ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Василий Васильевич, откройте, пожалуйста, дверь кассиру и получите свой добросовестно заработанный гонорар! – вежливо окликнул его Всеволод Львович и тихо постучал.

– Заходите, дверь открыта! – ответил Кукушкин, уже сидя в кресле и покуривая. Хитроумов пропустил кассира вперед, затем с улыбкой зашел сам и с протянутой рукой поспешил к Васе. Пока они обменивались рукопожатиями, кассирша достала деньги, расходный ордер и положила на стол.

– Напишите, пожалуйста, сумму прописью, поставьте сегодняшнее число и распишитесь в получении, – с волнением сказала женщина и дрожащей рукой протянула получателю шариковую ручку.

Кукушкин спокойно расписался и посмотрел на три пачки не распечатанных пятидесятирублевых купюр. Затем одну из них надорвал и дал несколько ассигнаций кассиру.

– Ой, вы так добры, спасибо! – женщина от радости покраснела и несколько раз всхлипнула. Перед уходом она долго кланялась и желала многих лет жизни дарителю.

Оставшись наедине с Кукушкиным, Хитроумов подчеркнуто сказал:

– Василий Васильевич, я считаю, что со мной работать можно. Гонорары я плачу приличные. Но если вас они не устраивают, подумаем, как их увеличить.

– Хорошо, Всеволод Львович, о своем решении я вам сообщу завтра, – ответил Вася и спрятал деньги в карман пиджака, который висел на спинке кресла. – А сегодня мне еще нужен выходной. Всех денег не заработаешь, а душевный покой важнее.

Кукушкин захотел отметить свой день зарплаты с кем-нибудь из своих проверенных любовниц. С Любой решил порвать навсегда. Олю он поклялся не беспокоить до конца своей жизни. Оставалась только Вита. При мысли о ней у него сжалось сердце, и ему показалось, что он по ней соскучился.

– Пожалуйста, вызовите мне такси, – попросил он Хитроумова и начал переодеваться.

В театре он Виту не застал и сразу же поехал к ней домой. Увидев Кукушкина на пороге своей квартиры, Вита бросилась ему на шею. Она сначала обцеловала ему все лицо и лишь потом провела его в свою комнату. Только сейчас Вася почувствовал, что она его любит, как кошка. Из ее мыслей он понял также, что она была беременна от него на втором месяце.

– Ты хочешь мне родить потомка?! – Кукушкин нежно погладил Виту по животу. – Ну что же, я согласен. Материальное обеспечение гарантирую.

– Если я даже и соберусь рожать, то не для тебя, а для себя, – с гордостью ответила она и оттолкнула его руку. – И ничего мне от тебя не надо. Мне достаточно, если я буду тебя видеть хоть раз в месяц. И не обманывай себя и других, все равно ты не сможешь любить только одну женщину. Ты Кукушкин, а это значит…

– Кстати, сегодня у меня праздник. Сегодня у меня зарплата! – весело сказал он и выложил перед ней на стол все полученные деньги. – Это для твоего будущего сына! Половину положи на книжку.

Вита в изумлении села на диван и долго смотрела на деньги. Она, конечно, и раньше не сомневалась в щедрости Кукушкина, но чтобы до такой степени…

– Слушай, Василек, так ты же можешь содержать целый гарем. Нет, ты не человек, ты демон-соблазнитель! Но сколько б ты не старался, из тебя все равно не получится ни мужа, ни отца. Ты вечный любовник. Тебя это не пугает?

Кукушкин рассмеялся, поднял Виту на руки и начал кружиться с ней по комнате.

Она была невероятно счастливой:

– Люби меня, Кукушкин, люби! Люби сегодня, сейчас. Я не хочу думать, что будет потом. Я хочу твоей любви, я хочу страдать только из-за тебя! Люби, люби, люби!..

Генриетта Степановна прождала в приемной Кукушкина до вечера. Она все время представляла, как будет признаваться ему в любви и извиняться перед ним. Каждый продуманный ею эпизод отрепетировала неоднократно, удивляясь своим внезапно открывшимся актерским способностям, но чем ближе было к вечеру, тем больше она остывала. Наконец ей надоело ждать, и она решила оставить ему записку.

Но тут она случайно посмотрела на себя в зеркало. «Господи, да кому ты нужна, старая дура! – в ужасе подумала она, испугавшись своего лица. – Так это еще на тебе полпуда пудры и всякой прочей дряни. А если это все смыть?! Нет, что-то здесь не то, по-моему, это зеркало какое-то кривое. Утром я была очень даже ничего. Господи, и что только время не делает с человеком! Ладно, хватит ныть, от волнений и переживаний ты лучше не станешь», – решила Генриетта Степановна и с улыбкой подмигнула сама себе.

Глава 8

Роберт Михайлович Маршал, юрист по образованию, имел собачий нюх на деловых людей. Собственно, собак он любил больше, чем людей, хотя на работе ему приходилось строить из себя великого человеколюба. Личная жизнь у него, можно смело сказать, не удалась. Первый раз он женился четверть века тому назад. Только через год совместной супружеской жизни ему стало известно, что его жена была наркоманкой. Но развелся он с нею гораздо позже, когда продвинулся по служебной лестнице благодаря тестю.

Последующий его брак был еще менее удачным, хотя выгод от него получил немало. Второй его тесть занимал солидное положение в городе, и с его помощью Маршалу удалось получить кресло мэра одного из районов. Вскоре после этого он узнал, что его жена супружеской верности предпочитает разврат. Местные внутренние органы разоблачили подпольный «Клуб независимых женщин», в котором она была активным участником. Пустив в ход все свои связи, Роберт Михайлович погасил скандал практически без потерь. Правда, ему пришлось (без всякого сожаления, между прочим) пожертвовать женой, переселив ее в отдаленные места на Крайнем Севере.

Третий раз Маршал женился очень осторожно. В жены он на этот раз взял скромную деревенскую девушку. Нельзя сказать, что она его осчастливила, но домохозяйка и служанка из нее получилась отменная. Ни о какой любви речи, конечно, не могло быть, так как каждый из них знал, на что идет. Жена его получила прописку и превосходную квартиру, а он всегда был сыт и «выглажен». Любовь Роберт Михайлович, естественно, искал на стороне, а жена закрывала на это глаза, что вполне его устраивало.

Родила ему жена единственную дочь, и недавно они отметили двойной праздник: совершеннолетие дочери и свою хрустальную свадьбу. На торжество были приглашены все лучшие люди города, среди которых впервые оказался и Хитроумов. Правда, Всеволод Львович был приглашен сестрой Маршала Екатериной Михайловной, но это ничего не меняло: случайные гости в этом доме не появлялись.

Подарки принимались только из чистого золота в форме ювелирных изделий. Лишь особо приближенные к семье Маршалов преподносили конверты с наличными. Хитроумов подарил дочери перстенечек с изумрудом, а родителям – набор миниатюрных золотых чайных ложечек. По этой причине он оказался в числе самых почетных гостей и сидел за столом рядом с Робертом Михайловичем.

После довольно длительного застолья Маршал пригласил его в свою бильярдную покурить. Роберт Михайлович предложил ему сыграть партию на желание. Хотя Хитроумов неплохо играл в бильярд, но согласился с некоторым опасением, так как плохо представлял, какие желания могут возникнуть у этих «всемогущих людей.

Партия была упорная, хотя разговор начался достаточно дружелюбно.

– Всеволод Львович, так что за человек этот ваш Кукушкин? – спросил соперник, промазав довольно легкий шар.

Всеволод Львович сначала забил «подставку», затем у него довольно удачно получился «дуплет», и только после третьего забитого шара он ответил:

– Работать с ним можно, хотя, Роберт Михайлович, человек он опасный.

Кий в этой партии Маршалу уже не пришлось взять; последние пять шаров были забиты подряд.

– Даже опаснее, чем вы? – спросил Маршал спокойно. – Вы обыграли меня всухую, так что я выполню ваше двойное желание.

– Я хочу, чтобы вы мне дважды пожали руку, – вежливо сказал гость, не скрывая, что это для него важнее всего.

– Ну что же, приятно иметь дело с таким соперником, – хозяин с улыбкой пожал ему руку и даже похлопал по плечу.

54
{"b":"56147","o":1}