ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда же на следующее утро мать стала его упрекать, что он, по легкомыслию своему, лишился имения и драгоценностей, он отправился в Шальксберг и спросил Шалька:

- Ну как, пропить нам или проиграть наследство?

- Лучше уж пропить, - сказал Шальк, - так, по крайней мере, мы оба будем в выигрыше. Поедем-ка в Баллинген, покажемся там назло тамошним людишкам, хоть и проворонили городок самым постыдным образом.

- А в "Ягненке" есть красное, какого не пивал и сам король! - добавил Вольф.

И вот они отправились в Баллинген в харчевню "Ягненок", спросили, сколько стоит стопка красного, и пили, пока не пропили весь гульден. Потом Вольф встал, вынул из кармана серебряную монету со скачущим оленем, бросил ее на стол и сказал:

- Вот вам ваш гульден, и мы в расчете. Трактирщик взял гульден, поглядел на него с одной стороны, повернул, поглядел с другой и сказал, улыбаясь:

- Мы были бы в расчете, если б ваш гульден не был с изображением оленя, но вчера ночью прибыл гонец из Штутгарта, и сегодня утром с барабанным боем возвестил от имени герцога Вюртембергского, которому принадлежит теперь городок, что деньги эти вышли из обращения. Придется вам заплатить другими.

Оба брата, побледнев, поглядели друг на друга:

- Плати, - сказал один из них.

- У тебя paзве нет другой монеты? - ответил тот.

Одним словом, они остались должны "Ягненку" в Баллингене этот гульден. Молча, погруженные в раздумье, ехали они обратным путем; на перекрестке же, где дорога вправо вела в Цоллерн, а влево - в Шальксберг, Шальк сказал:

- Как же так? Выходит, что мы наследовали меньше, чем ничего; да и вино к тому же было прескверное.

- Да, - согласился с ним брат. - Фельдгеймерша-то оказалась права: вот увидите, как из-за гульдена с оленем, говорила она, ничего не останется от вашего наследства. Даже стопки вина нам не дали за него!

- Без тебя знаю! - отвечал тот, что был из Шальксберга.

- Вздор! - сказал другой из Цоллерна и в разладе с самим собой и со всем миром поехал к себе в замок.

- Вот вам сказание о гульдене с изображением оленя, - закончил свой рассказ оружейный мастер, - и говорят, это, правда, было. Трактирщик из Дюррвангена, что расположен неподалеку от трех замков, рассказал ее моему хорошему приятелю, который много раз проводником ходил через швабский Альб и каждый раз заходил и в Дюррванген.

Собравшиеся выразили оружейному мастеру свое одобрение.

- Чего только не приходится слышать на белом свете! - воскликнул извозчик. - Право, только теперь я рад по-настоящему, что мы не стали тратить время на карточную игру. Так оно куда лучше! Я отлично запомнил всю историю и завтра же расскажу ее товарищам, - не пропущу ни единого словечка. А мне, пока вы рассказывали, тоже пришло кое-что в голову.

- Ах, расскажите, расскажите, - стали просить оружейный мастер и Феликс.

- Хорошо, - отвечал тот, - сейчас ли мне рассказывать, или мой черед придет потом, мне безразлично. В конце концов, надо же будет поделиться тем, что слышал. То, о чем я расскажу, говорят, было на самом деле.

Он уселся поудобнее и только хотел начать рассказ, как хозяйка харчевни отложила в сторону веретено и подошла к столу гостей.

- Теперь, господа, пора ложиться спать, - сказала она. - Пробило девять часов - успеете наговориться завтра.

- Ну так и ступай спать, - сказал студент, - подай нам еще бутылку вина, и мы не станем тебя задерживать.

- Ни в коем случае, - кисло отвечала она, - пока в горнице сидят гости, ни хозяйка, ни слуги не могут отлучаться. Одним словом, господа, извольте разойтись по комнатам. Я и без того устала, и позднее девяти часов в моем доме не бражничают.

- Да, что вы, хозяйка! - удивился оружейный мастер, - чем мы вам помешаем, если будем сидеть здесь, когда вы ляжете спать? Мы честные люди, ничего у вас не возьмем и не уйдем, не расплатившись с вами. И так с собой разговаривать я не позволю ни в одной гостинице.

Женщина гневно выкатила на него глаза.

- Так, по-вашему, я из-за каждого потаскушки-ремесленника, из-за каждого бродяги, на котором заработаю всего каких-нибудь двенадцать крейцеров, стану менять свой распорядок? Говорю вам в последний раз, что не потерплю бесчинства!

Оружейный мастер хотел было возразить ей, но студент выразительно поглядел на него и подмигнул остальным.

- Хорошо, - сказал он, - раз мы причиняем неудобства, то разойдемся по комнатам. Но нам нужны свечи, чтобы посветить себе.

- Этим не могу вам служить, - угрюмо отвечала она. - Остальные и впотьмах подымутся, а вам хватит вот этого огарка. Других свечей у меня в доме нет.

Молодой человек молча взял свечу и встал из-за стола, остальные последовали его примеру, и ремесленники захватили свою поклажу, чтобы спрятать ее у себя в комнате. Они пошли за студентом, который посветил им на лестнице.

Поднявшись наверх, студент попросил их ступать потише, отпер свою комнату и знаком пригласил всех войти.

- Теперь не остается никакого сомнения, - сказал он, - она хочет нас предать. Верно, вы заметили, как она боялась, что мы не ляжем спать, - она старалась отрезать нам всякую возможность быть вместе и не спать. Она воображает, наверное, что мы сейчас же уляжемся, и тем легче ей будет справиться с нами.

- А не попробовать ли нам убежать отсюда? - спросил Феликс. - В лесу мы скорее найдем спасение, чем в этой комнате.

- На окнах здесь даже решетки! - воскликнул студент, напрасно стараясь раскачать железные прутья окна. - Нам остается лишь один выход, если мы хотим бежать - это дверь дома; но я не думаю, чтобы они выпустили нас.

- Надо попытаться, - сказал извозчик. - Я сейчас попробую пройти во двор. Если это окажется возможным, я вернусь за вами.

Остальные одобрили это предложение; извозчик снял сапоги и на цыпочках стал красться к лестнице; товарищи его со страхом прислушивались в своих комнатах наверху. Вполне благополучно и никем не замеченный, спустился он до половины лестницы и только собирался обогнуть находившийся там столб, как ему навстречу поднялся огромный дог, положил ему на плечи лапы и перед самым его лицом разинул пасть с двумя рядами длинных и острых зубов. Извозчик не смел двинуться ни взад, ни вперед, так как при малейшем движении ужасная собака схватила бы его за горло. В то же время она начала лаять и выть, и тут же появился слуга харчевни и хозяйка с огнем.

8
{"b":"56150","o":1}