельником. Правда, в степи довольно часто встречались рощи огромных длинноплодных кактусов, достигавших в высоту иной раз шести-семи метров, но эти растения следовало объезжать как можно дальше. Длинноплодные кактусы были хищниками, и стоило им учуять поблизости теплокровное существо, как они мгновенно обстреливали его. Их длинные, свисавшие с толстых рифленых стволов ягоды были битком набиты тонкими, острыми ядовитыми колючками. Жертва падала на месте - яд кактуса лишал ее способности двигаться. А кактус ждал наступления ночи. Когда солнце садилось, длинноплодные кактусы обретали гибкость, которой они были лишены днем. И громадное растение медленно склонялось к земле и, выпустив ложноножки, подползало ко все еще живой, но не способной шевельнуться добыче, - и присасывалось к ней маленьким ртом, расположенным на самой верхушке кактуса. К утру даже от степного быка ничего не оставалось, кроме сухой шкуры. А уж на всякую мелочь вроде степных лисиц и оленей кактусу не требовалось и часа.

Верховный Мастер С'жего искоса глянул на глупого Пита, над веснушчатым лицом которого красовалась широкополая шляпа из толстой рисовой соломы, и подумал, что тот, наверное, гадает - зачем хозяин распорядился взять так много припасов, ведь все воины их отряда могут и сами прокормиться в пути, а полосатым ворминам и вовсе почти ничего не нужно. Они могут и месяц обходиться без воды и пищи, а в случае необходимости пьют соленую воду степных озер без вреда для себя. Но Верховный Мастер Желтого Круга знал, что делал. Ведь если им предстоит где-то там, в Голубых Пустынях, встретиться с этим трижды проклятым северным бродягой-священником, вонючим метсом, то еще неизвестно, чем дело кончится. Их поход может затянуться куда дольше, чем предполагается.

Но Мастер С'жего даже самому себе никогда не признался бы, что он просто боится - и боится не только священника-северянина, но и Голубых Пустынь, в глубине которых затаились неведомые существа, обладающие огромной ментальной силой.

Первые четыре дня прошли спокойно. Отряд уверенно продвигался на восток, останавливаясь с приближением сумерек, а утром вновь снимаясь с места. Но на пятый день отряд поджидал неприятный сюрприз.

Серые макаки едва успели свернуть шатер Верховного Мастера, а Пит поднять ворминов, с которых даже на ночь не снимали груз, как на вдали, на юго-востоке, показалось небольшое пыльное облачко. Первым его заметил Пит, и тут же встревоженно сказал:

- Облако, гляди-ка... А бури по всему быть не должно!

Действительно, если бы им грозила песчаная буря, степные жители дины и макаки загодя предупредили бы хозяина о ее приближении. Но в это время года песчаные бури были редки. Однако облако стремительно приближалось и росло.

Лемуты засуетились, но Пит, не впервые встречавшийся с песчаной бурей, начал быстро отдавать четкие приказы, и через несколько минут отряд был готов к встрече с тучами песка и яростным ураганом - все улеглись в наскоро выкопанные в мягкой песчаной почве неглубокие ямы и плотно укрылись огромными полотнищами просмоленной ткани, захваченной как раз для такого случая. Однако лемутов, человека и Мастера ждало нечто гораздо худшее...

Они ожидали бешеных порывов ветра, с которого всегда начинались степные бури, - но вместо этого услышали стремительно приближавшийся топот тысяч маленьких ног. Пит высунул голову из-под края холста - и в ужасе закричал:

- Это не буря! Это твари! Лемуты!

Мастер С'жего мгновенно отдал приказ:

- К бою!

Все вскочили, отбросив холстину, и схватились за оружие, но...

Но как было сражаться с теми, кто несся на них неудержимой лавиной?!

Подобных существ Верховный Мастер Желтого Круга не только никогда не видел; ему и слышать не приходилось о чем-то похожем.

Трудно было даже описать напавших на отряд Мастера С'жего маленьких лемутов. Они были совсем крошечными, не более тридцати сантиметров ростом. Но при этом у них было по четыре ноги с острыми копытцами и по четыре руки, длинные пальцы которых заканчивались кривыми когтями, несоразмерно большими для таких существ. Крохотные головки венчали заостренные, как иглы, прямые рожки, а из широких, от уха до уха ртов торчали сверкающие белые клыки. Гибкие тела покрывала бронзового цвета чешуя. Однако странные существа имели совершенно человеческие носы и глаза, и эти черные глаза, опушенные длинными рыжими ресницами, светились яростью.

Маленьких лемутов были сотни тысяч...

Сквозь поднятые их копытцами пыль и песок Мастер С'жего едва мог различить происходящее вокруг. Впрочем, ему было и не до того, чтобы оглядываться по сторонам. Бронзовые лемуты карабкались вверх по ногам его вормина, цепляясь когтистыми ручками за волнистую шерсть, повисли на широком плоском хвосте скакуна, вцепились в его бока, - но их не интересовало животное, они желали добраться до всадника. Вормин бешено топтал бронзовок толстыми двупалыми ногами, яростно хлопал хвостом, стряхивая мелких тварей, - но их было слишком много. На место десятка растоптанных тут же набегало два десятка новых. Мастер С'жего, стиснув в ладони левой руки медальон, пытался остановить бронзовых лемутов, но его мысленные приказы отскакивали от их голов, как от каменной стены. Верховный Мастер испугался. Ему никогда не приходилось встречаться с животными, так крепко закрытыми от ментального воздействия. На это были способны только разумные существа. Но бронзовые лемуты не были разумны, он сразу ощутил бы разум, найдись он в этих крохотных головах! И наконец, не видя смысла в дальнейшем сражении, С'жего мысленно приказал своему вормину:

30
{"b":"56138","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Цена вопроса. Том 1
Оранжевая собака из воздушных шаров. Дутые сенсации и подлинные шедевры: что и как на рынке современного искусства
Мир Карика. Доспехи бога
Зло
Лавр
Лбюовь
Креативный вид. Как стремление к творчеству меняет мир
Чужое тело
Эссенциализм. Путь к простоте