ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ночью Кукушкина разбудил «отец». Вася долго не мог понять, в чем дело.

– Василий Васильевич, телефон звонит.

– А вы сами не могли поднять трубку? – простонал Кукушкин и, с трудом поднявшись, подошел к аппарату. – Алло, кому это не спится в ночь глухую?

– Василий Кукушкин? – спросил его мужской голос.

– Ну и что с этого? Вы не могли узнать об этом утром?… – Вася уже разозлился, что ему прервали красивый сон.

– Извините, Василий, но вы мне должны сто тысяч, – неизвестный голос сделался угрожающим.

– А почему только сто, а не целый миллион? – Кукушкин решил, что над ним кто-то пошутил. – Мошенники должны делиться между собой добычей.

– Предупреждаю вас, будете торговаться – вам же обойдется дороже, – грозно предупредил неизвестный и добавил: – Даю вам на размышление три дня. Напоминаю, если хотите, чтобы у вас осталась голова на плечах, советую не торговаться со мной. До свидания!

Вася некоторое время слушал короткие гудки, но не страх, а неудержимый смех вдруг разобрал его. Он громко расхохотался и долго не мог успокоиться. Затем упал на ковер с трубкой в руке и начал кататься.

– Что с вами, Василий Васильевич? – спросил его с олимпийским спокойствием «отец» из своей комнаты.

Вася внезапно перестал смеяться и насторожился. Он неожиданно обнаружил, что ему почти неведомо чувство страха.

– Послушайте, черт побери, как вас все-таки зовут?

– Вы же знаете, что у меня – ни имени, ни кола, ни двора, – ответил спокойно «отец» голосом робота.

– Отец мой родной, а вы видели когда-нибудь в лицо шантажиста, рэкетира?

– Я не знаю, кто это такие.

– А смерти боитесь?

– Всех нас родила земля и всех нас заберет обратно. Смерти и рождения не существует, есть только разновидность существования дураков во времени.

«Поговорили. С этим аскетом с абстрактным построением мозгов пообщаешься. А все же он чем-то развлекает. Кто он?» – с этим вопросом Вася не мог уснуть до самого утра. Более того, он съел все, что было приготовлено ему на ужин. Пошли в ход даже припасы из холодильника. Кукушкин удивился, откуда у него появился такой зверский аппетит. К восходу солнца в хлебнице не осталось ни крохи даже тараканам. Насытившись, Вася нырнул с головой под одеяло и проспал до обеда.

Перед представлением Кукушкин заехал к Вите в театр. Остановился он специально с противоположной стороны здания и зашел в ее костюмерную через дворы со служебного хода. Она его уже ждала с неприятной вестью.

– Ну наконец-то! – воскликнула Вита и со слезами бросилась ему на грудь. – Где ты столько пропадал, гад ползучий?! Искуситель подлый…

Пока она плакала, из ее запутанных мыслей Вася понял, что ее тоже шантажировали. Значит, им занялись серьезно.

– Кукушкин, забери… забери деньги обратно! – рыдала она. – Они… он сказал мне по телефону, если я на тебя не повлияю, они тебя… убьют!

– Ничего они не сделают! – разозлился Вася и начал ее трясти. – Слышишь, ничего! И успокойся.

– Оставь меня в покое, прошу тебя, я хочу иметь нормального ребенка и больше ничего, – Вита достала из стола толстый пакет. – Забери свои деньги и уходи навсегда…

– Предательница! И это вся твоя любовь?! – взорвался Кукушкин и заметался по комнате, затем схватил ее за руку и потащил к выходу. – Пошли!

– Куда ты меня… я же на работе! Меня же режиссер изнасилует!

– С сегодняшнего дня твой режиссер будет насиловать только твою бабушку. И вообще, я сегодня на тебе женюсь! – решительно сказал он и крепко прижал ее к своей груди. – Успокойся и никого не бойся, моя дурочка.

В его объятиях Вита немного успокоилась, затем уцепилась руками за его шею и тихо, всхлипывая, произнесла:

– Если так, я согласна. Ребенок будет твой, ты не волнуйся…

Спустя полчаса они уехали. Кукушкин специально вел себя вызывающе, так как хотел показать своим преследователям, что он никого не боится. Впрочем, «хвоста» на этот раз за ним не было. Перед выступлением Вася позвонил из своей гримерной Лунину и попросил срочно приехать к нему. Он почувствовал в себе невероятные силы и желание побороться со своими врагами. Тем более что он с детства мечтал о романтических приключениях.

– Вита, Виточка, Виктория, ты же моя победа! – повторял он, поднимая себе настроение и успокаивая свою невесту.

И она ему поверила больше, чем себе, хотя раньше ей не раз приходилось разочаровываться в мужчинах.

После второго представления Кукушкин попросил Хитроумова уйти с глаз долой и закрыл гримерную на ключ. Вита и Лунин уже ждали его за столом и пили кофе. Им предстоял секретный разговор. На подносе рядом с третьей чашкой лежали какие-то три миниатюрных предмета, похожие на пуговицы.

– Что это? – спросил Вася и начал пить приготовленный для него кофе. – У-у, какая вкуснятина!

– А это, уважаемый Василий Васильевич, электронные подслушиватели, – ответил Иван Дмитриевич. – Я отыскал их в гримерной и ванной. Думаю, что это еще не все. Так что вам большой почет и уважение.

– Что вы говорите! Ай-я-яй, – Вася почувствовал прилив гордости. – Не каждый может удостоиться такой чести.

– Василек, я боюсь за тебя, – взволнованно сказала Вита. – За тобой следят, как за шпионом.

– Не бойся, дитя мое, ты под надежными мужчинами, – неудачно пошутил Вася и чмокнул свою чашку. – Мы с Иваном Дмитричем кастрируем каждого, кто посмеет нарушить наши мирные и демократичные желания. Я прав, Иван Дмитриевич?

– Да, Василий Васильевич, вы правы, я знал, что вы меня обязательно позовете… на свою свадьбу, – поправил на себе штатский пиджак майор. – Эх, если бы мой семейный опыт и кулинарные знания да объединить с вашими возможностями, то к пенсии я дослужился бы до генерал-рядового. Правда, погон еще не придумали для такого чина…

– Извините, так вы кулинар или милиционер? – спросила его Вита.

– А черт его знает… Представляете, я мечтал попасть в милицию с детства, но так как мне всегда хотелось есть, я закончил кулинарное училище. А в милиции я после армии.

– И сколько же вам лет?

– Полвека существую и четверть века охраняю ваш покой, – Лунин немного пригрустнул.

– Плохо охраняете, – угрюмо сказал Кукушкин. – Вот именно по этому вопросу я и хотел с вами посоветоваться.

Вася вскочил на ноги, быстро подошел к двери и выплеснул остатки кофе в замочную щель, в которую подглядывал Хитроумов.

За дверью послышался грохот и звон разбитого стекла. Это Всеволод Львович отскочил, ошпаренный, и завалился на журнальный стол, где стояла настольная лампа. Он стонал и корчился от боли и злости.

Глава 12

Секретный план Кукушкина, оглашенный в присутствии Лунина и Виктории, заключался в следующем: Маршала они разоблачают на второй день свадьбы его дочери, когда все почетные и уважаемые гости будут у него дома; Маршал, в свою очередь, безусловно, будет искать защиты у своих могущественных друзей, на которых хранит тайные досье; Маршал никогда не станет тонуть в одиночку, а окружающие его «соратники» в свою очередь побоятся вытаскивать его из трясины, рискуя замараться, вот тут и сработает, был уверен автор плана, принцип: «воровали вместе – и отвечать вместе», и Роберт Михайлович пустит свои тайные досье в ход.

Вася был очень уверен в успешном осуществлении своего плана. А тут и фортуна, можно сказать, обернулась к нему лицом. Маршал пригласил Кукушкина на охоту. Присутствовали снова Захарчук и Властолюбченко, несколько человек из мелкого начальства, которых брали обычно для того, чтобы они загоняли гончими псами дичь в ловушку, ну и некоторые незнакомые Васе лица, о которых не принято было говорить персонально, зато каждому из них предоставлялось право встречать дичь и стрелять первым.

И хотя Кукушкину тоже дали ружье и патроны, ему была отведена Робертом Михайловичем роль наблюдателя. Вася принялся за свое дело с удовольствием, ибо чувствовал, что он скорее выстрелит в любого из охотников, нежели там в какую-то зверюшку. Чаще всего он вертелся возле Захарчука, выслушивая его тайные мысли. К обеду ему стало ясно, что генерал настолько ненавидит и боится прокурора, что готов утопить его в ложке охотничьей ухи. Властолюбченко, в свою очередь, остерегался Захарчука и его связей, но ждал удобного случая «повесить его, зарвавшегося, на первом же суку». Но пока ему в этом мешал Маршал. Этот человек с длинными руками между ними был как бы связующим и временно примиряющим звеном. Нельзя сказать, что сам Властолюбченко был чист перед законом, как горный хрусталь, хотя он и считал себя ангелом по сравнению с другими. Он всего-навсего устроил свою дочь в институт по телефонному звонку, спас своего зятя от трех лет тюрьмы за хулиганство, имел квартиру, в которой было всего на одну комнату больше, чем положено, ну и прочие мелочи. Правда, взяток он не брал. Не давали. Иначе неизвестно, как бы он себя повел.

59
{"b":"56147","o":1}