ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 5

На следующий день Вася Кукушкин впервые в жизни ехал на работу, как на праздник.

Секретарь Генриетты Степановны (так звали директора) встретила его вставанием и провела в кабинет, закрепленный за ним. Теперь он числился в штате Дворца бракосочетания заведующим экспериментальным отделом по внедрению новых обрядов и традиций с окладом двести рублей.

Приступив с энтузиазмом к работе, он начал знакомиться со сценариями будущего эксперимента. Сценариев сотрудницами было написано несколько. Ему как заведующему отделом было предоставлено право вносить изменения на свое усмотрение. И главное, что особенно потешило Васино самолюбие: без его визы сценарий директором не утверждался.

Первые две рукописи были предельно скучными, и он отбросил их в сторону. Третий сценарий его заинтересовал. Еще бы! Его автором была Валентина Михайловна. Тут он ничего не мог с собой поделать: долг платежом красен. Перед тем как подписать его, ему захотелось пригласить автора в кабинет.

– Валюша, почему ты решила, что интеллигентные люди не могут знакомиться на улице, в транспорте или в магазинах? – обратился он к ней в дружеском тоне, невзирая на то, что она уже была его подчиненной.

– Я считаю, Василий Васильевич, что интеллигентные люди должны знакомиться на работе, в театрах, в худшем случае, в ресторане, – робко ответила она.

– А на курортах, в поездах или в самолетах – не могут?

– Могут везде, даже в очередях, но не должны! – уверенней заговорила Валентина. – Есть определенная этика для воспитанных людей.

Заведующий с улыбкой вспомнил, как они познакомились, и, понимая, что рассчитывать на интеллигентность он теперь не вправе, сказал:

– Твоя уверенность, Валечка, меня убедила. Вопросов больше не будет. Когда приступим к осуществлению твоего сценария? – он рядом с фамилией автора размашисто написал «Прошу утвердить!» и расписался.

Автор вспыхнула от радости и растерянно сказала:

– Ой, спасибо, Василечек, я знала… я верила в тебя. Я хотела сказать, что не ошиблась в тебе! Только у меня еще не готовы кандидаты в исполнители, нужно еще подыскать героев…

– Да зачем? – подмигнул ей Вася. – А ты? А я?

– Этот сценарий не для нас с тобой… – вздохнула она и прислонилась к спинке стула.

– Согласен. Тогда героев подыщем в процессе работы. Будем приступать немедленно, зарплату свою нужно оправдывать. Пошли!

– Куда?

– К директору утверждать сценарий…

В приемной секретарь их остановила:

– Генриетта Степановна занята. И вообще, она не любит, когда к ней заходят без…

– Без доклада? – Кукушкин на секунду остановился и решительно открыл дверь. – Я отучу вас от этих барских привычек!

Директор разговаривала с кем-то по телефону и даже не успела удивиться.

– Генриетта Степановна, что за дела?! Вы зачем меня сюда пригласили? – Кукушкин сердито хлопнул папкой по столу.

– Извини, одну минуточку, – сказала директор в трубку и закрыла микрофон ладонью. – Что стряслось, Василий Васильевич? Чем вы так расстроены?

– Генриетта Степановна, давайте с вами договоримся сразу…

– Давайте, – успокаивающе подняла руку она.

– Если я к вам иду с вопросом государственной важности, то не должен выстаивать под дверью в ожидании! Это не по-деловому, согласны?

– Полностью. И это все?

Вместо ответа Вася посмотрел на дверь:

– Валентина Михайловна, зайдите, пожалуйста!

Автор сценария робко вошла в кабинет и остановилась возле порога.

– Да ну что такое, Валентина Михайловна, почему вы не сдадитесь? – Василий Васильевич решил сразу расставить все по местам. – Генриетта Степановна, что за обстановку вы создали на рабочем месте?! Лично я не намерен работать в таких условиях…

Генриетта Степановна виновато улыбнулась и дипломатично попросила:

– Василий Васильевич, все же разрешите мне договорить по телефону.

– Пожалуйста, но не забывайте, что рабочее время не резиновое.

– Антон Борисович, позвони мне позже. У меня совещание, – сказала она и положила трубку. – Садитесь, Валентина Михайловна, а то Василий Васильевич не угомонится… Ну что там у вас за дело государственной важности?

Завотделом достал из папки первый экземпляр сценария и положил на стол:

– Вот сценарий, который я согласен воплотить в жизнь незамедлительно! – рекомендующим тоном сказал он и, заметив ее суетливые глаза, подумал: «Интересно, сможет она отличить сценарий от туалетной бумаги?»

Директор взяла в руки рукопись, будто определяя ее на вес, и удивленно улыбнулась:

– Даже так. Завидую вашей деловой энергии. Не успели приступить, как уже с головой окунулись в работу.

– Сэ ля ви!

– Что?

– Такова жизнь, – усмехнулся Кукушкин и, решив, что она сейчас начнет читать рукопись, встал и начал рассматривать в книжном шкафу сувениры, которых было в изобилии.

– О! – она явно была в восторге от его знания французского языка. Прочитав на первой странице сценария фамилию автора, подняла глаза на Валентину Михайловну, но подумать о чем-нибудь плохом побоялась и только вежливо предложила ей: – Валентина Михайловна, ну что вы, как бедная родственница, садитесь ближе.

– Спасибо… – Валентина наконец решилась сесть за стол.

Генриетта Степановна лениво перелистала несколько страниц рукописи и, вздохнув, посмотрела на Кукушкина:

– Так что от меня требуется?

– Самая малость: утвердить с указанием приступить к реализации. – Васе понравился сувенирный топорик, и он взял его в руку.

– Ну, батенька мой, это так быстро не делается, – коротко засмеялась директор. – Сначала вы мне должны показать свое заключение, потом отправим сценарий в институт психологии на рецензию, потом, если будет положительная рецензия, попросим у вышестоящей инстанции разрешения, и только тогда я смогу утвердить… – она с удивлением посмотрела на Кукушкина, который ее не слушал, а любовался топориком. – Василий Васильевич, вы собираетесь топориком пробивать сценарий? Почему вы молчите?

– Я не молчу, я делаю выводы, – он был задумчив.

– А вы бы не спешили с выводами. Вы можете мне представить свое заключение?

– Одной левой, – ответил он и наконец положил топорик на место.

Генриетта Степановна решила промолчать, хотя в душе у нее что-то закричало. Она начинала понимать, что сработаться с этим полугением ей будет трудно.

Валя быстро вышла из кабинета. Кукушкин догнал ее уже в коридоре. Она заговорила с ним совсем не так, как принято говорить со своим непосредственным начальством.

– Я думала, Василечек, ты действительно умеешь брать быка за рога. А ты, оказывается, можешь только дергать его за хвост и дразнить. Да, я думала, что ты способен на многое, а ты… обыкновенная нахальная бездарь. Даже угодить начальству не умеешь!

– А ты дура! – взорвался завотделом. – И вообще, вы здесь все дуры вместе со своей напыщенной директрисой!. Утверждают, что скоро дуры будут на вес золота. Вранье! Тут каждая стоит всего рубль пятьдесят… за штуку!

Кукушкин зашел в свой кабинет и долго ходил из угла в угол. Наконец сел за стол, открыл второй экземпляр Валиного сценария и начал думать, как писать заключение. Но в дверь постучали. Не успел он открыть рот, как в кабинет буквально вплыла Галя. Это была уже не вчерашняя злая Галка, а сногсшибательная Галочка в супермодном прозрачном платьице, державшемся на ее обнаженных плечиках на тоненьких шнурочках. Вася был ошеломлен.

– Вася Васевич, разрешите позвонить из вашего телефона, – ласково пропела она. – Понимаете, у меня пикантный разговор, и я не хотела бы в присутствии наших глупых баб…

– Понимаю, – Кукушкин наконец закрыл рот. – Пожалуйста. Если хотите, я могу выйти…

– Ну что вы! – Галя остановила его, придержав рукой за плечо. – У меня от вас секретов нет. Вчера я в этом уже убедилась.

– Очень приятно, что вы это поняли, – ему понравилось ее кокетство.

Галя села напротив него, стараясь думать только о хорошем, быстро набрала нужный номер телефона и заговорила детским голосочком:

9
{"b":"56147","o":1}