A
A
1
2
3
...
30
31
32
...
49

— А мне-то как интересно, — встрепенулась подруга. — Жила себе спокойно и в ус не дула, а теперь вот спустилась в подвальчик и столько сразу проблем появилось.

— Клава, — мягко начал адвокат, — а какие-нибудь странные звуки ты у себя в доме не слыхала?

— В моем доме все звуки странные. С такими детьми и животными, как мои…

— Да как же, звуки из-под земли? — упорствовал адвокат.

— Нет, таких не слышала.

Подошедший официант отвлек нас от разговора. Аркадий Яковлевич, как истинный гурман, начал расспрашивать юношу о рецептуре блюд.

Через некоторое время на столе появились обещанные омары и другие рыбные закуски, салаты и зелень. Я оценила сочетание белого куриного мяса и ананасов под сливочным соусом Особую пикантность и неповторимость придавали ему зернышки граната и мелко нарубленный базилик. Клава сосредоточенно склонилась над своим салатом: нежная малосольная семга с кубиками твердого желтого сыра и маслинами под соком лимона. Адвокат жмурился от удовольствия, как большой кот, пригревшийся на печи. Салат, который стоял перед ним, был непохож ни на что, прежде виденное мной. Я постеснялась спрашивать его, но судя по всему, он был доволен. К тому моменту, как нам принесли горячее, я уже ощущала легкую сытость.

Но то, что нам принесли, пахло так вкусно — разом были отметены все рассуждения о том, что при первых признаках насыщения необходимо вставать из-за стола. На такие подвиги я не способна! На больших плоских тарелках лежала форель, запеченная в миндале, с гарниром из спаржи и молодых побегов бамбука.

Аркадий Яковлевич торжественно разлил по бокалам белое вино.

— За вас, красавицы! Скрашиваете скучные одинокие вечера старика, — заскромничал он.

— Что это вы наговариваете на себя? Нашли старика! — заявила я.

— Действительно! — поддержала меня подруга…

Мы звонко чокнулись и, выпив вина, приступили к процессу поглощения горячего. Божественно! Форель таяла во рту, а миндаль оставлял экзотическое послевкусие. Музыка зазвучала громче, первые пары пошли танцевать. Обзор начали закрывать танцующие тела, то плавно покачивающиеся, то, конвульсивно дергающиеся под современные мелодии. Адвокат поморщился — эстетического наслаждения он явно не испытывал.

Рассчитавшись с официантом, он еще раз предложил нам поиграть в боулинг. То ли вино подействовало, толи вид танцующих поднял мою самооценку, но я решительно приняла предложение, а запротестовавшую было Клаву просто оборвала:

— Не выдумывай! Мы сейчас покажем класс!

Тебе-то что, ты вообще в брюках. Вперед! — сама я была в узком платье, до колено, совсем не годившемся для игры.

Аркадий Яковлевич оценил мою готовность и .повел нас переобуваться. Через пять минут исходную позицию у одной из дорожек заняло весьма живописное трио: толстый солидный мужчина в джинсах на подтяжках и без пиджака, худенькая шатенка в брючках и довольно забавная особь женского пола в вечернем платье и спортивных ботинках, надетых на белые носки. Глядя на себя, я вспомнила душещипательное фильмы времен застоя, где героини ходили на танцы в носочках и босоножках. Инструктор же не обратил никакого внимания на мой нелепый вид. Он тут, наверное, такого насмотрелся, бедолага! Теперь ничему не удивляется.

Я лукавила, говоря, что ничего не смыслю в боулинге. Пару раз до этого мне приходилось участвовать в подобном мероприятии. И сейчас, глядя ;на свои наманикюренные пальцы, я подумала: «Все, хана ногтям!» Но настроение было боевое, и я решила бросать шар первой. Как и следовало ожидать, в таком узком платье принять необходимую позу никакие удавалось. Недолго думая, я задрала юбку до длины отчаянного мини и ринулась вперед.

Может быть, какие-то изъяны в моей фигуре и присутствовали, но ног это не касалось. Ноги у меня что надо! А если кому не нравится, может не смотреть! Первый результат был не самым лучшим, но он, по крайней мере, был. Клавке повезло меньше, она чуть было не улетела вместе с шаром, чем вызвала корректное замечание инструктора. Для второго броска она долго подбирала шар и выбрала, на мой взгляд, слишком легкий, чтобы добиться удачи. Все кегли стояли на месте как вкопанные, любезно пропуская Клавкин шар сбоку. Адвокат сделал бросок на удивление легко и выбил страйк. Клава подпрыгнула и громко захлопала в ладоши Веселилась она недолго, до своей очереди бросать Я пыталась давать ей советы, но она не слушала, И если бы Аркадий Яковлевич не предложил нам съесть по мороженому, настроение у нее испортилось бы окончательно.

Домой я вернулась за полночь. Адвокат вызвал нам с Клавой такси. Созвонившись с подругой и узнав, что она добралась благополучно, я мгновенно заснула.

* * *

— Прошу прощения за поздний звонок, но есть новости.

— Рассказывайте.

— Из подвала дома моих знакомых есть ход в дом на Майской, — продолжал Аркадий Яковлевич.

— И они туда ходят?

— Нет, пока нет. Проход заложен кирпичом, вы сразу заметите где, кладка более свежая.

— Спасибо, я все понял.

Аркадий Яковлевич откинулся в кресле и закурил трубку.

19

Мы сидели в Клавкиной гостиной, которая спокойно могла служить натурой для съемок очередной серии фильма «Бушующая планета. Ураганы». Только перья из подушек не летали в воздухе. Подушки у Клавы были синтетическими.

Вот именно, были.

— Смотри, Клава, положенные по диагонали ковры тоже замечательно смотрятся, — вполне искренне сказала я.

Клава отвлеклась от своих мрачных мыслей и с интересом уставилась в пол:

— Есть в этом что-то…

Снова повисла тишина, это было так непохоже на нас с подругой. Я долго не решалась спросить, но не выдержала:

— Что пропало?

— Пока не знаю, но все, что было ценного в моем доме, осталось на месте, — она была озадачена.

— Странно… И дверь закрыта, и окна целы.

Как они прошли в твой дом?.

— — Почему они? Ты думаешь, их было несколько?

— Ну, чтоб устроить такое…

— Нужны лишь сила и творческий подход! — Похоже, подруга восхищалась человеком, превратившим ее дом в магазин секонд-хэнд в день прибытия тюков с новым товаром.

— Ну я вполне понимаю, что вор выпотрошил все шкафы, переворошил всю одежду и белье, — недоумевала я, — но эти манипуляции с коврами мне непонятны. Ну заглянул под них, убедился, что сейф там не стоит, и оставь их в покое! Улететь он на них, что ли, собирался в случае внезапного появления хозяев? — сказала я и осеклась:

— Клава!

— Что?

— Да вор залез в твой дом через подвал! Теперь все складывается.

— Точно, — подхватила Клавдия мою догадку. — Окна, двери целы, а ковры сдвинуты.

— А вдруг он сейчас сидит под полом и слушает нас, ждет, когда мы уйдем? — предположила я.

— Сейчас он дождется! — Подруга резко вскочила с дивана, подлетела к пианино:

— Чего сидишь? Помогай!

Сначала я не поняла, что она собиралась делать, но потом в ходе ее действий разобралась…

— Клава, я больше не могу, — стонала я, толкая неподъемный инструмент к центру комнаты. Обычно пианино вшестером или ввосьмером несут взрослые амбалы. Мы с Клавой справились за считанные минуты. Инструмент монументально стоял посреди гостиной, закрывая собой люк в подвал. Подруга артистично открыла крышку клавиатуры и наиграла Бетховенское «та-та-та-та-а-а!!!» в нижнем регистре, громко и многозначительно процитировав великого композитора:

— Музыка должна высекать огонь из мужественной души!

— Клава, ты в порядке? — забеспокоилась я.

— Теперь — да!

Клава защищала свое разоренное жилище.

Я вышла в кухню. Не мешало бы подкрепиться или, на худой конец, выпить чего-нибудь.

Я пошарила глазами по полкам буфета в поисках приличного кофе. Клава в этом вопросе была неприхотлива, я же, напротив, привередлива. Баночек было много… Ага, вот «Нескафе», вполне сгодится. Я открыла крышку и нырнула туда носом. Это не кофе. А что же?

Я макнула палец в порошок и пригляделась повнимательнее, пробовать на вкус не рискнула.

31
{"b":"5614","o":1}