ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Аббат много раз медитировал над осколком экрана. Много раз пытался мысленно проникнуть в его суть, начитывая должные заклинания. И - ничего. Ни разу не приподнялся даже краешек завесы, скрывающей секрет светящихся линий. Но отец Демеро был уверен: рано или поздно он добьется своего. Поймет, в чем смысл этого предмета, какие задачи он помогал решать мастерам Темного Братства. И узнает, можно ли обернуть оружие слуг Нечистого против них самих.

Настоятель осторожно провел раскрытой ладонью над стеклом. Да, ничего не изменилось. Когда он приближал руку к осколку - он всегда ощущал чрезвычайно легкое, почти неощутимое покалывание где-то под поверхностью кожи ладони. Но чувства опасности при этом не возникало. Чужеродность - да. Но не угроза. И это тоже было странно. Ведь стекло долго находилось в руках мастеров Темного Братства - может быть, много лет или даже десятилетий. Но почему-то на нем ничуть, ни в малой мере не отпечаталось зло, хотя зло обладает чрезвычайно въедливой природой и оставляет свои следы на всем, чего бы оно ни коснулось. В этом осколке настоятель улавливал только одно: странность, инаковость. И случалось иной раз, что он поневоле начинал думать: да люди ли изготовили это стекло? Стекло, не впитывающее ни зла, ни добра. Возможно, совсем не человеческие руки отполировали его, возможно, совсем не человеческая мысль наделила его особыми свойствами...

Аббат Демеро встряхнул головой и негромко рассмеялся. Ну, старый мечтатель, выругал он себя, придумай еще инопланетян, которые спасут вырождающееся человечество и даруют ему жажду Знания! Работать надо, а не фантазировать. И прежде всего подумать о том, что начинается весна, и нельзя исключать возможности нового нашествия одуревших зверей с юга. И поискать причины этого нашествия - земные причины, понятные и ощутимые, такие, с которыми в силах совладать человек, наделенный Знанием...

Размышляя о прошлогоднем весеннем нашествии, отец Демеро уложил стекло обратно в плоский ящик, дно которого было выстлано мягкой оленьей замшей, задвинул крышку и отнес ящик в шкаф, на место. Да, прошлогодняя весенняя напасть доставила всем хлопот. Что могло погнать зверей с юга на север? Это совсем не было похоже на обычные миграции. В движении стад и стай ощущалась чья-то направляющая воля. Ну, чья - догадаться нетрудно. Вот только как мастерам Темного Братства удалось заставить зверей атаковать все до единого Аббатства севера? Причем начиналось нападение каждой новой волны, каждого нового звериного потока всегда с Центрального Аббатства, которое, вопреки своему названию, находилось вовсе не в центре Республики Метс, а поблизости от юго-восточной границы. Центральным же его называли просто потому, что оно было самым крупным, самым старым, и в нем сосредоточилось наибольшее количество ученых и целителей.

Чего добивались мастера Нечистого? Неужели всерьез рассчитывали, что смогут уничтожить Аббатства, священников, остановить жизнь на севере? Нет, в это невозможно поверить. Аббат Демеро не первый год изучал тактику Темного Братства, и отлично знал: дураков среди адептов и мастеров нет. Да, они являют собой воплощение чистого, беспримесного зла (что тоже странно, поскольку слишком уж неестественно), однако в глупости их никто не смог бы обвинить.

В это время кто-то тихо постучал в дверь кабинета, оторвав настоятеля от размышлений.

- Войдите! - откликнулся аббат.

Дверь, едва слышно скрипнув, открылась наполовину, и в кабинет вошел священник-биолог отец Гарье. Вид у него был чрезвычайно обеспокоенный.

- Добрый день, отец Кулас. Неприятные новости.

Настоятель вопросительно глянул на биолога и молча ждал продолжения.

- Весна, - пояснил тот. - И все начинается сначала.

- Что, опять идут твари? С юга?

- Идут, - печально подтвердил отец Гарье. - Еще и как идут. Еще и кто идет!

- Кто? - резко спросил отец Демеро, уловив в тоне коллеги нечто особенное.

- Термиты! - выдохнул биолог. - Термиты... Пять минут назад примчались разведчики, они патрулировали по гребню холмов, вдоль Гнилого лога, там, ты знаешь, большая открытая низина... ну, и увидели. Их сотни тысяч. Они идут довольно медленно, но все же через сутки с небольшим уже будут здесь.

- Термиты обычные, как наши?

- Если бы, - в отчаянии всплеснул руками отец Гарье. - Полтора метра в длину! Красновато-коричневые. За каждой из их колонн остается гладкая дорога шириной метров пять-шесть, ни травинки, ни веточки.

Отец Демеро неожиданно рассмеялся, заставив биолога вздрогнуть.

- Ну, может, оно и к лучшему? Хороших дорог у нас никогда не бывало, некому их строить, - а теперь прямиком от нас и до...

Он умолк и расширенными глазами уставился на отца Гарье. Тот тихо охнул и прижал ладонь к губам.

- Интересно, - негромко сказал настоятель. - Они не подумали об этом? Или, наоборот, подумали слишком хорошо? Ведь если эти дороги приведут нас к тем, кто отправил термитов на север...

- Да, такое возможно, - согласился священник-биолог, немного помолчав. - Но ведь на термитов могли воздействовать и на расстоянии, так?

- Могли, - не стал спорить аббат. - Но ты сказал - их сотни тысяч. Значит, внушение должно быть очень сильным. То есть в любом случае тот, кто заставил тварей сняться с места, вынужден был подойти довольно близко к местам их обитания.

- Или чем-то усилить свою мысль, - возразил отец Гарье.

- Да... да, пожалуй, - пробормотал отец Демеро. - Ладно, сейчас не об этом надо думать. Пойдем-ка лучше в кладовые, посмотрим, что мы можем предложить людям, чтобы защитить хотя бы дома...

- Без тебя справимся, - усмехнулся отец Гарье. - Я зашел просто доложить тебе о событиях, и все. Занимайся своими делами.

И он быстро ушел, осторожно прикрыв за собой дверь.

Настоятель, не двинувшись с места, проводил его взглядом. Что ж, наверное, отец Гарье прав. Без него справятся. Вот только какими делами следует заниматься ему, аббату, в такой-то обстановке? Разве не главный его долг - быть с людьми, поддерживать их словом? Но и с этим тоже справятся без него. Молодые священники-заклинатели через несколько минут уже придут в поселок и будут помогать людям налаживать защиту от нового нашествия - и, конечно же, не станут при этом молчать. Так что ободряющих слов и молитв там прозвучит более чем достаточно. А ему, наверное, и в самом деле лучше еще раз подумать о том, как раз и навсегда прекратить подобные беды. Если только это вообще возможно.

8
{"b":"56138","o":1}