ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Перед дверью своей квартиры она истерично заплакала. Затем прислонилась к лифту и начала вспоминать адрес, который продиктовал ей по телефону неизвестный. И, к своему удивлению, быстро вспомнила…

Кукушкин в ожидании Доры Абрамовны уже выкурил третью сигарету. Он улыбнулся, когда увидел, как Дора Абрамовна торопливо перебегала улицу. Казалось, она вот-вот покатится, как колобок. Смешно было смотреть, как на ней все тряслось. Было ясно, что исстрадавшаяся супруга шла в сторону нового микрорайона, где жила Люся. Посчитав до тридцати, Вася трижды сплюнул для удачи и отправился выполнять намеченный план.

После долгих раздумий Хитроумов все же решил отдать дочь за Виктора. Это решение пришло после того, как он понял; Кукушкина ему не приручить. Уж слишком он свободолюбив, а Всеволод Львович любил послушных. Вот и сегодня… Уже около десяти утра, а Кукушкин еще не пришел. Вчерашний телефонный разговор с ним Хитроумова насторожил. Не хитрит ли этот телепат?! Ведь он специально пригласил Васю, чтобы поделиться приятным событием в своей жизни: его назначили директором ресторана…

Наконец прозвучал долгожданный звонок. Но вместо ожидаемого Кукушкина в квартиру вошел Виктор.

– А, это ты, плебей!

Из спальни вышла жена Хитроумова, поправляя на себе бархатный халат. Увидев Виктора, она пошла на кухню, сделав вид, будто его не заметила.

– Дорогая, принеси нам чего-нибудь освежающего, – попросил ее Хитроумов.

– Всеволод Львович, отец родной, сегодня я сдал последний экзамен, – Виктор взял со стола сигареты и закурил. – Я так рад вас видеть, что не нахожу нужных слов.

– Врешь, мерзавец. – Хозяин тоже закурил и сел в уголок отдыха. – Нужные слова ты находить умеешь. Другое дело, можешь ли ты нужную сумму в нужный момент находить…

Виктор не успел ответить, потому что Виктория Леопардовна принесла маленький комнатный вентилятор и поставила перед мужем на стол.

– Дорогая, а зачем это? – поинтересовался муж. – Ведь в гостиной открыто окно.

– Ну ты же сам просил что-нибудь освежающее, – улыбнулась она и щелкнула выключателем.

В лицо Хитроумову повеяло прохладой, что было очень кстати. К тому же он получил маленькое наслаждение от того, что жена еще не потеряла чувства юмора.

– Здравствуйте, многоуважаемая Виктория Леопардовна! – подчеркнуто вежливо поздоровался Виктор. – Как ваше драгоценное здоровьице?

– Хорошо, сейчас я принесу кофе и «что-нибудь», – сказала она небрежно и снова ушла на кухню.

Всеволод Львович заржал. Затем, потянувшись, как бы между прочим сообщил:

– Мой шеф написал заявление. Наверное, он сошел с ума. В результате – он на пенсии, а я директор ресторана. И зачем мне это нужно…

– Это же отлично! – обрадовался Виктор. – Значит, у меня появилась надежда стать вашим заместителем.

– Я же сказал, что с ума сошел мой шеф, а не я.

– Жаль, а я уже почти защитил диплом.

– Кретин, я не желаю из-за тебя погореть.

– Почему? Неужели вы действительно считаете, что я настолько?…

– Я знаю, что ты, к примеру, в котлеты «Метро» будешь класть гвозди вместо докторской колбасы. Угадал? – Хитроумов хитровато прищурился.

– Ничего подобного, – возразил гость. – Я знаю, что в котлетах «Метро» должно быть куриное мясо.

– Вот именно, – усмехнулся иронично Хитроумов. – А вместо подливы твои куриные мозги.

– Отец родной, чем я вас опять прогневил? – Виктор сел напротив него и сделал грустное лицо.

– Прогневить ты меня никак не можешь, – хмыкнул презрительно хозяин и, вспомнив, что сегодня еще не кормил рыбок, пересел на карниз фонтана и начал подсыпать подкормку. – Ладно, вот тебе еще вопрос. Представь себе, что ты нашел десять тысяч…

– Где? – у без пяти минут инженера появилась насмешливая улыбка.

– Ну хорошо, представь себе, что ты их украл! – с некоторым раздражением повторил хозяин. – Куда ты их понесешь?

Виктор молчал: он боялся ответить неправильно.

– Понятно, – презрительно сказал хозяин. – Развиваю вопрос. Деньги оказываются государственными. И от того, вернешь ты их или нет, зависит судьба человека. Может, даже твоего хорошего знакомого. Как ты поступишь?

– Всеволод Львович, зачем же мне представлять то, чего никогда не будет! Вы так говорите, будто эти десять тысяч могут лежать в парке под скамейкой, – с досадой ответил гость.

– Может, ты и прав, но… это не ответ. Скучный ты какой-то. Нет у тебя никакой фантазии. В одном я тебя никак не пойму: ты действительно плебей или у тебя дьявольское терпение? – Хитроумову надоело кормить рыбок, и он начал подсыпать пшено канарейкам.

– Не знаю, отец мой, вам виднее, – угодливо ответил Виктор. – Я знаю только одно: чтобы не наживать себе мозолей, не носи тесную обувь. И не скучный я, а просто преданный.

– Что? Преданный, говоришь?! – Всеволод Львович быстро зашел в спальню и вернулся через несколько секунд. В руке у него была пачка сторублевых купюр. – Вот что, сейчас ты разденешься… полностью, одежду оставишь на балконе, а сам заберешь деньги и покинешь мой дом навсегда. Если ты любишь мою дочь, ты это сделаешь!

– Не понял!.. – попытался возмутиться Виктор.

Не сказав больше ни слова, хозяин гордо бросил пачку денег на стол и подошел к телефону, чтобы позвонить Кукушкину. Домашний телефон Кукушкина не отвечал. На работе его не было. Хитроумов заволновался. Он даже не услышал, как в гостиную вошла Виктория Леонардовна и принесла коктейли со льдом. В гостиной ни Виктора, ни денег на столе уже не была. В кресле валялся только его костюм.

Всеволод Львович брезгливо взял его одежду и вынес на балкон. Вдали, по другую сторону проспекта, он заметил обнаженного человека, который пытался остановить такси, плюнул, засмеялся, довольный проверкой, и вернулся в комнату. Ему надо было снова позвонить…

Когда в квартире Клопа раздался телефонный звонок, Кукушкин уже заканчивал укладывать последние иконки. Драгоценности и антиквариат едва уместились в большой спортивной сумке. Сумка не застегивалась, и пришлось сверху положить халат хозяина, висевший на спинке кресла.

Вася торопился. Сердце, казалось, вот-вот выскочит из груди. Уходя, он даже забыл закрыть книжный шкаф. Только на улице, отойдя от дома Клопа на несколько кварталов, он остановился, чтобы закурить. За эту минуту или две пришло решение, что делать дальше.

Вася отправился на железнодорожный вокзал и спрятал сумку в автоматическую камеру хранения. А еще через полчаса он позвонил в милицию:

– Алло, милиция?

– Дежурный слушает…

– С вами говорит инкогнито. На вокзале в камере хранения в двадцать пятой ячейке находятся деньги и драгоценности на очень крупную сумму. Я их реквизировал у крупного взяточника и мошенника, которого вы не смогли обезвредить. Причитающееся мне вознаграждение передайте в детский дом. Записывайте код…

– А кто это говорит?

– Я же сказал – инкогнито! Не задавайте глупых вопросов. Скоро я вам позвоню снова…

28
{"b":"56147","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Кто не спрятался. История одной компании
Пятая дисциплина. Искусство и практика обучающейся организации
Север и Юг. Великая сага. Книга 1
Система минус 60, или Мое волшебное похудение
Здоровая, счастливая, сексуальная. Мудрость аюрведы для современных женщин
Тёмные не признаются в любви
Материнская любовь
Автономность
Очаровательный негодяй