ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 12

Дора Абрамовна всю ночь не смыкала глаз. Взбудоражила почти всех друзей и знакомых, разыскивая мужа. Но безуспешно. Утром она вспомнила Кукушкина. Трубку, естественно, поднял сонный Курочкин.

– Кому и что надо? – так обычно начинают телефонный разговор театральные работники.

– Василий Васильевич?

– Да, ну и что с этого?

– Здравствуйте, миленький, Дора Абрамовна тревожит. У вас, случайно, моего мужа не было? Понимаете, я не спала всю ночь…

– С кем?…

– Василий Васильевич, мне не до шуток!

Курочкин наконец вспомнил, что должен всегда отвечать по телефону вместо Кукушкина:

– А, Дора Абрамовна, здравствуйте! Извините, я еще не проснулся. Но вашего мужа я даже во сне не видел. А куда он запропастился?

– Если б я знала, родненький, – плаксиво завыла Клопова жена. – Господи, и за что мне такое наказание! Я, старая преданная дура, разыскиваю его, а он хотя бы позвонил. Куда он пропал, ума не приложу.

– Ну, человек – не собака, найдется. А вы позвоните в милицию.

– Какая милиция? При чем здесь милиция? Ну и шуточки у вас! – обиделась Дора Абрамовна и бросила трубку так, словно она была раскаленной.

А еще через полчаса Курочкину позвонил Кукушкин:

– Привет, бездельник! Ты уже завтракал?

– Конечно, нет.

– Тогда давай пообедаем. Приглашаю в кабак.

– За твой счет и мой карман?

– Трепло, я могу обклеить тебя сторублевыми бумажками в несколько слоев.

– Спасибо, в один слой достаточно. Кстати, Дора Абрамовна разыскивает своего пропавшего мужа.

– А почему она у меня его разыскивает? У меня что, притон для взяточников?

– Не знаю, тебе виднее…

– Ах да, вспомнил! – Кукушкин рассмеялся. – Ну, старый хрыч разгулялся перед смертью! Впрочем, рядом с такой женщиной, как Люся, можно и в гроб лечь.

– А кто такая Люся?

– О, это, безусловно, не Венера, но что-то венерическое у нее определенно есть… Короче, старик, стыкуемся в два. Сначала в ЦУМе. Прибарахлим нашу Олечку на несколько фунтов, а потом – кордебалет, варьете! Чао, оборотень!

Этот звонок поднял Курочкину настроение. Он решил, что с сегодняшнего дня, раз у него нет своего ума и счастья, будет во всем подчиняться Кукушкину.

За два часа до встречи Курочкин вспомнил, что уже три дня без горячей пищи, и зашел в кафе. Но аппетит ему испортил подвыпивший посетитель, севший возле него за один стол. Он пил медленными глотками жидкую сметану и все время стонал. Вдруг его что-то насторожило, и он лениво заглянул в стакан. Там была муха.

– Ты дывы, злодюга! – выругался он и невозмутимо достал насекомое пальцами, обсосал на нем сметану и, не глядя в сторону, выбросил: – А бодай ты здохла!

Муха попала в тарелку Курочкина. Не притронувшись к пище, Вася зажал рот рукой и вылетел из кафе.

А Кукушкин накануне встречи решил просто прогуляться пешком. Он еще ни разу не прислушивался к мыслям прохожих… И о чем эти люди только ни думали! Особенно женщины. Одна, уже довольно немолодая, с тяжелой домашней сумкой, так проклинала своего мужа за то, что он ей испортил молодость, что едва не столкнулась с киоском. Рядом с ней семенила женщина помоложе и раза в три тоньше. Ее мучил один философский вопрос: как умудрилась ее сотрудница Алина иметь мужа на двадцать лет старше, а любовника на пятнадцать моложе? Для нее это была загадка без разгадки, хотя в жизни это, вероятно, выглядело очень просто: муж – профессор, любовник – студент.

А третья, что» шла рядом с Васей, все время улыбалась, сама не зная почему. Может, подсознательно хотела, чтобы кто-то обратил на нее внимание и оценил ее красоту?

Но разве современные мужчины умеют это делать! У них на уме было совсем другое! Один, бородатый и с лысиной, к примеру, все время думал о том, как вытолкнуть своего начальника на пенсию. У другого, с бордовой бородавкой на лбу, уже целый год стоял поперек горла любовник его шефини, третий дрался за теплое местечко в конторе. У четвертого была единственная проблема – «на шару» похмелиться. Пятый подсчитывал в уме «навар», шестой спешил выполнить личное поручение директора, седьмой, сельский, просто считал этажи, восьмой…

Ну некому, некому было обратить внимание на обворожительную женщину, которая шла по улице с открытой улыбкой и ни о чем не думала. Не подошел к ней и Вася Кукушкин, потому что у него неожиданно закружилась, а затем и разболелась голова.

Кукушкин отошел в сторону и остановился. Он начинал понимать, что настраиваться одновременно на мысли многих людей ему небезвредно. Так не мудрено попасть и в палату для самых «счастливых» людей. Оказывается, своими уникальными возможностями нужно пользоваться осторожно.

Немного отдохнув и расслабившись, Вася пошел дальше. Головную боль устранил методом «кулак-по-лбу-терапии». Это довольно просто: чувствительный удар по лбу снимает прежний болевой шок. Этот метод Вася открыл еще в студенческие годы, начитавшись «медицинской акупунктуры». Часто применял его по утрам, особенно на похмелье.

Возле какого-то учебного заведения Кукушкина заинтересовал один субъект. Естественно, это была молодая особа, в противном случае «это» не привлекло бы его внимания. Девушка плакала: ей не хватало полбалла, чтобы попасть в институт. Вася, вышедший на борьбу со злом, право же, не мог пройти мимо человеческого страдания. Он решительно остановился и несколько минут слушал горестные мысли кареглазого, взлохмаченного и юного создания.

– Надя Синицына, – обратился он к ней весело, – птичка моя ненаглядная! Чтобы поступить в этот… – Вася быстро прочел вывеску «Педагогический…», – институт благородных девиц, нужно знать все или ничего…

– Неправда! – быстро заговорила Надя. – Я талантлива. Я дико талантлива! Меня зарезали. Я проработала три года пионервожатой, у меня направление…

– Я знаю. Я все знаю. Мне, к примеру, известно, что твоя мама работает в цирке.

– Вот видите, – грустно усмехнулась Надя, – у меня даже талант по наследству. Я третий год поступаю, и каждый раз у меня не хватает полбалла. Говорила мне мама, поступай на нормальный факультет…

Надя поступала на дефектологический. Там была выше стипендия. После окончания – городские направления. И главное – больше зарплата, чем у нормальных учителей. Это и стало основной причиной неуменьшающегося конкурса.

– Ничего подобного, Надюша, у тебя все в норме. Жди меня на этом месте… через пятнадцать минут, – сказал многообещающе Кукушкин и решительно открыл массивную дверь.

Декана факультета уже несколько дней подряд «бомбили» по телефону со всех концов города. Платок, которым он все время вытирал потное лицо, можно было уже выкручивать. Вася подождал, пока закончится очередной довольно длительный и неприятный телефонный разговор. За это время он успел кое-что выудить из взъерошенных мыслей Вадима Вадимовича.

– Послушай, дружище, посылай всех к черту, а сам не ругайся, – дружески заговорил Кукушкин и пожал ему руку так, будто они были знакомы давным-давно. – Здравствуй, дорогой!

– Не говори, черт меня дернул согласиться на эту должность! – вздохнул декан и поменял платочек. Он выглядел старше Кукушкина лет на пять. – Представляешь, пугают, угрожают, взятки предлагают…

– Гони прочь наглецов! Всех денег не заработаешь, а свобода дороже всего, – уверенно советовал Вася, уже не сомневаясь, что этого декана взятками не купишь.

Вадим Вадимович даже не попытался вспомнить, откуда он знает Кукушкина. Ему так заморочили голову за эти дни телефонными звонками, что он не помнил свою собственную жену. Этим и воспользовался Вася:

– Да, Вадик, ты еще не забыл, что сегодня с женой приглашен в ресторан «Метро»? Сегодня там дебютирует варьете лилипутов.

– Ты знаешь, за работой я даже забыл, что женат, – ответил машинально декан, разводя руками. – Слава Богу, хоть детей нет. Впрочем, кажется, есть…

– Вот и прекрасно! Дети – твое будущее, – обрадовался Кукушкин. – Кстати, твоя благоверная попросила передать, чтобы ты из продуктов ничего не покупал. Извини, у меня еще дела. Да, чуть не забыл: Сергей Петрович недоволен, что на твой факультет попадают посторонние люди. Родители Синицыной Надежды подняли такой шум, что дошло слишком высоко. Учти, он рекомендует исправить положение.

24
{"b":"56147","o":1}