ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Настоятель взял обломок экрана Нечистого в руки и поднял так, чтобы смотреть на стекло снизу вверх. И, сосредоточившись, мысленно позвал:

- Иеро, сын мой! Откликнись! Скажи, как твои дела?

И его зов был услышан. В глубине стекла вспыхнул свет, разбежавшийся к краям стеклянного обломка, и тут же отец Демеро увидел своего ученика - с серым капюшоном на голове.

- У нас все в порядке, отец Кулас! - торопливо заговорил Иеро. Почти все целы, только один лорс погиб. Мы уже близко к центру Пусты...

Связь оборвалась.

Настоятель Демеро тяжело вздохнул и опустил стекло на стол. Как, ну как же добиться того, чтобы можно было в любой день и час поговорить с Иеро?..

Утро застало отряд на полпути к центру южной Голубой Пустыни. Скалы, давно уже видневшиеся впереди, приближались. Теперь было ясно, что это нешуточная преграда, но обойти ее стороной вряд ли было возможно. Но до нее еще нужно было добраться, а уж потом задумываться о том, как преодолеть. Чем ближе к скальной гряде подходил отряд, тем труднее было продвигаться, потому что теперь приходилось идти не по песчаной равнине, а лавировать между песчаными барханами, становившимися все выше и выше. На макушках барханов кое-где торчали колючие голубовато-серые кустики пустынной травы, а между барханами вились по голубому песку пыльно-зеленые ползучие кактусы. Копытам лорсов они не могли причинить вреда, но медведь и кошка-иир'ова вынуждены были постоянно следить за тем, куда ступают, поскольку колючки кактусов были не только остры, но и ядовиты, а Горм и Младшая обуви не носили.

Иеро с опаской поглядывал на медленно приближавшуюся гряду. Он уже однажды забредал в Пустыню, и отлично помнил, как ему пришлось схватиться с монстром, живущим среди подобных скал. И еще он ни на минуту не забывал о том, что откуда-то с другой стороны к центру Пустыни спешат слуги Нечистого. Хорошо, если удастся обогнать их, а если нет? Конечно, отряд Иеро сэкономил немало времени, сбежав из крысиного подземелья по подземному коридору, но у Нечистого много прислужников, и кто-то из них мог оказаться гораздо ближе к странным лианам, чем отряд северян. Что, если люди и их друзья опоздают?

Иеро не хотелось даже думать об этом.

Они шли почти всю ночь, решив, что, несмотря на опасность столкновения с ночными хищниками, лучше все же использовать прохладное время суток, чтобы продвинуться как можно дальше. Но к утру у всех сложилось впечатление, что они практически топчутся на месте. Или же в Пустыне была какая-то другая перспектива, незнакомая им. Они почти не продвигались вперед. Судя по имевшейся у Иеро карте, им давно уже следовало дойти до хребта, пересекавшего Пустыню, но они шагали и шагали, а скалы по-прежнему оставались еще далеко. То есть они вообще-то приближались, но так, словно лорсы не бежали ровной уверенной рысью, а плелись нога за ногу, спотыкаясь на каждом шагу.

Когда Стражи Границы заговорили об этом, Младшая насмешливо передала им:

- Я же говорила, что ваша карта - глупость, просто лоскуток бумаги. Здесь, в сердце Пустыни, другая реальность.

- И чем же она отличается от той, что за пределами голубых песков? спросил брат Лэльдо.

Иир'ова сверкнула на него огромными зелеными глазищами, оскалила в ухмылке белые клыки и промолчала. Горм, с интересом прислушивавшийся к короткому разговору, передал:

- Похоже, нашей малышке нравится иметь тайны.

Его поддержал Клуц:

- Конечно, нравится. Все иир'ова такие. Скрытные и хитрые.

Младшая взорвалась:

- Эй, вы, глупые четвероногие! Если сами до сих пор ничего не поняли - я вам скажу! И пусть ваше чучело, что тащится в двух капюшонах, попробует заткнуть мне рот!

Все с недоумением посмотрели на эливенера, который и в самом деле почему-то упорно надевал серый капюшон плаща Нечистого только поверх своего коричневого капюшона, - и в глазах каждого светился один и тот же вопрос: при чем тут брат Лэльдо? Почему бы вдруг он стал мешать иир'ова говорить о чем-то таком, что известно ей и ему?

Но брат Лэльдо сделал вид, что не замечает обращенных к нему взглядов. Он легонько хлопнул по шее своего лорса, и тот прибавил ходу, унеся своего всадника вперед. Через минуту все остальные видели уже только спину эливенера. И тогда Младшая заговорила на общей волне:

- Я сама не бывала в Голубых Пустынях, нет, но в них бывали другие иир'ова, а вы знаете, что любое знание сохраняется нашим племенем тщательно и навсегда. Так вот, реальность Голубых Пустынь действительно отличается от реальности окружающего мира, но она искусственная, эта необычность. Ее создает кто-то или что-то, засевшее в центре каждой такой Пустыни. Мне одно только непонятно: ведь вы пришли сюда не по собственному желанию, вас позвали... так почему же вам не открыли короткий путь? Может быть, среди вас есть кто-то, кто нежелателен хозяевам Пустыни? Или среди вас есть некто, не желающий, чтобы вы дошли до цели? Думайте сами. Пойду-ка я разведаю дорогу.

И Младшая стремительно сорвалась с места и исчезла между барханами.

Иеро посмотрел на Стражей Границы, ехавших теперь вдвоем на одном скакуне, на Горма... Слова Младшей оставили в его душе неприятный осадок, и священник не сомневался в том, что и остальные члены экспедиции примутся теперь размышлять над сказанным рассерженной кошкой. Но... но кто из них мог быть нежелательным гостем с точки зрения неведомого хозяина Пустыни? Разве что Стражи Границы, они ведь сами не слышали зова. Нет, это ерунда, решил Иеро. А вот вторая идея Младшей требовала более тщательного рассмотрения. У Иеро давно уже возникло ощущение, что брат Лэльдо идет с его отрядом только потому, что боится выпустить события из-под контроля, что сам эливенер прекрасно знает, что или кто ждет их в сердце Голубой Пустыни. Или это знают пославшие его старейшины Братства Одиннадцатой Заповеди.

Но Иеро не собирался поворачивать назад. Он был не из тех, кто отступает.

К полудню, когда пески раскалились до того, что идти по ним стало просто невозможно, отряд остановился. В узкой, едва заметной тени одного из барханов повыше устроили привал. Если бы расстояния на местности соответствовали тем, что были указаны на карте слуг Нечистого, отряд давно уже дошел бы до места. Но, похоже, реальность Пустыни и в самом деле имела свои странные особенности. До скал вроде бы оставалось еще километров десять, если тут можно было верить собственным глазам.

68
{"b":"56138","o":1}